| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2011 г. по делу N 33-6712

 

Судья Поморцев С.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Бузмаковой О.В.,

Судей Валуевой Л.Б., Косенковой Г.В.,

При секретаре Т.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Перми 06 июля 2011 года гражданское

дело по кассационной жалобе М. на решение

Дзержинского районного суда г. Перми от 10 мая 2011 года, которым постановлено:

"Прекратить действие права на управление транспортными средствами категории "В" у М. по водительскому удостоверению серии <...>, выданного 16.04.2010 г."

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Валуевой Л.Б., судебная коллегия

 

установила:

 

Прокурор Дзержинского района г. Перми обратился в суд с заявлением в интересах неопределенного круга лиц к М. о прекращении действия права управления транспортными средствами, ссылаясь на наличие у него медицинских противопоказаний к управлению транспортными средствами, что нарушает права граждан на безопасное передвижение по дорогам Российской Федерации. Уточнив заявленные требования, прокурор просил признать М. неприобретшим права на управление транспортными средствами с изъятием водительского удостоверения от 16.04.2010 г.

Определением Дзержинского районного суда г. Перми от 10.05.2011 принят отказ прокурора Дзержинского района г. Перми от требований к М. о признании не приобретшим право на управление транспортными средствами с изъятием водительского удостоверения <...>, выданного 16.04.2010. Производство по делу в этой части прекращено.

В судебном заседании представитель истца - помощник прокурора Нестерова А.В. на удовлетворении иска, заявленного в первоначальном виде, настаивала, пояснив, что после приобретения ответчиком права управления транспортными средствами в 2000 году, у него имело место ухудшение состояния здоровья, данных об отсутствии противопоказаний в допуску к управлению транспортными средствами нет, в связи с чем его специальное право подлежит прекращению.

М. и его представитель Х. просили в удовлетворении иска отказать, ссылаясь на отсутствие у ответчика медицинских противопоказаний и ограничений к водительской деятельности, а также на отсутствие медицинского заключения об ухудшении состояния здоровья М. В письменном отзыве указывали также, что требования прокурора фактически сводятся к оспариванию действий ГИБДД УВД Пермского края по выдаче ответчику водительского удостоверения, а трехмесячный срок обращения в суд для данной категории дел истцом пропущен.

ГИБДД УВД по Пермскому краю о времени и месте рассмотрения дела была извещена, представителя не направила, согласно отзыву заявленные прокурором Дзержинского района г. Перми требования являются обоснованными.

Представитель ГУЗ <...> Ш. в судебном заседании пояснила, что М. состоит на учете с 2005 года, с этого момента справка им о допуске к управлению транспортными средствами получена быть не могла, с учета не снят. Для снятия с учета необходимо решение врачебной комиссии при условии воздержания от употребления наркотических средств на протяжении пяти лет. 21 и 22 февраля 2011 врачебной комиссией рассматривался вопрос о снятии М. с учета, однако такое решение принято не было, ему рекомендовано дальнейшее наблюдение. В настоящее время показания для снятия его с учета отсутствуют. Наблюдался М. не регулярно, последний раз, с его же слов, употреблял наркотики в 2009 году.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе М., полагая его незаконным и необоснованным в связи с нарушением судом норм материального и процессуального права. Конкретный закон, на нормах которых суд основывал бы свое решение, не указан, ссылка суда на ст. 8 Международной конвенции "О дорожном движении" является неправомерной, указанные нормы носят рекомендательный характер. Доводы суда противоречат нормам ст. 55 Конституции РФ, согласно которой ограничение прав и свобод гражданина возможно только федеральным законом. Ограничение права на управление транспортным средством предусмотрено только Федеральным законом "О безопасности дорожного движения", перечень указанных в нем оснований является исчерпывающим. Согласно Приказу Минтранса РФ от 12.09.2008 г. N 147 медицинское заключение - документ, подтверждающий соответствие его обладателя требованиям, предъявляемым к годности по состоянию здоровья. Нарушение судом норм процессуального права выразилось в том, что в судебном заседании в качестве третьего лица на стороне истца выступало ГУЗ <...>, тогда как истцом в качестве третьего лица было привлечено только Управление ГИБДД ГУВД по Пермскому краю, Определение о вступлении в дело третьих лиц судом не выносилось.

Проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Совокупности собранных по делу доказательств судом дана надлежащая правовая оценка, обстоятельства дела установлены верно, нарушений в применении норм материального и процессуального права судом не допущено.

Согласно ст. 8 Конвенции о дорожном движении, заключенной в г. Вене 8 ноября 1968 года и ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 апреля 1974 года, водитель должен обладать необходимыми физическими и психическими качествами и его физическое и умственное состояние должно позволять ему управлять транспортным средством.

В соответствии со ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Согласно ст. 1 и ст. 3 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" задачами Закона являются охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий. В качестве основных принципов обеспечения безопасности дорожного движения Закон определяет приоритет жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движении, над экономическими результатами хозяйственной деятельности; приоритет ответственности государства за обеспечение безопасности дорожного движения над ответственностью граждан, участвующих в дорожном движении; соблюдение интересов граждан, общества и государства при обеспечении безопасности дорожного движения.

В силу ст. 27 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" право на управление транспортными средствами предоставляется гражданам, сдавшим квалификационные экзамены, при условиях, перечисленных в статье 25 данного Федерального закона (достижение возраста и отсутствие ограничений к водительской деятельности).

В соответствии со ст. 28 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ (в ред. от 27.07.2010) "О безопасности дорожного движения", ухудшение здоровья водителя, препятствующее безопасному управлению транспортными средствами, подтвержденное медицинским заключением, является основанием для прекращения действия права на управление транспортными средствами.

В соответствии со ст. 23 ФЗ "О безопасности дорожного движения" медицинское обеспечение безопасности дорожного движения заключается в обязательном медицинском освидетельствовании и переосвидетельствовании кандидатов в водители и водителей транспортных средств.

Согласно Перечню медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности связанной с источником повышенной опасности, утвержденного Постановлением Правительством РФ от 28.04.1993 N 377. лица, страдающие заболеванием <...>, <...> не имеют право осуществлять деятельность, связанную с источником повышенной опасности.

Из материалов дела следует: 30.08.2000 М. получено водительское удостоверение серии <...>, категории "В".

15.04.2010 М. обратился в ГИБДД УВД Пермского края с заявлением о замене водительского удостоверения в связи с окончанием срока действия и необходимостью его обмена.

К заявлению о замене водительского удостоверения М. была приложена медицинская справка от 06.04.2010, выданная ООО <...>, документ, подтверждающий уплату государственной пошлины и водительское удостоверение, выданное 30.08.2000 г.

В представленной ответчиком в ГИБДД УВД Пермского края медицинской справке ООО <...> имеются, в том числе, отметки о том, что на учете в наркологическом диспансере, а также в психоневрологическом диспансере М. не состоит.

16.04.2010 г. М. было получено новое водительское удостоверение серии <...> от 15.04.2010 г.

Согласно ответу ГУЗ <...> М., дата рождения, состоит на наркологическом учете с 2005 года с диагнозом: <...>, <...>. От диспансерного наблюдения уклоняется. Последняя явка к врачу психиатру-наркологу была 12.05.2010. Диагноз: <...>. <...>. <...>. Срок снятия с диспансерного учета больных с данным диагнозом составляет 5 лет. Основанием для снятия с учета является заключение врачебной комиссии учреждения, где наблюдался больной.

Диагноз, который поставлен М., согласно Приказу от 29.09.1989 N 555 "О совершенствовании системы медицинских осмотров трудящихся и водителей индивидуальных транспортных средств" является противопоказанием к выдаче медицинской справки о допуске к управлению транспортными средствами.

В заявлении от 30.03.2011 г. ГУЗ <...> наличие у М. диагноза - <...>, подтверждается, что является противопоказанием к выдаче медицинской справки о допуске к управлению транспортными средствами.

Как следует из амбулаторной карты, 21.07.2005 М. поставлен на учет в ГУЗ <...> в связи с <...>. Из записи на приеме от 14.02.2011 г. следует, что психологическая тяга к употреблению наркотиков выявляется на подсознательном уровне, колеблется от умеренной до выраженной.

Решением врачебной комиссии ГУЗ <...> М. поставлен заключительный диагноз: <...>. Данный диагноз является противопоказанием к вождению автотранспортных средств.

Установив указанные обстоятельства, суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований, указав, что действие специального права противоречит основным принципам законодательства о безопасности дорожного движения и не согласуется с нормами международного права, в связи с чем подлежит прекращению.

Выводы суда, положенные в основу решения, являются обоснованными и мотивированными.

Суд первой инстанции правильно исходил из того, что сам факт нахождения М. на учете в ГУЗ <...> до настоящего времени и данные медицинского учреждения об отсутствии оснований для снятия его с учета, свидетельствуют о наличии у него медицинского психиатрического противопоказания для управления транспортными средствами по состоянию здоровья.

Доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о неправильности постановленного решения и не влекут его отмену.

Довод о необоснованности ссылки суда на ст. 8 Международной конвенции "О дорожном движении" от 08.10.1968 г. не может быть принят во внимание. Согласно п. 1 ст. 7 ГК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью правовой системы Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы о том, что перечень ограничений, установленный п. 1 ст. 28 ФЗ "О безопасности дорожного движения" является исчерпывающим, не свидетельствует о неправильности постановленного решения. Согласно указанному перечню одним из оснований ограничения специального права является ухудшение состояния здоровья водителя, препятствующее безопасному управлению транспортными средствами. В данном случае из материалов дела следует, что впервые право М. на управление ТС возникло 30.08.2000 года, в 2005 году М. был поставлен на учет в ГУЗ <...> с диагнозом <...>, до настоящего времени решение врачебной комиссии в установленном порядке о снятии ответчика с учета не принято, из чего следует, что после первоначального приобретения специального права у М. имело место ухудшение состояния здоровья, выразившееся в заболевании <...>, что по смыслу Приказа от 29.09.1989 N 555 "О совершенствовании системы медицинских осмотров трудящихся и водителей индивидуальных транспортных средств" и Постановления Правительства РФ от 28.04.1993 N 377 исключает право осуществлять деятельность, связанную с использованием источника повышенной опасности - право управления транспортными средствами.

Довод жалобы о том, что ухудшение состояния здоровья М. не подтверждается медицинским заключением, определенным Приказом Минтранса РФ от 12.09.2008 г. N 147, не может быть принят во внимание. Факт ухудшения состояния здоровья М. подтверждается нахождением его на учете в ГУЗ <...> и решением врачебной комиссии, что не требует дополнительного доказывания, ремиссии во время нахождения его на учете установлено не было.

Довод жалобы о нарушении судом норм процессуального права не может быть принят во внимание. Привлечение третьих лиц к участию в деле является правом суда. Привлечение ГУЗ <...> к участию в деле является обоснованным, прав ответчика не нарушает. Довод об отсутствии определения суда опровергается материалами дела: определением о принятии заявления и подготовке дела к судебному разбирательству.

Соглашаясь с позицией суда первой инстанции, судебная коллегия учитывает, что установление у гражданина наличия прямого противопоказания к управлению транспортными средствами безусловно свидетельствует о наличии непосредственной угрозы для безопасности дорожного движения, пресечение которой необходимо для реализации основных принципов Федерального закона "О безопасности дорожного движения" и направлено на обеспечение охраны жизни, здоровья и имущества граждан, защиты их прав и законных интересов, а также защиты интересов общества и государства в области дорожного движения.

При установлении факта прямого запрета к управлению гражданином транспортными средствами продолжение действия права управления транспортными средствами противоречит основным принципам законодательства о безопасности дорожного движения и не согласуется с вышеуказанными нормами международного права, в связи с чем такая деятельность подлежит запрету посредством прекращения действия права на управление транспортными средствами.

Доводы кассационной жалобы, проверенные судебной коллегией, отвергаются в силу вышеизложенного.

Правовых доводов, влекущих отмену решения суда по основаниям ст. 362-364 ГПК РФ, кассационная жалоба не содержит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу М. на решение Дзержинского районного суда г. Перми от 10 мая 2011 года оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018