| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 июля 2011 г. по делу N 44а-520-2011

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда П.Н.Сурков, рассмотрев жалобу в порядке надзора адвоката Тиуновой Н.А. в интересах Ш. на постановление мирового судьи судебного участка N 90 Верещагинского муниципального района Пермского края от 05.04.2011 года и решение судьи Верещагинского районного суда Пермского края от 28.04.2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Ш.,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 90 Верещагинского муниципального района Пермского края от 05.04.2011 года Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на полтора года (л.д. 28-30).

Решением судьи Верещагинского районного суда Пермского края от 28.04.2011 года постановление мирового судьи судебного участка N 90 Верещагинского муниципального района Пермского края от 05.04.2011 года в отношении Ш. оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения (л.д. 48-49).

В надзорной жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 23 мая 2011 года, защитник просит отменить обжалуемые судебные постановления, ссылаясь на существенные нарушения норм закона, прекратить производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Ш.

Дело об административном правонарушении было истребовано 27 мая 2011 года и поступило в Пермский краевой суд 06 июня 2011 года.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, оснований для отмены постановления мирового судьи судебного участка N 90 Верещагинского муниципального района Пермского края от 05.04.2011 года и решения судьи Верещагинского районного суда Пермского края от 28.04.2011 года не усматриваю.

В соответствии с п. 2.7 Правил дорожного движения водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Согласно ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, - влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Мировым судьей установлено, что 08.02.2011 года в 00:15 на ул. <...> Ш. управлял автомобилем марки, государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.7 ПДД.

Вина Ш. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, подтверждается протоколом об административном правонарушении от 08.02.2011 г., который Ш. собственноручно подписал, следовательно, согласился с информацией, изложенной в нем, в объяснениях указал, что "выпил 0,5 пива, ехал домой" (л.д. 3); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, согласно которому у Ш. установлено состояние алкогольного опьянения с учетом признаков алкогольного опьянения (запах алкоголя изо рта) и данных теста-пробы на бумажном носителе о наличии алкоголя в выдыхаемом воздухе 0,37 мг/л (л.д. 4, 5), с результатами освидетельствования Ш. согласился, о чем свидетельствует его подпись в указанном акте и на бумажном носителе; протоколом о задержании транспортного средства (л.д. 7); пояснениями свидетеля Т., данными им в судебном заседании мирового судьи 05.04.2011 года, из которых следует, что Ш. прошел освидетельствование на состояние опьянения в его присутствии, алкотестер показал, что Ш. находился в состоянии алкогольного опьянения, с данным результатом Ш. согласился, возражений не высказывал, пояснений не давал (л.д. 21), показаниями инспектора ДПС П., допрошенного мировым судьей в качестве свидетеля, согласно которым 08 февраля он, находясь на службе, заметил движущийся автомобиль марки, инспекторы ГИБДД последовали за ним, включили проблесковый маячок и звуковую сигнализацию, около дома N <...> по ул. <...> автомобиль остановился, из машины вышли молодые люди и побежали в разные стороны. Он догнал Ш., доставил его в дежурную часть, где Ш. пояснил, что побежал, т.к. испугался. При понятых Ш. продул в алкотестер, с результатами согласился, пояснений не давал, говорил, что употребил спиртные напитки, не просил направить его на медицинское освидетельствование (л.д. 22); пояснениями допрошенного мировым судьей Ш., из которых следует, что автомобиль он оставил у магазина на ул. <...>, выпил пиво после того как остановился. Когда сотрудники милиции потребовали остановиться, он и его друзья испугались и разбежались. Впоследствии его доставили в дежурную часть, где он прошел освидетельствование на состояние опьянения и подписал протоколы (л.д. 14, 26); пояснениями свидетеля Р., согласно которым он позвонил Ш. и попросил покатать его на машине. Ш. забрал его и они поехали на СХТ. Вышли из машины, стали пить пиво. Когда увидели автомобиль ДПС, испугались и разбежались. Ш. забрали в ОВД (л.д. 24).

Оценка мировым судьей и судьей районного суда имеющихся в деле доказательств произведена по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, при этом судебные инстанции правомерно критически отнеслись к пояснениям Ш., показаниям свидетелей Н., Р., что Ш. не управлял автомобилем в состоянии опьянения, так как указанные свидетели являются знакомыми Ш., что свидетельствует об их заинтересованности в исходе дела. Показания указанных свидетелей, как и пояснения самого Ш. в указанной части противоречили иным имеющимся в материалах дела доказательствам, в частности, акту медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и протоколу об административном правонарушении, с которыми Ш. был согласен и подписал их без замечаний, то есть фактически признал свою вину в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Кроме того, Ш. не отрицал, что он употреблял спиртные напитки, что автомобиль марки принадлежит ему, что управлял данным автомобилем он (л.д. 46 оборот). В протоколе об административном правонарушении Ш. не указывал на то, что он употреблял спиртные напитки, выйдя из автомобиля, а не при управлении им, также не указал свидетелей, которые бы смогли подтвердить данные обстоятельства. Напротив, указал, что выпил 0,5 пива, ехал домой. Об обстоятельствах составления протокола об административном правонарушении Ш. сообщил только мировому судье, а затем в жалобе на постановление.

Таким образом, управление Ш. транспортным средством в состоянии опьянения подтверждается совокупностью указанных выше доказательств, не доверять которым у мирового судьи и судьи районного суда оснований не имелось; данных, свидетельствующих о получении этих доказательств с нарушением требований закона, также не установлено. Правильно оценив совокупность указанных доказательств, мировой судья и судья районного суда сделали обоснованный вывод о виновности Ш. в совершении 08.02.2011 г. правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Выводы судебных инстанций должным образом мотивированы.

Доводы надзорной жалобы Тиуновой Н.А. - защитника Ш., о недоказанности вины Ш. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, основаны на ее несогласии с правильной оценкой мировым судьей и судьей районного суда собранных по делу доказательств при рассмотрении дела об административном правонарушении и ее жалобы в районом суде, что не является основанием к отмене судебных постановлений в порядке надзора, поскольку не свидетельствует о допущенных существенных нарушениях норм права. Нарушений правил оценки доказательств мировым судьей и судьей районного суда не допущено, оснований для переоценки, имеющихся в материалах дела об административном правонарушении доказательств и выводов судебных инстанций, не имеется.

Квалификация по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ совершенного Ш. правонарушения является правильной. Назначенное наказание соответствует требованиям ст. 4.1 КоАП РФ.

Доводы жалобы о том, что инспектором ГИБДД была нарушена процедура проведения освидетельствования Ш. на состояние алкогольного опьянения, а именно, не был разъяснен порядок освидетельствования с применением технического средства, не была установлена исправность технического средства, основанием к отмене судебных постановлений не являются, поскольку материалами дела не подтверждается.

Из материалов дела следует, что освидетельствование Ш. на состояние алкогольного опьянения проводилось уполномоченным лицом в присутствии двух понятых с использованием технического средства измерения "ALCOTEST 6810" (заводской номер ARAC 0389), обеспечивающего запись результатов на бумажном носителе. Данный прибор прошел последнюю поверку 09.11.2010 г. Каких-либо доказательств, что данный прибор измерения был не исправен, суду не представлено. Ходатайств об истребовании документов на техническое средство измерения ни Ш., ни его защитником, не заявлялось. С результатами освидетельствования Ш. был согласен, что подтверждает его подпись в акте.

Ссылка на то, что при исследовании у Ш. алкоголя в выдыхаемом воздухе была сделана одна проба, не свидетельствует о недопустимости акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и не опровергает факт управления Ш. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Не являются основанием к отмене судебных постановлений доводы жалобы о том, что в качестве понятых при проведении освидетельствования были привлечены сотрудники ОВД, поскольку это не влечет недопустимость данного акта в качестве доказательства.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения водителя, управляющего транспортным средством.

Присутствие понятых при направлении на медицинское освидетельствование водителя является дополнительной гарантией обеспечения его прав и направлено на защиту этого лица от злоупотреблений со стороны должностных лиц. Своим присутствием понятые подтвердили факт освидетельствования и его результат. Ш. согласился с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, о чем в акте имеется его подпись.

Таким образом, у суда не было оснований не доверять результатам тестирования Ш. В составленных документах отсутствуют замечания Ш. о допущенных сотрудниками ГИБДД процессуальных нарушениях при проведении освидетельствования.

В связи с вышеизложенным, инспектором ГИБДД не был нарушен порядок освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Ш., а акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения является допустимым доказательством и подтверждает наличие алкогольного опьянения Ш.

Указанные в жалобе доводы были предметом исследования при проверке законности и обоснованности постановления о привлечении к административной ответственности в районном суде, подтверждения не нашли и не соответствуют обстоятельствам дела, им дана надлежащая правовая оценка.

При этом, судьей районного суда протокол об отстранении Ш. от управления автомобилем был признан недопустимым доказательством. Вместе с тем, отстранение от управления автомобилем является одной из мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, и признание указанного протокола недопустимым доказательством не влияет на правильность возбуждения дела об административном правонарушении и на доказанность вины Ш. в совершении данного правонарушения.

Все доказательства оценены судом в совокупности с соблюдением правил, установленных ст. 26.11 КоАП РФ. На основании собранных доказательств в соответствии со ст. 26.1 КоАП РФ установлено наличие события правонарушения, лицо, совершившее противоправные действия и его виновность.

Процессуальных нарушений, которые могли бы повлиять на законность привлечения Ш. к административной ответственности, не установлено; оснований для прекращения производства по делу, как об этом ставится вопрос в жалобе, не имеется.

Наказание Ш. назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3.8 и 4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения, фактических обстоятельств дела, личности лица, привлекаемого к административной ответственности, в минимальном размере.

Постановление о привлечении Ш. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах трехмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Иных доводов, способных повлечь отмену или изменение вступивших в законную силу судебных постановлений в настоящей жалобе не приведено, и оснований для отмены постановления мирового судьи и решения судьи районного суда при рассмотрении надзорной жалобы и проверки законности обжалуемых судебных постановлений не установлено.

Руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17, ст. 30.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 90 Верещагинского муниципального района Пермского края от 05.04.2011 года и решение судьи Верещагинского районного суда Пермского края от 28.04.2011 года оставить без изменения, жалобу адвоката Тиуновой Н.А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

СУРКОВ П.Н.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018