| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 июля 2011 г. по делу N 44-а-630

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда Сурков П.Н., рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе защитника Алиева Д.С., действующего в интересах К.Н. на постановление мирового судьи судебного участка N 37 Свердловского района г. Перми от 4 мая 2011 года и решение Свердловского районного суда г. Перми от 9 июня 2011 года,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 37 Свердловского района г. Перми от 4 мая 2011 года К.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 1 год 7 месяцев (л.д. 51-54).

Решением Свердловского районного суда г. Перми от 9 июня 2011 года постановление мирового судьи судебного участка N 37 Свердловского района г. Перми от 4 мая 2011 года в отношении К.Н. оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения (л.д. 71-72).

В надзорной жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 22 июня 2011 года, поставлен вопрос об отмене судебных постановлений. Полагает, что понятые с протоколом не знакомились, в их показаниях имеются значительные противоречия, что свидетельствует о том, что К.Н. не был в состоянии алкогольного опьянения. Понятые в показаниях указывали на то, что К.Н. не были разъяснены его права. Указывает на то, что при составлении протоколов ему не предлагали переводчика, что противоречит требованиям ст. 24.2 КоАП РФ. Таким образом, составленные по делу протоколы являются недопустимыми доказательствами. Также инспекторами ГИБДД были составлены противоположные рапорта по факту остановки автомобиля. Заявитель считает, что наказание назначено необоснованно, К.Н. положительно характеризуется. Суд необоснованно отказал в повторном вызове свидетеля К., и не обеспечил его явку. Считает, что имелись все основания для прекращения производства по делу на основании ст. 24.5 КоАП РФ.

Дело об административном правонарушении истребовано 24 июня 2011 года, поступило в Пермский краевой суд 6 июля 2011 г.

Мировым судьей установлено, что 22 февраля 2011 года в 22:00 К.Н. на ул. <...>, управлял автомобилем марки, государственный регистрационный знак <...>, с признаками алкогольного опьянения, отказался выполнить законное требование сотрудников ГИБДД пройти медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.3.2 Правил дорожного движения.

Согласно пунктов 3, 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 г. N 475, направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

В соответствии со ст. 26.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Вина К.Н. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, объективно подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, в частности протоколом об административном правонарушении от 22 февраля 2011 года (л.д. 4); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (л.д. 5); протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 6), протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения (л.д. 7).

Согласно ст. 27.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование.

Из протокола о направлении на медицинское освидетельствование от 22.02.2011 года следует, что основанием для направления К.Н. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения послужило наличие признака опьянения - запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи. От прохождения медицинского освидетельствования К.Н. отказался в присутствии понятых, что подтверждается их подписями во всех составленных сотрудниками ГИБДД протоколами (л.д. 9, 10).

Кроме того, в судебное заседание была вызвана свидетель К1., которая участвовала в качестве понятой при составлении протоколов в отношении К.Н., которая указала, что все протоколы были составлены в ее присутствии, при ней К.Н. предлагали пройти медицинское освидетельствование, на что он ответил отказом на русском языке. Она понимала, что на тот момент подписывала, ни в каких пустых бланках подписей не ставила (л.д. 47 оборот - 48).

Таким образом полагать, что К.Н. не были разъяснены его права, оснований не имеется, так как все процессуальные действий были проведены в присутствии понятых.

Оснований для повторного вызова в суд свидетеля К. не было, поскольку представленных и исследованных судом доказательств было достаточно для установления факта совершения К.Н. административного правонарушения.

Доводы жалобы о том, что К.Н. в момент составления протоколов не предлагали переводчика, не могут быть приняты во внимание, поскольку норм, предусматривающих вызов переводчика при оформлении процессуальных документов при нарушении Правил дорожного движения не предусмотрено. На инспекторов ГИБДД Кодексом об административных правонарушениях данная обязанность не возложена.

Кроме того, сомневаться в том, что К.Н. не владел русским языком у сотрудников ГИБДД оснований не было, поскольку в протоколе об административном правонарушении указано, что К.Н. русским языком владеет.

В суде К.Н., согласно ст. 24.2 КоАП РФ, воспользовался своим правом давать объяснения на родном языке, в судебных заседаниях присутствовал переводчик.

По факту совершения административного правонарушения были составлены рапорт и объяснение сотрудников ГИБДД (л.д. 11, 12).

Как следует из объяснения сотрудника ГИБДД, К.Н. был остановлен за тонировку, а после чего выявлены признаки алкогольного опьянения.

Тот факт, что в рапорте инспектора милиции С. не указаны обстоятельства остановки автомобиля под управлением К.Н. не влияет на законность составленных протоколов, и не влекут отмену вынесенных судебных постановлений, поскольку причина остановки автомобиля не имеет значение по данному административному делу.

Мировым судьей и судьей районного суда материалы дела об административном правонарушении изучены полно и всесторонне, имеющимся в деле доказательствам не противоречащим друг другу, судебными инстанциями по правилам ст. 26.11 КоАП РФ была дана правильная оценка, вывод о наличии в действиях К.Н. состава правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ обоснован.

Процессуальных нарушений, влекущих отмену оспариваемых судебных постановлений, при производстве по делу об административном правонарушении не допущено.

Наказание назначено мировым судьей с учетом характера и степени общественной опасности совершенного правонарушения, с учетом личности правонарушителя, в пределах санкции, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в соответствии с требованиями ст. 3.8-4.1 КоАП РФ.

Неустранимых сомнений в виновности К.Н. в совершении вменяемого ему правонарушения у суда надзорной инстанции не имеется.

Руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17, ст. 30.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 37 Свердловского района г. Перми от 4 мая 2011 года и решение Свердловского районного суда г. Перми от 9 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ в отношении К.Н. оставить без изменения, жалобу защитника Алиева Д.С. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

СУРКОВ П.Н.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018