| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 июля 2011 г. по делу N 44-а-631/2011

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда Сурков П.Н., рассмотрев жалобу З. на постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 30 Орджоникидзевского района г. Перми от 03.05.2011 года и решение Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 07.06.2011 года в отношении З. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ,

 

установил:

 

Постановлением исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 30 Орджоникидзевского района г. Перми от 03.05.2010 года З. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством на один год шесть месяцев (л.д. 48-50).

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 07.06.2011 года постановление исполняющего обязанности мирового судьи оставлено без изменения, жалоба без удовлетворения (л.д. 64).

В надзорной жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 22.06.2011 г., З., ставит вопрос об отмене судебных постановлений.

Дело об административном правонарушении было истребовано и поступило в Пермский краевой суд 11.07.2011 года.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, проверив доводы надзорной жалобы, оснований для отмены судебных актов не нахожу.

Частью первой ст. 12.8 КоАП РФ предусмотрена ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее - ПДД), водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Из материалов дела усматривается, что 10.04.2011 года в 01 час 05 минут на ул. <...> водитель З. управлял автомобилем "марки", государственный регистрационный знак <...>, в состоянии опьянения, чем нарушил п. 2.7 Правил дорожного движения РФ и совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Нарушение З. п. 2.7 Правил дорожного движения, запрещающего водителю управлять транспортным средством в состоянии опьянения, подтверждается протоколом об административном правонарушении, в котором З. собственноручно указано, что автомобилем управлял сам, употребил бутылку пива (л.д. 2), актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и приложенным к нему бумажным носителем, согласно которым состояние алкогольного опьянения З. установлено (л.д. 3, 4), протоколом об отстранении от управления транспортным средством, согласно которому у З. имелись признаки опьянения (л.д. 5), объяснениями понятых М., Л., которые пояснили, что в их присутствии З. прошел освидетельствование на состояние опьянения с помощью прибора, по результатам освидетельствования состояние опьянение З. установлено, с чем последний согласился (л.д. 7, 8), рапортом сотрудника ГИБДД Б., согласно которому З. управлял автомобилем с признаками алкогольного опьянения, был доставлен для освидетельствования на СП ДПС <...>, где было проведено освидетельствование в присутствии двух понятых.

Указанные доказательства с точки зрения относимости, допустимости, достоверности соответствуют положениям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Доводы надзорной жалобы о том, что З. в состоянии алкогольного опьянения не находился, не могут быть признаны обоснованными и не влекут отмены состоявшихся судебных актов.

Из письменных объяснений З., совершенных в протоколе об административном правонарушении им собственноручно, следует, что он употреблял спиртные напитки, то есть состояние алкогольного опьянения имело место быть, что подтверждается результатами освидетельствования на состояние опьянения, проведенного с применением прибора "Алкотест 6810" - содержание алкоголя в выдохнутом З. воздухе составило 0,86 миллиграмм на литр выдохнутого воздуха, при допустимой погрешности прибора - 0.05 миллиграммов на литр.

С результатами освидетельствования заявитель был согласен, что подтверждается его подписью в акте освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 4). Документы, составленные сотрудниками ГИБДД, З. подписал без разногласий, каких-либо замечаний не внес, тем самым согласился с их содержанием. В составленных сотрудниками ГИБДД документах, также отсутствуют какие-либо замечания понятых о нарушении порядка проведения освидетельствования.

При рассмотрении жалобы З., на постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении судья районного суда также проверил указанный довод жалобы, дал ему мотивированную оценку, не согласится с которой оснований не имеется.

При таких обстоятельствах, данный довод не может быть признан обоснованным.

Доводы о том, что у заявителя не было признаков опьянения, а следовательно у сотрудников ГИБДД не было оснований для его освидетельствования, опровергается материалами дела, а именно протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 5).

Ссылка в жалобе на то обстоятельство, что З. не был ознакомлен с целостностью клейма государственного поверителя и свидетельством о проверке технического средства измерения также не влияет на правильность обжалуемых судебных постановлений, поскольку не свидетельствует о неисправности технического средства и не опровергает факт управления З. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

В акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (л.д. 4), указана дата последней калибровки прибора - Alcotest - 19.11.2010 года. Поскольку проверка указанного прибора в обязательном порядке проводится один раз в год, по результатам которой выдается свидетельство о проверке прибора, а освидетельствование З. проводилось 10.04.2011 года, то есть в период действия свидетельства, то сомнений в правильности показаний прибора не возникает, и как следствие, акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения является допустимым.

Кроме того, с результатами освидетельствования, где указана дата последней проверки прибора, З. был ознакомлен и согласен, что подтверждается его подписью.

Ссылка в жалобе, об имеющихся противоречиях в указании времени в составленных протоколах и акте материалами дела не подтверждается и не может быть принята во внимание.

Доводы жалобы о том, что понятые присутствовали только на посту при освидетельствовании, но не присутствовали в момент остановки транспортного средства З. сотрудником ГИБДД, были предметом проверки суда второй инстанции и не свидетельствуют о незаконности судебных постановлений.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, имеет правовое значение факт нахождения в состоянии опьянения водителя, управляющего транспортным средством.

Доводы надзорной жалобы о том, что судом необоснованно установлен факт совершения З. указанного правонарушения, судом не дана оценка составленным документам, которые составлены с процессуальными нарушениями, являются необоснованными.

Согласно ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями свидетелей, иными документами.

Следовательно, протокол об административном правонарушении, как и иные документы составленные сотрудниками ГИБДД, является процессуальным документом и доказательством по делу. Судебными инстанциями составленные документы были исследованы, оценены, процессуальных нарушений при их составлении, судом не выявлено.

То обстоятельство, что в протоколе об административном правонарушении сотрудниками ГИБДД не было указано, что З. был доставлен на СП ДПС <...> для проведения освидетельствования, не свидетельствует о незаконности судебных постановлений и их отмену не влечет.

Не могут быть приняты во внимание доводы жалобы о том, что пояснения понятых, рапорт сотрудника ГИБДД, также являются недопустимыми доказательствами, поскольку данные документы не согласуются с иными имеющимися доказательствами по делу.

Документы, составленные сотрудниками ГИБДД, соответствуют требованиям КоАП РФ, из которых следует и достоверно подтверждено, что З. совершено административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в связи с чем, правонарушитель на законных основаниях привлечен к административной ответственности.

Несостоятельным является довод заявителя о необоснованном предпочтении, отданном судом одним доказательствам перед другими, о заранее установленной силе отдельных доказательств, которые признаются заведомо правильными.

Из обжалуемых судебных постановлений следует, что собранным по делу доказательствам мировым судьей и судьей районного суда дана надлежащая правовая оценка, все доказательства оценены в совокупности с соблюдением правил, установленных ст. 26.11 КоАП РФ. На основании собранных доказательств в соответствии со ст. 26.1 КоАП РФ установлено наличие события правонарушения, лицо, совершившее противоправные действия и его виновность.

С учетом установленных по делу обстоятельств, выводы мирового судьи и судьи районного суда о наличии в действиях З. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, являются верными и основаны на имеющихся в деле доказательствах.

Несогласие заявителя с выводами, изложенными во вступивших в законную силу судебных актах, основанием к их отмене являться не может.

Руководствуясь ч. 2 ст. 30.13, п. 1 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 30 Орджоникидзевского района г. Перми от 03.05.2011 года и решение Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 07.06.2011 года в отношении З. оставить без изменения, а его жалобу - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

СУРКОВ П.Н.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018