| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 августа 2011 г. N 33-11667/2011

 

Судья: Карпова О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Пучинина Д.А.

при секретаре П.

рассмотрела в открытом судебном заседании 01 августа 2011 года кассационные жалобы открытого страхового акционерного общества "Ингосстрах" и Г. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 23 марта 2011 года по делу N 2-6/11 по иску ОСАО "Ингосстрах" к Г., государственному учреждению "26 отряд Федеральной противопожарной службы по Ленинградской области" и Российскому Союзу Автостраховщиков о возмещении ущерба.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителя ответчика Г. - адвоката Кучина В.С., поддержавшего жалобу ответчика, представителя ответчика 26 отряда ФПС по Ленинградской области И. и третьего лица К., полагавших, что кассационные жалобы являются частично обоснованными, судебная коллегия

 

установила:

 

ОСАО "Ингосстрах" 27.10.2009 г. обратилось в суд с иском в порядке суброгации к Г. о возмещении материального ущерба, причиненного ООО "АТК" в результате повреждения принадлежащего ему автомобиля "Вольво FM 8*4" <...>, застрахованного у истца по полису от 03.05.2006 г., в дорожно-транспортном происшествии, имевшем место 05.11.2006 г. на 101 км шоссе Скандинавия в Выборгском районе Ленинградской области, где автомобиль "МАН", принадлежащий Г. и находившийся под его управлением, двигаясь по направлению к Санкт-Петербургу, совершил наезд на остановившийся на проезжей части по причине неисправности автомобиль "КАМАЗ", принадлежащий 26 отряду ФПС по Ленинградской области, под управлением водителя К., после чего съехал на обочину справа по ходу движения и совершил наезд на стоявший там автомобиль "Вольво FM 8*4" под управлением А.

Истец просил взыскать в его пользу с ответчика денежную сумму в размере 2.874.439 рублей 30 копеек, что соответствует произведенным истцом перечислениям на оплату ремонта поврежденного автомобиля "Вольво FM 8*4" в рамках обязательства по выплате страхового возмещения ООО "АТК".

В период рассмотрения дела 04.02.2011 г. определением суда по ходатайству истца к участию в деле в качестве соответчика был привлечен 26 отряд ФПС по Ленинградской области, а 01.03.2011 г. судом было принято от истца уточненное исковое заявление с указанием в качестве ответчиков Г., ГУ "26 отряд ФПС по Ленинградской области" и Российского Союза Автостраховщиков и с требованиями о солидарном взыскании с Г. и ГУ "26 отряд ФПС по Ленинградской области" денежной суммы в размере 2.754.439,30 руб., а с Российского Союза Автостраховщиков" - денежной суммы в размере 120.000 рублей в качестве страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности Г., заключенному последним с ООО "Генеральный Страховой Альянс" (т. 2, л.д. 47, 78 - 80, 82 - 83).

Решением Кировского районного суда от 23.03.2011 г. требования истца удовлетворены частично: постановлено взыскать в его пользу с Г. денежную сумму в размере 868.285 рублей и сумму расходов по оплате государственной пошлины в размере 11.883 рублей, в отношении остальных ответчиков иск оставлен без удовлетворения.

В кассационной жалобе ОСАО "Ингосстрах" просит отменить указанное решение как необоснованное и не соответствующее нормам материального и процессуального права и принять новое об удовлетворении его требований в полном объеме.

Ответчиком Г. в кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения и принятии нового ввиду его несогласия с решением в части взыскания с него суммы ущерба и определения степени его вины в дорожно-транспортном происшествии.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие представителя истца, ответчика - Российского Союза Автостраховщиков, а также третьих лиц: А. и ООО "АТК", извещенных о времени и месте судебного заседания о причинах неявки не сообщивших.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции, которое по существу является правильным и соответствует нормам материального права и установленным фактическим обстоятельствам дела, несмотря на то, что с данной судом оценкой отдельных обстоятельств полностью согласиться нельзя.

Разрешая спор, суд на основе анализа и оценки представленных доказательств, включая заключения нескольких судебных экспертиз, сделал вывод о том, что различные нарушения требований Правил дорожного движения Российской Федерации были допущены всеми водителями транспортных средств - участников ДТП.

Так, нарушение со стороны Г. выразилось в неправильном выборе скорости движения, которая с учетом имевшихся условий видимости не обеспечивала ему возможность предотвращения дорожно-транспортного происшествия при обнаружении опасности для движения (п. 10.1 ПДД РФ).

Нарушение со стороны водителя К. выразилось в том, что он в условиях темного времени суток и пасмурной погоды, произведя вынужденную остановку автомобиля "КАМАЗ" на проезжей части дороги на полосе, предназначенной для движения в направлении в сторону г. Выборга, при которой задняя часть автомобиля выступала на полосу движения, предназначенную для движения в направлении к Санкт-Петербургу, а включенные световые приборы и аварийная сигнализация могли быть не видны движущимся по дороге транспортным средствам, не обеспечил информирование об опасности водителей, приближающихся со стороны г. Выборга, путем выставления знака аварийной остановки (п. п. 1.5, 7.1 и 7.2 Правил).

Нарушение со стороны водителя А. выразилось в том, что он, остановив автомобиль "Вольво" на обочине с частичным расположением на проезжей части, не включил аварийную сигнализацию и не выставил знак аварийной остановки (п. 7.1 и 7.2 Правил).

Указанные выводы соответствуют имеющимся в деле доказательствам и по существу не оспариваются в кассационных жалобах.

На этом основании судом первой инстанции определена степень вины водителей в ДТП: 40% - у Г., 30% - у К. и 30% - у А.

Вместе с тем исковые требования ОСАО "Ингосстрах" в отношении ГУ "26 отряд ФПС по Ленинградской области" оставлены судом без удовлетворения в связи с применением к ним исковой давности по заявлению этого ответчика.

В кассационной жалобе ОСАО "Ингосстрах" правильно указывается, что помимо самого по себе факта несоблюдения водителями отдельных требований ПДД РФ обстоятельством, имеющим значение для дела, является причинная связь между этими нарушениями и дорожно-транспортным происшествием.

Действительно, судом первой инстанции не указано и из материалов дела не усматривается оснований для вывода о том, что указанное выше нарушение требований ПДД РФ со стороны водителя А. находится в причинной связи с наездом на его автомобиль "Вольво" автомобиля "МАН" под управлением Г.

По обстоятельствам дела, подтвержденным собственными объяснениями Г., данный наезд имел место в результате того, что он после обнаружения на проезжей части автомобиля "КАМАЗ", пытаясь избежать наезда на него, сместил свой автомобиль "МАН" вправо, выехав на обочину, однако избежать наезда не смог, после чего попытался вернуть свой автомобиль с обочины на проезжую часть, однако не смог избежать столкновения с находившимся на обочине автомобилем "Вольво".

При таких обстоятельствах выполнение водителем А. требований об установке на проезжей части знака аварийной остановки и о включении аварийной сигнализации на автомобиле "Вольво" никак не могло предотвратить наезд на него автомобиля "МАН", происшедший по причине, не связанной с несвоевременным обнаружением автомобиля "Вольво".

Следовательно, вывод суда первой инстанции о частичной вине водителя А. в дорожно-транспортном происшествии и об определении степени его вины в размере 30% является неправильным.

Вместе с тем указанный вывод не привел к неправильному разрешению спора по существу, поскольку степень вины Г. фактически определена судом правильно.

Действительно, как правильно указано в кассационной жалобе Г., опасность для движения в данном случае первоначально была создана в результате остановки на проезжей части автомобиля "КАМАЗ", принадлежащего 26 отряду ФПС по Ленинградской области, при которой он создал препятствия для движения не только транспорту, двигавшемуся по полосе, на которой в основном находился этот автомобиль, но и транспорту, двигавшемуся по второй полосе, предназначенной для встречного движения.

В связи с этим на водителе К. в силу пунктов 1.5, 7.1 и 7.2 ПДД РФ лежала обязанность действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, и в частности, принять все возможные меры для устранения созданной помехи для движения, а если это невозможно, то доступными средствами обеспечить информирование участников движения об опасности и сообщить в милицию; включить аварийную сигнализацию и установить знак аварийной остановки на расстоянии, обеспечивающем в конкретной обстановке своевременное предупреждение других водителей об опасности.

Эти требования с учетом конкретной дорожной ситуации предполагали необходимость обеспечения информирования об опасности также водителей транспортных средств, двигавшихся со стороны г. Выборга.

Доказательств того, что водителем К. в полном объеме были выполнены такие требования, суду представлено не было, отсутствие знака аварийной остановки со стороны г. Выборга он не оспаривал, пояснив, что такой знак был выставлен только со стороны Санкт-Петербурга. Его доводы о том, что в обоих направлениях были отправлены члены пожарной бригады с фонарями с целью информирования водителей об опасности, надлежащими доказательствами не подтверждены.

В свою очередь, объяснения Г. о том, что своевременному обнаружению автомобиля "КАМАЗ", часть которого выступала на его полосу движения, воспрепятствовало наличие на дороге перед этим автомобилем другого грузового автомобиля со включенными фарами, согласуются с объяснениями К. о том, что перед происшествием сотрудники пожарной охраны обратились к водителю одного из проезжавших грузовых автомобилей с целью буксировки заглохшего автомобиля "КАМАЗ" на обочину дороги и в момент наезда собирались приступить к буксировке.

То обстоятельство, что свет фар встречного автомобиля снижает видимость окружающих темных предметов, является общеизвестным, в связи с чем доводы Г. заслуживают внимания, а от К. перед началом буксировки с учетом этого обстоятельства тем более требовалось максимально обеспечить информирование об опасности водителей транспорта, двигавшегося со стороны г. Выборга.

Вместе с тем обстоятельства дела дают основания считать, что со стороны Г. также имела место недостаточная внимательность к дорожной обстановке и отсутствовала должная реакция на ее изменение, т.е. им была проявлена неосторожность.

Так, водителем автомобиля "Вольво" А. при проверке по факту ДТП были даны объяснения о том, что он обнаружил на проезжей части автомобиль "КАМАЗ" на значительном расстоянии - около 800 метров, поскольку на нем были включены проблесковые маячки синего цвета, ближний свет фар и аварийная сигнализация. На работу этих световых приборов указал в своем объяснении также В. - водитель второго такого же автомобиля, принадлежавшего той же организации, который остановился рядом.

Соответствующие объяснения давал и К.

Кроме того, в случае правильного выбора скорости движения (с учетом условий видимости) и надлежащего внимания к изменению дорожной обстановки Г. мог своевременно обнаружить опасность для движения, созданную автомобилем "КАМАЗ", даже при полном отсутствии на нем работающих световых приборов.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что определение степени вины Г. в дорожно-транспортном происшествии в 40% является правильным, при этом на остальные 60% виновным в происшествии должен считаться водитель К.

В свою очередь, отказ в удовлетворении требований ОСАО "Ингосстрах" в отношении ГУ "26 отряд Федеральной противопожарной службы по Ленинградской области", основанный на применении исковой давности, является правильным.

Согласно п. 3 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи. Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

Абзацем первым ст. 1080 ГК РФ предусмотрена также солидарная ответственность перед потерпевшим для лиц, совместно причинивших вред.

Однако в данном случае, исходя из обстоятельств дела, ответчики Г. и ГУ "26 отряд ФПС по ЛО" не могут признаваться ни лицами, совместно причинившими вред имуществу ООО "АТК", ни владельцами источников повышенной опасности, в результате взаимодействия которых вред причинен третьему лицу, не являющемуся источником повышенной опасности (поскольку все автомобили в момент ДТП оставались участниками дорожного движения и не находились на стоянке). Поэтому каждый из них может отвечать за наступившие последствия в соответствующей доле в зависимости от вины.

Соответственно, исковая давность может применяться самостоятельно в отношении каждого из причинителей вреда.

Кроме того, по смыслу разъяснений, содержащихся в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 г. N 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", каждому из соответчиков принадлежит право заявить об исковой давности, распространяющееся только на этого ответчика, в том числе и при солидарной обязанности ответчиков.

Исковая давность в данном случае подлежит исчислению со дня, когда был причинен вред - 05.11.2006 г., поскольку именно тогда потерпевшему стало известно о нарушении его права, при этом обстоятельства, связанные с определением лица (лиц), ответственного за вред, значения для исчисления исковой давности не имеют.

По смыслу ст. 387 ГК РФ суброгация страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая, является случаем перемены лиц в обязательствах (перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона).

Согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Исходя из этого суброгация не прерывает исковую давность, которая для страховщика должна исчисляться в том же порядке, что и для первоначального кредитора - потерпевшего.

Судом первой инстанции правильно принято во внимание, что в пределах трехлетнего срока исковой давности иск был предъявлен только к одному из ответчиков - Г., к другим ответчикам он был предъявлен лишь в 2011 году, со значительным пропуском исковой давности.

При этом возможность восстановления срока исковой давности для юридического лица, каковым является ОСАО "Ингосстрах", по смыслу ст. 205 ГК РФ исключается.

С учетом этого суд правильно отказал в иске в отношении ГУ "26 отряд ФПС по Ленинградской области", а также к Российскому Союзу Страховщиков, привлеченному к участию в деле вместо прекратившей деятельность страховой организации (ООО "ГСА"), где была застрахована ответственность Г., и также заявившему о применении исковой давности.

По смыслу п. 2 ст. 199 ГК РФ и ч. 6 ст. 152 ГПК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Вместе с тем, поскольку невозможность взыскания страхового возмещения со страховой компании по причине пропуска исковой давности не может приводить к нарушению прав непосредственного причинителя вреда, который в соответствии с требованиями закона в установленном порядке застраховал свою ответственность, суд правильно уменьшил размер взыскания с Г. на 120.000 рублей - лимит страхового возмещения, установленный ст. 7 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" от 25.04.2002 г. N 40-ФЗ.

Определяя размер возмещения, причитающегося истцу, суд правильно руководствовался заключением судебной товароведческой экспертизы, определившим стоимость восстановительного ремонта автомобиля "Вольво" с учетом его износа в 2.470.705 руб.

Факт выплаты истцом потерпевшему страхового возмещения в большем размере, обусловленный содержанием договора страхования, которым предусматривалась система возмещения "новое за старое" (без учета износа заменяемых узлов и деталей), не является основанием для возложения на причинителя вреда ответственности в том же размере, поскольку согласно ст. 1082 ГК РФ к способам возмещения вреда относится возмещение причиненных убытков, а согласно ст. 15 Кодекса под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Таким образом, Г. несет ответственность за вред на сумму 2.470.705 х 40 : 100 = 988.285 руб., а с учетом уменьшения этой суммы на 120.000 руб. суд правильно определил ко взысканию с данного лица 868.285 руб. и пропорциональную часть понесенных истцом расходов по оплате государственной пошлины в соответствии со ст. 98 ГПК РФ.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 23 марта 2011 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационные жалобы открытого страхового акционерного общества "Ингосстрах" и Г. - без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018