| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2011 г. N 33-17885

 

Судья: Кузьмина О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Вашкиной Л.И.

судей Смышляевой И.Ю., Белисовой О.В.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре С.

рассмотрела в судебном заседании дело N 2-1097/2011 по кассационной жалобе на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 05 октября 2011 года по делу по иску Л.М.А. к К., ОСАО "Ресо-Гарантия" о возмещении ущерба, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Вашкиной Л.И., объяснения истца, и его представителя Г., поддержавших доводы жалобы, объяснения представителя ответчика ОСАО "Ресо-Гарантия" - А., возражавшего против доводов жалобы.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Истец Л.М.А. обратился в суд с иском к ответчикам о возмещении ущерба, ссылаясь на то, что 19.11.09 г. произошло ДТП с участием автомашины ГАЗ, управляемой в момент ДТП ответчиком К., и автомашины ФОРД, принадлежащей на праве собственности истцу и управляемой им в момент ДТП. Истец указывает, что на его автомашине в момент столкновения были включены аварийные сигналы, однако при повороте налево ответчик не пропустил автомашину истца, в связи с чем произошло ДТП с участием двух автомобилей. Определением инспектора ДПС К ОГИБДД от 19.11.09 г. отказано в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении истца, ввиду отсутствия состава административного правонарушения; решением суда от 30.12.09 г. указанное определение изменено, исключено указание на совершение Л.М.А. нарушения п. 8.1 ПДД РФ. В результате ДТП его автомашине Форд причинены технические повреждения. Согласно отчету о стоимости восстановительного ремонта транспортного средства, составленному <Юрицо>, стоимость восстановительного ремонта автомашины ФОРД составляет <...>, расходы по составлению отчета составили <...>. Указанные суммы истец просит взыскать с ответчиков, ссылаясь на то, что на момент ДТП гражданская ответственность ответчика была застрахована в ОСАО "РЕСО-Гарантия". Кроме того, истец указывает, что в результате ДТП у него ухудшилось здоровье, он находился в стрессовом состоянии, просил также взыскать стоимость обращения к врачу-неврологу в размере <...>. Также истец просил взыскать в счет компенсации морального вреда <...>, ссылаясь на то, что действиями ответчика ему были причинены физические и нравственные страдания, выраженные в нарушении сна; расходы по оплате юридических услуг в размере <...>, в счет возмещения расходов по оплате госпошлины <...>.

Решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 05.10.11 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе истец просит решение суда отменить, ссылаясь на его неправильность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 19.11.09 г. около дома <адрес> произошло ДТП с участием автомашины ГАЗ, управляемый в момент ДТП К. и автомашины ФОРД, принадлежащий на праве собственности Л.М.А. и управляемой им в момент ДТП.

Определением инспектора ДПС от 19.11.09 г. отказано в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении истца ввиду отсутствия состава административного правонарушения.

Решением суда от 30.12.09 г. указанное определение изменено, исключено указание на совершение Л.М.А. нарушения п. 8.1 ПДД РФ, поскольку при отказе в возбуждении дела вина лица в совершении нарушения установлена быть не может.

Указанное решение не имеет для разрешения настоящего спора силу преюдиции, не препятствует проверке и установлению вины истца и ответчика и оценке их действий в спорной дорожно-транспортной ситуации.

В отношении водителя К. административное производство не возбуждалось.

Обращаясь с настоящими требованиями в суд, истец указал, что виновным в указанном ДТП является ответчик К., изложив при этом следующую версию ДТП: при въезде во двор (повороте налево) водитель К. перед началом движения не убедился в безопасности маневра, в результате чего произошло столкновение с транспортным средством под управлением истца, движущимся в противоположном направлении. При этом истец указывал, что на автомобиле под управлением истца в момент ДТП была включена аварийная сигнализация, водителем К. при маневре этот факт не был предусмотрен.

По версии ответчика К. истец перед началом движения не убедился в безопасности маневра, нарушил п. 8.1 ПДД РФ, совершил столкновение с автомашиной под управлением К.

Согласно п. 7.1 ПДД РФ аварийная световая сигнализация должна быть включена, в том числе, при вынужденной остановке в местах, где остановка запрещена.

В соответствии с п. 8.1 ПДД РФ, в соответствии с которым перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны - рукой. При выполнении маневра не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участником дорожного движения.

Согласно п. 8.2 ПДД подача сигнала указателями поворота или рукой должна производиться заблаговременно до начала выполнения маневра и прекращаться немедленно после его завершения (подача сигнала рукой может быть закончена непосредственно перед выполнением маневра). При этом сигнал не должен вводить в заблуждение других участников движения. Подача сигнала не дает водителю преимущества и не освобождает его от принятия мер предосторожности.

В ходе судебного разбирательства сторонами представлены свидетели, проведена судебная автотехническая экспертиза.

Экспертом исследованы версии обоих водителей: а) К. при повороте налево не уступил дорогу автомобилю ФОРД под управлением Л.М.А.; б) водитель Л.М.А. перед началом движения не убедился в безопасности маневра, в результате чего имело место столкновение с автомобилем ГАЗ под управлением К. При этом эксперт указал на невозможность установить экспертным путем, какая именно версия соответствует действительности (наиболее вероятна в данной дорожно-транспортной ситуации). Рассмотрев обе версии эксперт пришел к выводу по версии "а" о несоответствии действий водителя К. требованиям п. 1.3, 8.8 ПДД РФ, в соответствии с которыми он должен был действовать и должен был уступить дорогу автомобилю ФОРД под управлением Л.М.А., а также пришел к выводу по версии "б" о несоответствии действий водителя Л.М.А. требованиям п. 1.3, 8.1 ПДД РФ, в соответствии с которыми он должен был действовать.

На основании свидетельских показаний судом установлено, что автомашина ФОРД под управлением Л.М.А. двигалась по улице, затем водитель Л.М.А. принял вправо, остановился с целью высадки пассажира, при этом им была включена аварийная сигнализация. Водитель К. совершал левый поворот к придомовой территории, однако водитель Л.М.А. резко начал движение, не показав левой фарой начало движения.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что действительности имела места версия ДТП, изложенная ответчиком, соответствующая версии "б" исследованной экспертом, при которой ДТП явилось следствием неправильных действий водителя Л.М.А., который начал движение, не показав левой фарой начало движения, не убедился в безопасности маневра, и его действия не соответствовали требованиям 8.1 ПДД РФ.

Вопрос о том, кто из водителей виновен в ДТП, зависит от того, в результате действий (бездействия) кого из водителей возникла дорожно-транспортная ситуация, приведшая к ДТП, соответственно зависит от объективной возможности, а не от технической возможности, каждого из водителей предотвратить ДТП, что зависит, в свою очередь, от объективных действий водителей.

В настоящем случае ДТП произошло в связи с тем, что водитель Л.М.А. в нарушение требований п. 8.1, п. 8.2 ПДД РФ, автомобиль которого находился с аварийной сигнализацией, в состоянии остановки, начав движение, не показал сигнал левой фарой, создав опасность для движения и помеху для водителя К., для которого при совершении им поворота налево при указанных действиях Л.М.А. не усматривалось оснований уступить дорогу автомобилю ФОРД под управлением Л.М.А.

При таком положении именно действия Л.М.А. повлекли ДТП.

Кроме того, согласно экспертному заключению по версии "б" эксперт пришел к выводу о технической возможности Л.М.А. избежать столкновения при соблюдении требований п. 8.1 ПДД РФ, в свою очередь техническая возможность К. избежать столкновения зависела от выполнения им требований абз. 2 п. 10.1 ПДД РФ, согласно которым он должен был снизить скорость вплоть до остановки транспортного средства. Ответить на вопрос о том, имелась ли техническая возможность у К. в данной дорожно-транспортной ситуации избежать ДТП, и соответствовали ли его действия требованиям абз. 2 п. 10.1 ПДД РФ, на основании предоставленных материалов эксперту не представилось возможным, т.к. не был задан момент возникновения опасности в отношении водителя К. (неизвестно какое расстояние автомобиль ФОРД преодолел в опасной зоне, время его нахождения в опасной зоне, его скорость в опасной зоне).

Истцом доказательств технической возможности водителя К. избежать столкновения не представлено.

При изложенных обстоятельствах оснований для возложения на ответчиков ответственности за причиненный истцу материальный ущерб и моральный вред судом правомерно не установлено, что отвечает требованиям п. 3 ст. 1079, п. п. 1, 2 ст. 1064, п. 4 ст. 931, ст. 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным судом правомерно отказано в удовлетворении требований истца о компенсации материального ущерба и морального вреда.

Кроме того, истцом не доказана причинно-следственная связь между обстоятельствами спорного ДТП и ухудшением состояния здоровья, вследствие которого он обращался к врачу, на что обоснованно указано судом, нарушение личных неимущественных прав истца по вине ответчиков не доказано, в соответствии со ст. ст. 151, 1099, п. 3 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации судом также обоснованно не установлено оснований для взыскания компенсации морального вреда.

В кассационной жалобе истец выражает несогласие с выводами суда относительно версии ДТП, ссылается на неполноту экспертного заключения, неправильную оценку судом экспертного заключения и свидетельских показаний.

Доводы истца о том, что эксперт ни на один поставленный судом вопрос не ответил в категоричной форме, что в экспертном заключении имелись лишь предположения и вероятности, несостоятельны. Доводы истца о том, что суд неправомерно отказал в назначении дополнительной экспертизы, нельзя признать обоснованными.

Согласно ч. ч. 1, 3 ст. 87 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту; в определении суда о назначении дополнительной экспертизы должны быть изложены мотивы несогласия суда с ранее данным заключением эксперта или экспертов.

Истец ссылался в ходатайстве о назначении дополнительной экспертизы на то, что эксперт ни на один поставленный судом вопрос не ответил в категоричной форме, что в экспертном заключении имелись лишь предположения и вероятности.

Экспертом, как выше указано, исследованы версии обоих водителей, даны ответы на все поставленные судом вопросы, указано на причины, по которым не представилось возможным экспертным путем определить действительную (наиболее вероятную) версию и техническую возможность предотвращения ДТП в некоторых случаях.

Дополнительных доказательств, которые бы не были представлены эксперту при проведении экспертизы, сторонами представлено не было, о постановке дополнительных вопросов перед экспертом истец не ходатайствовал, предусмотренных ст. 181 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации оснований для проведения дополнительной экспертизы истцом не было заявлено.

Установление действительных обстоятельств ДТП, вины водителя входит в компетенцию суда. Заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (ч. 3 ст. 86 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации).

Обстоятельства ДТП установлены судом на основании свидетельских показаний Л.М.В. и Г.К.А., допрошенных по ходатайству К., свидетельских показаний Н.А.В., допрошенного по ходатайству истца, из которых установлено, что Л.М.А., автомобиль которого находился с аварийной сигнализацией в состоянии остановки, начав движение, не показал сигнал левой фарой. При оценке свидетельских показаний суд признал, что изложенные свидетелями Л.М.В. и Г.К.А. обстоятельства ДТП подтверждаются также свидетельскими показаниями Н.А.В.

В кассационной жалобе истец ссылается на то, что Н.А.В., напротив, дал совершенно другие показания, указав, что автомобиль ответчика совершил резкий маневр влево с целью заезда во двор и совершил ДТП.

При этом истец приводит лишь часть показаний Н.А.В.

Свидетельские показания Н.А.В. вышеизложенные иными свидетелями обстоятельства ДТП не опровергли, напротив подтвердили, что Л.М.А. останавливал автомобиль, чтобы высадить указанного свидетеля, была включена аварийная сигнализация, начал движение с включенной аварийной сигнализацией. То обстоятельство, что Л.М.А. не включал сигнал левого поворота, начав движение, которое имеет существенное значение для оценки действий Л.М.А., не опровергнуто Л.М.А. и свидетелем с его стороны. При таком положении направлены на переоценку свидетельских показаний Н.А.В. доводы кассационной жалобы истца относительно свидетельских показаний Н.А.В.

Обстоятельства ДТП установлены судом при оценке доказательств в совокупности согласно ст. 67 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации при распределении бремени доказывания согласно ст. 56 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец дополнений к исследованным судом доказательствам не имел, что следует из протокола судебного заседания от 05 октября 2011 г.

Истцом в нарушение требований п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 56 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации не доказано, что ущерб (вред) причинен истцу в результате действий ответчика, не доказано отсутствие у истца объективной возможности соблюдать ПДД РФ и избежать столкновения, тогда как ответчиком согласно п. 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 56 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации доказано отсутствие его вины в причинении истцу ущерба, поскольку ущерб причинен истцу в результате действий самого истца, не отвечающих требованиям ПДД РФ.

При изложенных обстоятельствах оснований к отмене решения не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 05 октября 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018