| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ

И АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

(ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛ 2003 ГОДА)

 

В примерах судебной практики, включенных в настоящий бюллетень, ссылки на статьи Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации даются без учета изменений и дополнений, внесенных Федеральными законами от 21.11.2003:

N 161-ФЗ "О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" ("Парламентская газета", N 231, 11.12.2003, "Российская газета", N 252, 16.12.2003);

N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" ("Парламентская газета", N 231, 11.12.2003; "Российская газета", N 252, 16.12.2003).

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

Вопросы квалификации преступлений

 

1. Закон, ухудшающий положение осужденного, обратной силы не имеет.

 

(извлечение)

 

Постановлением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 07.04.2003 М. отказано в освобождении от наказания, назначенного по приговору Серовского городского суда Свердловской области от 19.03.2002, которым он осужден по ч. 3 ст. 30, п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам лишения свободы.

Президиум Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, нашел постановление судьи подлежащим отмене, а приговор в отношении М. - изменению по следующим основаниям.

Как следует из приговора суда, М. признан виновным в покушении на кражу чужого имущества в сумме 1147 рублей, совершенном 02.02.2002.

В связи с принятием Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (ст. 7.27) он подлежал освобождению от отбывания наказания, поскольку сумма похищаемого имущества не превышала 5 минимальных размеров оплаты труда (1500 рублей).

То обстоятельство, что Федеральным законом от 31.10.2002 изменена редакция ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и было установлено, что хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает один минимальный размер оплаты труда, не может служить основанием для отказа в удовлетворении просьбы осужденного, поскольку согласно ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации и ст. 1.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

На основании изложенного постановление судьи отменено; М. от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 30, п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации по приговору от 19.03.2002, освобожден.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 01.10.2003, дело N 44-У-190/2003

 

2. Приговор в отношении лиц, которым на момент совершения преступлений, предусмотренных статьями 115 и 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, исполнилось пятнадцать лет, отменен, поскольку ответственность за эти преступления в соответствии со статьей 20 Уголовного кодекса Российской Федерации наступает по достижении виновным шестнадцатилетнего возраста.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 15.10.2003, дело N 22-7181/2003

 

3. Судебная коллегия действия осужденного переквалифицировала с части 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации (убийство) на часть 1 статьи 107 Уголовного кодекса Российской Федерации (убийство, совершенное в состоянии аффекта).

 

(извлечение)

 

Березовским районным судом Красноярского края 29 июля 1999 г. Ф. осужден по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации. Он признан виновным в умышленном причинении смерти П.

10 сентября 1998 г. Ф., Л., Б., Е. и М. приехали к П. Последний вел себя вызывающе, схватил М. - сестру Ф. за подбородок и заявил, что совершит с ней половой акт. За ужином при распитии спиртных напитков он ударил ее по руке, выбив ложку. Ф. потребовал от него извиниться, но П. отказался. Л. пытался уладить конфликт, забрал у П. нож. После этого П. бросил в Л. табурет. Через некоторое время П. опять направился к М. Ф. пытался поговорить с ним, но тот толкнул его. Тогда Ф. несколько раз ударил П. ножом в грудь, от чего наступила смерть потерпевшего.

Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда в части квалификации действий Ф. приговор оставила без изменения.

Президиум Красноярского краевого суда протест прокурора об изменении судебных решений оставил без удовлетворения, а приговор и кассационное определение - без изменения.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в протесте поставил вопрос об изменении приговора и последующих судебных решений: переквалификации содеянного Ф. с ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 107 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 29 января 2003 г. удовлетворила протест, указав следующее.

Как видно из показаний Ф., он, его сестра (М.) и их знакомые заехали к П., которого Ф. ранее не знал. Там же вечером сестра сказала ему, что П. схватил ее за подбородок и заявил, что совершит с ней половой акт. Он (Ф.) возмутился, но виду не подал, так как они собирались уезжать. Во время ужина П. ударил М. по руке, она заплакала. Он (Ф.) предложил П. извиниться, но тот отказался. Л. пытался уладить конфликт, забрал у П. нож, зная, что пьяный он агрессивный. П. бросил в него табурет и ушел, а перед отъездом гостей снова направился к М. Он, Ф., спросил, что ему от сестры надо. П. толкнул его в грудь рукой. Дальнейшие события он (Ф.) не помнит, пришел в себя в лесу, где спал. Позже узнал, что убил П.

Показания Ф. подтверждаются показаниями свидетелей М., Е., Л., частично - показаниями признанной потерпевшей Т. Из их пояснений видно, что П. совершил противоправные действия в отношении сестры Ф., вел себя вызывающе по отношению к другим присутствующим, в том числе и к Ф.

Суд также пришел к выводу о неправомерном поведении потерпевшего, однако расценил это лишь как смягчающее вину Ф. обстоятельство.

Из заключения судебно-психолого-психиатрической экспертизы видно, что Ф. в силу особенностей личности (активная позиция, ранимость, теплые доверительные отношения с сестрой, его потребность защищать и оберегать ее, ориентация на принятые нормы поведения) остро переживалась возникшая ситуация, накапливалось эмоциональное напряжение, относительно незначительное травмирующее воздействие сыграло роль "последней капли" и вызвало тяжелый аффективный взрыв. Об аффекте свидетельствуют резкое снижение сознания с экспрессивным переживанием обиды, гнева, ярости, двигательный автоматизм, отрывочность восприятия с запамятованием многих деталей содеянного. Выход его из состояния аффективного возбуждения характеризуется типичной постаффективной астенией и эмоциональной реактивностью.

С учетом этого экспертная комиссия пришла к заключению о том, что Ф. вменяем, но в момент совершения правонарушения находился в состоянии физиологического аффекта.

Выводы данной экспертизы подтверждаются заключением судебно-психологической экспертизы.

Тот факт, что Ф. находился в момент совершения преступления в состоянии аффекта, вызванного действиями П., подтверждается также показаниями свидетелей-очевидцев, заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому потерпевшему причинено семь ножевых ранений разной степени тяжести, а их локализация свидетельствует о хаотичном нанесении ударов.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации действия Ф. переквалифицировала с ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации (убийство) на ч. 1 ст. 107 Уголовного кодекса Российской Федерации (убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного противоправными действиями потерпевшего).

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации,

N 11, 2003 г.

 

4. Действия виновного обоснованно квалифицированы судом как покушение на кражу.

 

(извлечение)

 

Верховным Судом Республики Саха (Якутия) 26 января 2001 г. И. осужден по п. "б", "к" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. Он признан виновным в покушении на кражу и убийстве Н. в связи с осуществлением ею служебной деятельности и с целью скрыть другое преступление.

30 сентября 2000 г. И. в состоянии алкогольного опьянения с целью совершения кражи спиртного из магазина "Волна" направился на территорию Жиганского района водных путей, где находился магазин. По дороге подобрал металлический шестигранный прут. На электрощите у входной двери он выдернул электрические провода и отключил электричество не только в магазине, но и в административном здании Жиганского района водных путей, металлическим прутом попытался сломать замок на двери магазина.

В это время из административного здания вышла сторож Н., чтобы выяснить причину отключения света. Она подошла к двери магазина и осветила ее фонариком. Увидев И., спросила, что он тут делает. В ответ он ударил ее металлическим прутом по голове и плечу. Н. бросилась бежать к конторе. И. догнал ее и нанес удары прутом по голове, от чего потерпевшая скончалась на месте происшествия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 23 мая 2001 г. приговор оставила без изменения.

В надзорной жалобе осужденный И. просил проверить правильность квалификации его действий в связи с осуждением по ч. 3 ст. 30 и п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как материального ущерба он не причинил.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 4 июня 2003 г. надзорную жалобу осужденного оставил без удовлетворения, а приговор и кассационное определение - без изменения, указав следующее.

Органами предварительного следствия и судом с достаточной полнотой установлено, что И. покушался на тайное хищение чужого имущества.

Тот факт, что данное преступление он не довел до конца по не зависящим от него причинам (был замечен сторожем, а потому материального ущерба не причинил), не свидетельствует об отсутствии в действиях И. состава преступления, так как в магазине находились значительные по своей стоимости материальные ценности, и осужденный покушался на их хищение.

При таких обстоятельствах оснований к изменению квалификации действий осужденного не имелось.

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации,

N 12, 2003 г.

 

5. Если в период до 5 ноября 2002 г. лицом было совершено тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилое помещение, и стоимость такого имущества не превышала 5 минимальных размеров оплаты труда, действия виновного следует квалифицировать по части 1 статьи 139 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 17.12.1999 Ш. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, К. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ш. и К. признаны виновными в том, что 20.11.1997 по предварительному сговору с неустановленным лицом с целью кражи пришли к квартире потерпевшей В., где К. и неустановленное лицо стали ломать входную дверь квартиры и взломали ее, а Ш. остался на первом этаже наблюдать за окружающей обстановкой. Полагая, что вышедший из квартиры мужчина может сообщить в милицию, неустановленное лицо убежало с места происшествия, а Ш. и К. остались у квартиры, однако свои преступные намерения не довели до конца по не зависящим от них обстоятельствам, поскольку были задержаны на месте преступления.

Президиум Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ш., нашел приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Квалифицируя действия осужденных по ч. 3 ст. 30, п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации как покушение на кражу по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, суд не учел, что ни органами следствия, ни судом не установлена стоимость имущества, на хищение которого покушались осужденные.

Между тем стоимость имущества и размер похищенного являются обязательными признаками состава преступления, предусмотренного ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, тем более что в соответствии с требованиями ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, действовавшей с 01.07.2002 до 05.11.2002, хищение имущества стоимостью, не превышающей 5-кратного размера минимальной заработной платы, установленного на момент совершения хищения, не является уголовно наказуемым деянием.

Однако оснований для прекращения уголовного дела не имелось.

Органами следствия и судом бесспорно установлено, что осужденные пытались незаконно проникнуть в чужое жилище, и эти действия являются уголовно наказуемыми.

При таких обстоятельствах действия Ш. и К. в части незаконного проникновения в квартиру потерпевшей должны квалифицироваться по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации как покушение на нарушение неприкосновенности жилища. При этом для квалификации их действий по указанной статье не имеют значения цели и мотивы незаконного вторжения в жилое помещение.

На основании изложенного приговор изменен: действия осужденных переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Постановление

Президиума Свердловского областного суда

от 22.10.2003, дело N 44-У-218/2003

 

6. Действия виновного переквалифицированы со статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на статью 158 Уголовного кодекса Российской Федерации ввиду того, что достоверных доказательств открытого способа совершенного им хищения судом не установлено.

 

(извлечение)

 

Приговором Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского Свердловской области от 29.05.2003 Л. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Как следует из показаний Л. в суде, он, находясь в магазине, действовал тайно, незаметно для других он взял дамскую сумочку, спрятал ее на груди, в дубленку, и спокойным шагом прошел к выходу. На улице он подошел к остановке и уехал. Преследования за ним не было. Никаких криков он не слышал.

Показания свидетеля П. о том, что ее крики на крыльце магазина осужденный слышал и стал убегать, судебная коллегия признала предположительными и неточными.

Из показаний свидетеля С. следует, что она видела, как Л. положил сумку в дубленку. Об увиденном свидетель никому в магазине не сообщила. Она не уличила в краже Л.

На основании изложенного судебная коллегия признала, что утверждение Л. о тайном хищении сумочки из магазина добытыми по делу доказательствами не отрицается. Достоверных доказательств открытого способа совершенного Л. хищения судом не добыто.

Приговор Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 29.05.2003 изменен: действия Л. переквалифицированы с п. "б" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 08.10.2003, дело N 22-7087/2003

 

7. В случае явного несоответствия фальшивой купюры подлинной, исключающего ее участие в денежном обращении, а также при иных обстоятельствах, свидетельствующих о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, действия виновного следует квалифицировать как мошенничество.

 

(извлечение)

 

Приговором Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 16.09.2003 Ч. осуждена по ч. 1 ст. 186, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 186 Уголовного кодекса Российской Федерации. Ч. признана виновной в сбыте и покушении на сбыт поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденной и ее адвоката, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал неверную юридическую оценку действиям Ч.

Из материалов дела следует, что данные поддельные купюры изготовлены на прямоугольном листе белой бумаги с использованием черного красителя. Изображение мелких деталей на купюрах нечеткое, отсутствует рельеф в штрихах изображения, края штрихов неровные, пробельные элементы изображения загрязнены отдельными точками, каплями красящего вещества, красящее вещество водорастворимо.

Таким образом, установлено, что данные денежные купюры значительно отличались по внешнему виду от подлинных денег, обнаружение подделки не было затруднительным или невозможным для потерпевших, и эти купюры не могли поступить в денежное обращение.

На основании изложенного приговор изменен: действия Ч. переквалифицированы с ч. 1 ст. 186 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "б" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 186 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 05.11.2003, дело N 22-7720/2003

 

8. Совершение лицом мошенничества с использованием своего служебного положения обоснованно квалифицировано по пункту "в" части 2 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

По приговору Челябинского областного суда 16 декабря 2002 г. П. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Он признан виновным в совершении мошенничества с использованием своего служебного положения.

Государственный обвинитель в кассационном представлении поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение по тем основаниям, что суд необоснованно квалифицировал действия П. как мошенничество. По его мнению, П., являясь должностным лицом, осуществлявшим оперативное сопровождение по уголовному делу в отношении А., нарушил требования закона: не провел у нее обыска, угрожал заключить под стражу, разгласил сведения об изъятии у нее героина, вымогал взятку, неоднократно встречаясь с ней.

В кассационной жалобе адвокат в защиту П. также просил об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, считая, что суд вышел за пределы предъявленного органами следствия обвинения по п. "в" ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, квалифицируя содеянное осужденным по п. "в" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации как мошенничество с использованием служебного положения, хотя в его действиях мог усматриваться состав менее тяжкого преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации. Тем самым суд, по мнению защитника, существенно изменив обвинение, нарушил право П. на защиту.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 16 декабря 2002 г. приговор оставила без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения, указав следующее.

Вина П. в хищении имущества А. путем обмана установлена исследованными судом и приведенными в приговоре доказательствами.

Так, потерпевшая А. показала, что у нее при задержании было изъято наркотическое средство, после чего ее доставили в УВД, где допросили в качестве подозреваемой. Здесь же оперуполномоченный П. сказал ей, что может сделать ее из обвиняемой свидетелем, и ее муж не узнает о случившемся, но для этого она должна заплатить ему 80 тыс. рублей. Считая, что у нее в квартире будет проводиться обыск, он предложил ей положить в ванной комнате деньги и золотую цепочку, которую увидел у нее на шее, чтобы ему забрать их в залог под упомянутую сумму. Она это условие выполнила, однако обыск у нее не производился. Затем почти ежедневно, в течение двух недель, П. приезжал к ней, звонил по телефону, оставлял на пейджере информацию с требованиями передать ему быстрее деньги и в этот период забрал у нее из гаража два шипованных колеса с дисками, домкрат и насос.

По совету знакомого работника милиции она обратилась в службу собственной безопасности УВД, после чего с ее согласия ее встречи с П. проходили под наблюдением работников службы безопасности с использованием аудио- и видеоаппаратуры, а 20 августа также под их контролем она в своей квартире отдала П. 30 тыс. рублей, пообещав, что остальную сумму отдаст в течение месяца.

Эти обстоятельства полностью подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами: показаниями свидетелей, материалами оперативно-розыскной деятельности, результатами осмотра места происшествия, автомобиля и изъятых предметов, вещественными и другими доказательствами, положенными в обоснование вины П.

Доводы жалобы адвоката о недопустимости указанных доказательств необоснованны, поскольку все доказательства, в том числе добытые с помощью оперативно-розыскных мероприятий, получены с соблюдением требований закона.

Кроме того, адвокат и государственный обвинитель сделали необоснованные выводы о необходимости иной квалификации действий П., нежели признал суд. По данному делу с учетом служебной компетенции П. (оперуполномоченный) его нельзя признать субъектом получения взятки, а совершенное преступление - получением взятки должностным лицом, поскольку, как правильно мотивировано в приговоре, он, хотя и являлся должностным лицом, но в силу наделенных полномочий не мог совершить в пользу потерпевшей конкретные процессуальные действия, которые обещал выполнить по возбужденному уголовному делу. Он завладел имуществом А. путем мошенничества.

Действия П., квалифицированные органами следствия как получение должностным лицом взятки, сопряженное с вымогательством, судом правильно переквалифицированы на п. "в" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, что не ухудшило положение осужденного и не привело к нарушению его права на защиту, о котором говорилось в жалобе адвоката.

При таких данных постановленный приговор является законным и обоснованным.

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации

N 10, 2003 г.

 

9. Заранее не обещанное оказание помощи в сокрытии следов убийства, сопряженного с разбоем, не может быть расценено как участие в разбойном нападении, поскольку разбой считается оконченным с момента нападения.

По смыслу статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, если при назначении в соответствии со статьями 58 и 88 Уголовного кодекса Российской Федерации вида исправительного учреждения лицу, осужденному к лишению свободы за преступление, совершенное до 1 января 1997 г., его положение ухудшается, то вид исправительной колонии должен быть назначен, исходя из требований закона, действовавшего на момент совершения преступления.

 

(извлечение)

 

Московским окружным военным судом М., наряду с другими преступлениями, признан виновным в убийстве из корыстных побуждений и в разбое, совершенном с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжких телесных повреждений, с проникновением в жилище. По совокупности приговоров ему назначено наказание в виде тринадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества. По этому же приговору Ш. признан виновным в разбое с проникновением в жилище.

Рассмотрев материалы дела в кассационном порядке, Военная коллегия переквалифицировала действия Ш. с п. "в" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации и в соответствии с п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" освободила его от отбывания наказания, а также изменила М. место отбывания наказания с исправительной колонии строгого режима на исправительную колонию общего режима по следующим основаниям.

Суд признал, что М. и Ш. договорились похитить имущество К. путем кражи, о чем указано в приговоре. М., убив потерпевшего из корыстных побуждений, вышел за пределы состоявшегося сговора. Ш. в применении насилия не участвовал. Факт заранее не обещанного оказания им помощи М. в перетаскивании трупа К. не может быть расценен как участие в разбойном нападении, совершенном М.

Разбой считается оконченным с момента нападения. Поэтому действия Ш., совершившего тайное хищение имущества с проникновением в жилище, несмотря на последующее применение М. насилия к К., следовало квалифицировать по п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Необоснованно судом назначено и место отбывания наказания М. (исправительная колония строгого режима). По смыслу ст. 9 и 10 Уголовного кодекса Российской Федерации при назначении ему вида исправительного учреждения суд должен был руководствоваться требованиями ст. 24 Уголовного кодекса РСФСР. Поскольку М. ранее не отбывал наказание в виде лишения свободы, суд должен был назначить ему местом отбывания наказания исправительную колонию общего, а не строгого режима.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 1-0102/2002

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за I квартал 2003 г.

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации,

N 12, 2003 г.

 

10. Вывод суда о необходимости исключения из объема обвинения квалифицирующего признака применения оружия при совершении разбоя признан необоснованным.

 

(извлечение)

 

Приговором Сысертского районного суда Свердловской области от 02.09.2003 М. осужден, наряду с другими статьями, по ч. 1 ст. 162, ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, нашла приговор подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Из показаний осужденного М. следует, что он приобрел и хранил обрезы охотничьего ружья, патроны, которые впоследствии были у него изъяты. Обрез был использован им при совершении открытого хищения пива в павильоне у потерпевшей П.

Согласно заключению баллистической экспертизы, изъятые у М. обрезы признаны огнестрельным оружием, пригодным для стрельбы.

Вместе с тем по факту совершения разбойного нападения суд исключил из обвинения осужденного применение оружия, сославшись на то обстоятельство, что осужденный только демонстрировал оружие при совершении нападения, хотя выводы суда в этой части противоречат действующему законодательству.

Из показаний потерпевшей, свидетелей следует, что М., требуя у потерпевшей пиво, направил на нее обрез. Испугавшись угрозы, потерпевшая передала М. пиво.

При таких обстоятельствах судебная коллегия нашла необоснованной переквалификацию судом действий осужденного с п. "г" ч. 2 ст. 162 на ч. 1 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 19.11.2003, дело N 22-7227/2003

 

11. Незаконное приобретение чужого имущества в результате операций с фальшивыми деньгами или ценными бумагами охватывается составом статьи 186 Уголовного кодекса Российской Федерации и дополнительной квалификации по статье 159 Уголовного кодекса Российской Федерации не требует.

 

(извлечение)

 

Приговором Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 15.08.2003 К. осужден по п. "б", "г" ч. 2 ст. 159, ч. 1 ст. 186 Уголовного кодекса Российской Федерации. К. признан виновным в хищении чужого имущества путем обмана и сбыта поддельных банковских билетов в иностранной валюте.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности К. в сбыте поддельных банковских билетов в иностранной валюте соответствуют установленным в судебном заседании обстоятельствам дела. Действия К. суд правильно квалифицировал по ч. 1 ст. 186 Уголовного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем незаконное приобретение лицом чужого имущества в результате проделанных им операций с фальшивыми деньгами или ценными бумагами охватывается составом ст. 186 Уголовного кодекса Российской Федерации, и дополнительной квалификации по соответствующим статьям, предусматривающим ответственность за хищение, не требуется.

В связи с этим осуждение К. по п. "б", "г" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации подлежит исключению.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 08.10.2003, дело N 22-7021/2003

 

12. Суд ошибочно признал лицо виновным в незаконном хранении газового оружия, поскольку ответственность за данное действие Уголовным кодексом Российской Федерации не установлена.

 

(извлечение)

 

Приговором Талицкого районного суда Свердловской области от 25.09.2003 Ч. признан виновным в незаконном приобретении, хранении, ношении газового оружия и осужден по ч. 4 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла приговор подлежащим изменению по следующему основанию.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд ошибочно признал Ч. виновным в незаконном хранении газового оружия, тогда как ответственность за незаконное хранение газового оружия ч. 4 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации не предусмотрена.

На основании изложенного исключено из описательно-мотивировочной части приговора указание об осуждении Ч. за хранение газового оружия.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 05.11.2003, дело N 22-7673/2003

 

13. Вопрос о наличии в действиях лица состава незаконной перевозки и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения наркотического средства или психотропного вещества во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, цели использования транспортного средства, количества, размера, объема и места нахождения наркотических средств или психотропных веществ и других фактических обстоятельств дела.

 

(извлечение)

 

Приговором Нижнесергинского районного суда Свердловской области от 01.09.2003 П. осужден по ч. 4 ст. 228, ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, в том числе и факт приобретения маковой соломы, и верно квалифицировав действия осужденного по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд ошибочно квалифицировал как перевозку действия П. по хранению им во время поездки маковой соломы в небольшом количестве (массой 341,5 грамма), предназначенной для личного потребления.

Из материалов дела следует, что умысел П., ранее неоднократно употреблявшего наркотики, после приобретения им маковой соломы был направлен на доставку наркотика к месту своего жительства для личного пользования. Кроме того, само состояние и вид наркотического средства, требующего специальной обработки, свидетельствуют о том, что П. не имел возможности и условий для употребления наркотика в месте его приобретения.

На основании изложенного приговор в части осуждения П. по ч. 4 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации отменен, и дело в этой части прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации за отсутствием в деянии состава преступления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2003, дело N 22-7123/2003

 

14. Действия взяткополучателя необоснованно квалифицированы по пункту "в" части 4 статьи 290 Уголовного кодекса Российской Федерации как сопряженные с вымогательством.

 

(извлечение)

 

30 января 2001 г. С. был задержан сотрудниками милиции и доставлен в помещение дежурной части ЛОВД, где в присутствии понятых у него было обнаружено и изъято наркотическое средство героин в количестве 0,1 г. По данному факту следователь СО при ЛОВД З. в тот же день возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, и принял его к своему производству.

С целью получения взятки в виде денег и иных выгод имущественного характера З. стал запугивать С. большим сроком наказания, а также сообщением по месту обучения о привлечении его к уголовной ответственности и последующим отчислением, признанием его наркоманом и направлением для отбывания наказания в колонию для наркоманов. Затем З. заявил, что он может обеспечить С. условное наказание, но за это необходимо заплатить деньги. Кроме того, З. потребовал от него для себя лично деньги за применение меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

31 января 2001 г. З. освободил С., избрав в отношении его меру пресечения в виде подписки о невыезде, и выдал ему его личные вещи, в числе которых были деньги в сумме 368 руб. З. взял у С. 50 руб.

В тот же день З. назначил С. встречу и, приехав с ним в здание ЛОВД, привел его в кабинет к П. - начальнику СО при ЛОВД, там они вдвоем стали запугивать С. правовыми последствиями привлечения его к уголовной ответственности. З., добившись от С. согласия на передачу ему взятки в сумме 20 тыс. рублей за положительное разрешение его уголовного дела, получил от С. 1700 руб. 7 февраля 2001 г. З. и П., встретившись с сестрой С., сообщили ей о привлечении ее брата к уголовной ответственности, и З. предложил дать ему 10 тыс. рублей. Вечером сестра С. отдала З. назначенную сумму, после чего он был задержан.

Уголовное дело в отношении П. прекращено.

По приговору суда действия З. квалифицированы по ч. 1 ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации (злоупотребление должностными полномочиями) и п. "в" ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации (получение должностным лицом взятки, совершенное с вымогательством). По ч. 3 ст. 30, п. "в", "г" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации З. оправдан за недоказанностью вины.

Кассационным определением приговор оставлен без изменения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации переквалифицировал действия З. с п. "в" ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, указав, что С. был привлечен к уголовной ответственности за совершение противоправных действий, поэтому требование у него взятки З. за выполнение в его интересах определенных действий не образует признака вымогательства, поскольку эти действия З. не нарушали его законных прав.

Кроме того, Президиум Верховного Суда Российской Федерации отменил судебные решения в части осуждения З. по ч. 1 ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления.

 

Постановление

Верховного Суда Российской Федерации

N 51п2003

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за I квартал 2003 г.

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации,

N 12, 2003 г.

 

15. Осуждение сотрудников милиции за заведомо незаконное задержание признано необоснованным. Наказание в виде лишения специального звания назначается за конкретное тяжкое или особо тяжкое преступление, а не по совокупности преступлений.

 

(извлечение)

 

Приговором Первоуральского городского суда Свердловской области от 09.09.2003 Н., М., К. осуждены по ч. 1 ст. 301, п. "а" ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации каждый; на основании ст. 48 Уголовного кодекса Российской Федерации лишены специальных званий: Н. - капитана милиции, М. - младшего лейтенанта милиции, К. - лейтенанта милиции.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Н. и М., адвокатов осужденных, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Суд без достаточных к тому оснований признал Н., М. и К. виновными в заведомо незаконном задержании, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что осужденные работники милиции имели основания к задержанию подозреваемых в рамках требований закона, в соответствии со ст. 91 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, так как потерпевший прямо указал на несовершеннолетних Ц., Х. и других как на лиц, совершивших преступление. Следовательно, вывод суда о виновности Н., М. и К. в заведомо незаконном задержании не обоснован.

Кроме того, суд неправильно лишил осужденных работников милиции специальных званий, так как в соответствии со ст. 48 Уголовного кодекса Российской Федерации данное дополнительное наказание должно назначаться за конкретное тяжкое или особо тяжкое преступление, а не по совокупности преступлений, как в данном случае ошибочно сделал суд.

На основании изложенного приговор изменен: в части осуждения Н., М. и К. по ч. 1 ст. 301 Уголовного кодекса Российской Федерации отменен, и уголовное дело в этой части производством прекращено; исключено из приговора назначенное Н., М. и К. на основании ст. 48 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнительное наказание в виде лишения их специальных званий.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 31.10.2003, дело N 22-7691/2003

 

16. Осуждение лица по части 1 статьи 328 Уголовного кодекса Российской Федерации за уклонение от призыва на военную службу признано необоснованным ввиду того, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на вывод о виновности лица.

 

(извлечение)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 28.07.2003 З. осужден по ч. 1 ст. 328 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе адвоката осужденного, нашла приговор подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Согласно приговору З., имея умысел на уклонение от призыва на военную службу, не явился в военный комиссариат Октябрьского района г. Екатеринбурга по повестке 11.12.2000.

Однако оснований, по которым суд пришел к такому выводу, в приговоре не приведено.

Между тем осужденный З. последовательно утверждал, что 11 декабря 2000 года согласно Федеральному закону "О переносе дней отдыха в 2000 году" было нерабочим днем. Однако, несмотря на это, он в назначенное время в военный комиссариат явился. Дежурный, сославшись на выходной день, в здание военкомата его не впустил и предложил ждать новой повестки. Впоследствии, поскольку он по месту своей регистрации не проживал, неоднократно справлялся у матери, не приходят ли ему повестки из военкомата, но получал от нее отрицательный ответ, поэтому о том, что находится в розыске, не знал.

Данные противоречия судом не оценены, доводы осужденного не проверены и в приговоре не опровергнуты.

Указанные обстоятельства могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности З., на правильность применения уголовного закона, а потому являются основанием отмены приговора.

На основании изложенного приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 15.10.2003, дело N 22-6827/2003

 

Назначение наказания

 

1. Несмотря на то, что подлежащий применению акт амнистии фактически не был применен в отношении лица, совершившего преступление, судимость за него не влечет юридических последствий.

 

(извлечение)

 

Приговором Краснотурьинского городского суда Свердловской области от 18.09.2003 М. осужден по п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 5 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла приговор подлежащим изменению в связи с отсутствием в действиях М. признака неоднократности совершенного грабежа.

Как следует из материалов дела, приговором Мещанского районного суда г. Москвы от 20.06.2000 М. был осужден по п. "б", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы за преступление, совершенное 11.04.2000. Освободился по отбытии наказания из мест лишения свободы 10.04.2003.

В соответствии с Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26.05.2000 М. подлежал освобождению от назначенного наказания.

Несмотря на то, что указанный акт об амнистии в отношении М. фактически применен не был, судимость по приговору от 20.06.2000 не влечет юридических последствий и не может учитываться при квалификации действий осужденного и назначении вида исправительного учреждения.

Таким образом, в действиях М. отсутствует квалифицирующий признак неоднократности совершенного грабежа, так как он был образован не подлежащей учету судимостью по приговору от 20.06.2000, и отбывать наказание в виде лишения свободы осужденный должен в исправительной колонии общего, а не строгого режима. Из вводной части приговора подлежит исключению указание об осуждении М. приговором Мещанского районного суда г. Москвы от 20.06.2000.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.11.2003, дело N 22-8171/2003

 

2. Содержание в дисциплинарной воинской части является более мягким видом наказания, чем лишение свободы, поэтому в соответствии с пунктом "б" части 3 статьи 86 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо считается несудимым по истечении 1 года после его отбытия.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.11.2003, дело N 22-8104/2003

 

3. Поскольку на момент побега из-под стражи обвинительный приговор не вступил в законную силу, судимость лица по данному приговору не может учитываться при назначении наказания по статье 313 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 09.09.2002 К., ранее судимый 11.03.2001, осужден по п. "а" ч. 2 ст. 313 Уголовного кодекса Российской Федерации. Наказание, назначенное по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, определено отбывать в исправительной колонии особого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 10.01.2003 приговор оставлен без изменения.

Президиум Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, нашел приговор и определение судебной коллегии подлежащими изменению по следующим основаниям.

У суда не имелось оснований для признания в действиях осужденного особо опасного рецидива преступлений и назначения наказания с учетом требований ч. 2 ст. 68 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 18 Уголовного кодекса Российской Федерации рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. При совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за особо тяжкое преступление, рецидив признается особо опасным.

Как следует из материалов дела, преступление, за которое К. осужден данным приговором, в соответствии со ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации относится к категории тяжких.

Ранее совершенное им преступление, предусмотренное п. "а" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, за которое он осужден приговором от 11.03.2001, относится к категории особо тяжких.

Однако указанный приговор вступил в законную силу 18.07.2001, о чем свидетельствует решение кассационной инстанции.

В силу ч. 1 ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора в законную силу до момента погашения или снятия судимости.

Таким образом, на момент совершения побега из-под стражи 11.04.2001 К. не являлся лицом, ранее судимым.

На основании изложенного приговор районного суда и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам изменены: исключено указание суда о наличии в действиях К. особо опасного рецидива преступлений; назначенное наказание по п. "а" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации и по совокупности приговоров снижено и на основании п. "в" ч. 1 ст. 58 Уголовного кодекса Российской Федерации назначено к отбытию в исправительной колонии строгого режима.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 15.10.2003, дело N 44-У-211/2003

 

4. Нарушение требований законодательства о назначении наказания за покушение на преступление при рассмотрении уголовного дела в особом порядке повлекло изменение приговора.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 30.09.2003 Н. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы сроком на 3 года.

Дело по ходатайству подсудимого и его защитника рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Как следует из приговора, Н. признан виновным в покушении на кражу.

В соответствии с ч. 3 ст. 66 Уголовного кодекса Российской Федерации срок наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление.

С учетом этих требований за покушение на кражу по предварительному сговору группой лиц максимальный срок наказания составляет 3 года 9 месяцев лишения свободы.

В силу ч. 7 ст. 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации наказание, назначенное лицу, признанному виновным в преступлении, дело о котором рассматривалось в особом порядке, не может превышать две трети максимального срока, предусмотренного за совершенное преступление.

Таким образом, Н., совершившему покушение на кражу, не могло быть назначено наказание, превышающее 2 года 6 месяцев (две трети от 3 лет 9 месяцев).

На основании изложенного приговор изменен: назначенное Н. наказание по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации снижено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2003, дело N 22-7683/2003

 

5. Назначая наказание по совокупности преступлений, суд не учел, что несовершеннолетним исправительные работы не могут быть назначены на срок более 1 года.

 

(извлечение)

 

Приговором Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 09.10.2003 П., 1986 года рождения, осуждена по ч. 1 ст. 200 Уголовного кодекса Российской Федерации к одному году исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка. На основании ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и по приговору мирового судьи судебного участка N 3 Чкаловского района г. Екатеринбурга от 19.12.2002, окончательно назначено 2 года исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Назначив несовершеннолетней П. окончательное наказание в виде 2 лет исправительных работ, суд тем самым нарушил требования материального закона - ч. 4 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым исправительные работы назначаются несовершеннолетним осужденным на срок до одного года. Поскольку максимальный срок исправительных работ для несовершеннолетних установлен законом в один год, приговор изменен: на основании ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем полного поглощения наказанием, назначенным по приговору от 09.10.2003, наказания, назначенного по приговору мирового судьи от 19.12.2002, окончательно П. назначен 1 год исправительных работ с ежемесячным удержанием в доход государства 10% заработка.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 05.11.2003, дело N 22-М-169/2003

 

6. Приговор отменен ввиду того, что судом не было принято решение об отмене условного осуждения в отношении лица, совершившего тяжкое преступление в период испытательного срока.

 

(извлечение)

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 06.10.2003 Б. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам 4 месяцам лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда нашла данный приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Во вводной части приговора суд указал на наличие у Б. судимости по приговору Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 04.05.2001, с учетом данной судимости суд квалифицировал действия осужденного по настоящему уголовному делу по п. "б" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации и признал в его действиях опасный рецидив преступлений. Вместе с тем вопрос об отмене Б. условного осуждения по предыдущему приговору в соответствии со ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначении ему наказания по правилам, предусмотренным ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, судом не решен.

Таким образом, при назначении Б. наказания судом был неправильно применен уголовный закон.

На основании изложенного приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.11.2003, дело N 22-7759/2003

 

Процессуальные вопросы

 

1. Уголовно-процессуальным законодательством предусмотрена возможность судебного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела заинтересованным лицом, конституционные права которого нарушены этим актом.

 

(извлечение)

 

1 августа 2001 года следователем ОВД вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Д. по п. "в" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Районный суд отклонил жалобу адвоката об отмене данного постановления следователя.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда постановление судьи отменила, производство по жалобе адвоката прекратила.

Президиум Свердловского областного суда отклонил протест об отмене кассационного определения.

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения и постановления президиума Областного суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации удовлетворила протест, указав следующее.

Суд кассационной инстанции отменил постановление судьи, обосновав свое решение тем, что обжалование постановления о возбуждении уголовного дела не предусмотрено законом, и у судьи не было оснований для принятия жалобы адвоката к рассмотрению.

Между тем данные выводы судебной коллегии Областного суда сделаны без учета требований ст. 46 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Это право вытекает также из закрепленного в ст. 21 Конституции Российской Федерации принципа охраны достоинства личности, предполагающего, в частности, обязанность государства обеспечивать каждому возможность отстаивать свои права в споре с любыми органами и должностными лицами, в том числе осуществляющими предварительное расследование.

Согласно п. 6 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2000 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации" на суд как орган правосудия не может возлагаться выполнение несвойственной ему процессуальной функции возбуждения уголовного преследования (ст. 3 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР) - тем более при наличии неотмененного акта следствия об отказе от уголовного преследования и прекращении уголовного дела (п. 10 ч. 1 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР).

Вместе с тем суд вправе осуществлять по делам публичного обвинения судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела, отказа в его возбуждении или прекращении дела, который реализуется лишь путем рассмотрения в судебном заседании материалов, представленных ему органами государственного обвинения, в том числе по жалобам заинтересованных лиц, чьи конституционные права этими актами были нарушены.

Таким образом, и Конституция Российской Федерации, и Постановление Конституционного Суда Российской Федерации предусматривают возможность судебного обжалования постановления должностного лица о возбуждении уголовного дела заинтересованным лицом, конституционные права которого нарушены этим актом.

Что же касается доводов президиума Областного суда о том, что возбуждение уголовного дела само по себе не повлекло нарушения конституционных прав Д., так как дело было возбуждено лишь по факту преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, то, как видно из постановления о возбуждении уголовного дела, в нем указано, что мошенничество совершено директором ООО "НН" Д.

Следовательно, фактически уголовное дело возбуждено в отношении Д., и, соответственно, решение следователя затрагивает обеспеченные судебной защитой права и свободы данного лица.

Поэтому выводы кассационной инстанции и президиума Областного суда о том, что закон исключает судебное обжалование постановления о возбуждении уголовного дела, неубедительны и сделаны без учета изложенных положений.

Материалы по жалобе на постановление о возбуждении уголовного дела направлены на новое кассационное рассмотрение.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 48-дп02-14

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за I квартал 2003 г.

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации,

N 12, 2003 г.

 

2. Суд вправе избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении подсудимого лишь в ходе судебного разбирательства.

 

(извлечение)

 

В производстве Артинского районного суда Свердловской области с 16.06.2003 находилось уголовное дело по обвинению З., Х., Ч. в совершении преступления, предусмотренного п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановлением Артинского районного суда Свердловской области от 08.08.2003 в отношении З., Х., Ч. избрано в качестве меры пресечения заключение под стражу в связи с возможностью воспрепятствовать производству по делу.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе подсудимого Ч., нашла постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении подсудимого лишь в ходе судебного разбирательства. Однако в материалах уголовного дела отсутствует протокол судебного заседания от 08.08.2003, в ходе которого решался бы вопрос о мере пресечения.

Кроме того, принимая решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, судья не учел, что в отношении всех подсудимых в ходе предварительного следствия уже была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Таким образом, решению подлежал вопрос об изменении меры пресечения, а не об ее избрании.

Более того, в постановлении не приведены основания, предусмотренные ст. 110 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также предусмотренные ст. 97, 99 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, для изменения ранее избранной меры пресечения.

На основании изложенного постановление судьи отменено как незаконное и необоснованное.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2003, дело N 22-7633/2003

 

3. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 11.08.2003 Б., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Президиум Свердловского областного суда, рассмотрев судебный материал по надзорной жалобе адвоката обвиняемого, нашел постановление суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации неявка обвиняемого в судебное заседание является препятствием к рассмотрению вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Единственным исключением, когда вопрос об избрании меры пресечения может быть рассмотрен в отсутствие обвиняемого, является случай, предусмотренный ч. 5 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, когда обвиняемый объявлен в международный розыск.

Как следует из судебного материала, вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу рассмотрен судом в отсутствие Б., который в это время находился на излечении в клинике неврозов. Данных о том, что органами следствия он объявлялся в международный розыск, не имеется.

Однако суд, принимая решение об избрании в отношении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу, эти обстоятельства не учел.

Таким образом, постановление суда об избрании меры пресечения в отношении Б. в виде заключения под стражу как принятое с нарушением уголовно-процессуального закона подлежит отмене с направлением материала на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 26.11.2003, дело N 44-У-244/2003

 

4. Решение судьи об изменении меры пресечения отменено как вынесенное некомпетентным субъектом в нарушение установленного процессуального порядка.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи от 20.08.2003 в отношении Щ., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 163 Уголовного кодекса Российской Федерации, в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу.

Постановлением судьи Серовского городского суда Свердловской области от 29.08.2003 в удовлетворение ходатайства адвоката Щ. мера пресечения в виде содержания под стражей изменена на подписку о невыезде в связи с изменением обстоятельств.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, нашла постановление подлежащим отмене с прекращением производства по ходатайству адвоката Д. об изменении Щ. меры пресечения по следующим основаниям.

Согласно ст. 97 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации властные субъекты уголовного процесса, в том числе суд и следователь, избирают обвиняемому меру пресечения в пределах своих полномочий.

В стадии предварительного расследования вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого решается самим следователем, кроме избрания в качестве таковой заключения под стражу, домашнего ареста и продления срока содержания под стражей.

С учетом отмены Законом от 04.07.2003 ч. 4 ст. 110 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации отменить или изменить меру пресечения, избранную судом, вправе сам следователь.

Постановлением судьи от 20.08.2003 по ходатайству следователя Щ. избрано в качестве меры пресечения заключение под стражу. Эта мера пресечения в стадии предварительного расследования могла бы быть пересмотрена в порядке судебного надзора либо постановлением следователя при наличии к тому оснований, в том числе и по ходатайству защитника обвиняемого.

Адвокат Д. обратилась с ходатайством об изменении меры пресечения Щ. не к следователю, а в суд, причем еще до вступления в законную силу постановления судьи от 20.08.2003 о заключении Щ. под стражу, правомерность которого была оспорена в кассационном порядке защитниками обвиняемого.

Суд неправомерно принял к рассмотрению и разрешил ходатайство адвоката об изменении меры пресечения, поскольку, во-первых, дело находилось еще в стадии предварительного расследования, в рамках которого изменение меры пресечения относится к компетенции следователя, во-вторых, еще не был известен результат кассационной проверки постановления судьи от 20.08.2003.

Таким образом, суд вынес постановление от 29.08.2003 вне пределов своих полномочий и в нарушение порядка изменения меры пресечения.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2003, дело N 22-7628/2003

 

5. Решение вопроса о продлении срока содержания под стражей не может быть принято судом, если неявка сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, обусловлена уважительной причиной.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Невьянского городского суда Свердловской области от 24.10.2003 удовлетворено ходатайство о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого С.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе адвоката обвиняемого, нашла постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 8 ст. 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд не позднее чем за 7 суток до его истечения. Судья принимает решение по ходатайству в порядке, предусмотренном частями 4, 8 и 11 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч. 4 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей подлежит рассмотрению с участием обвиняемого, прокурора и защитника, если последний участвует в уголовном деле. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно и надлежащим образом извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства.

Однако эти требования закона по данному делу судом не соблюдены.

Из материалов дела следует, что адвокат Л., получив от следователя 23.10.2003 извещение о рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей ее подзащитного С., с которым у нее заключено соглашение, и принимавшая участие в деле, известила, что явиться в суд не может по уважительной причине, ввиду занятости ее 24.10.2003 в другом процессе. Факт занятости адвоката в другом процессе подтверждается имеющейся на уведомлении следователя записью защитника и справкой мирового судьи от 24.10.2003.

Однако, несмотря на возражение обвиняемого о рассмотрении ходатайства без участия адвоката Л. и ее извещение о невозможности явиться 24.10.2003 в судебное заседание по уважительной причине, суд в нарушение требований уголовно-процессуального закона принял решение в отсутствие адвоката Л., участвовавшей в уголовном деле.

При таких обстоятельствах постановление о продлении срока содержания обвиняемого С. под стражей нельзя признать законным.

На основании изложенного постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.11.2003, дело N 22-8123/2003

 

6. Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу по одному уголовному делу не препятствует принятию аналогичного решения по другому делу при наличии к тому законных оснований.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 10.10.2003, дело N 22-7151/2003

 

7. При избрании меры пресечения в виде залога необходимо учитывать имущественное положение подсудимого и его семьи.

 

(извлечение)

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 22.09.2003 В. в соответствии с требованиями ст. 106 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом его состояния здоровья, а также того, что он ранее не судим, имеет постоянное место жительства и работы, положительно характеризуется, изменена мера пресечения на залог в размере 225000 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев материалы уголовного дела по кассационной жалобе адвоката подсудимого, нашла постановление подлежащим изменению по следующим основаниям.

При избрании размера залога суд не учел имущественное положение подсудимого, как того требует закон (ст. 106 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Годовой доход семьи В. значительно ниже размера залога, в связи с чем выплата залога с его стороны невозможна.

На основании изложенного судебная коллегия нашла необходимым снизить размер денежного залога исходя из материального положения подсудимого до 100000 рублей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 22.10.2003, дело N 22-7550/2003

 

8. Обвинительное заключение по уголовному делу, подсудному областному суду, подлежит утверждению прокурором области.

 

(извлечение)

 

Приговором Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 22.09.2003 О. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению прокурора и кассационной жалобе адвоката осужденного, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное дело о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, подсудно областному суду. В соответствии с требованиями п. 4 ч. 1 ст. 221 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прокурор, рассматривая поступившее от следователя уголовное дело, направляет его вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

Данные требования закона по настоящему делу не были выполнены.

Как следует из обвинительного заключения, оно утверждено заместителем прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга, что влечет за собой безусловную отмену приговора, а дело подлежит направлению на новое рассмотрение со стадии назначения предварительного слушания в порядке ст. 228, 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для возвращения уголовного дела прокурору для утверждения обвинительного заключения прокурором Свердловской области с последующим направлением дела по подсудности.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 19.11.2003, дело N 22-7896/2003

 

9. Вручение обвиняемому копии обвинительного заключения, фактически не утвержденного прокурором, является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 07.08.2003 Ш. осужден по п. "в", "г" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, нашла приговор подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из расписки, копия обвинительного заключения Ш. была вручена 23.04.2003, тогда как обвинительное заключение утверждено прокурором только 24.04.2003. Фактически Ш. была вручена копия документа, не утвержденного в соответствии с требованиями ст. 221, 222 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену последующих судебных решений.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.11.2003, дело N 22-7781/2003

 

10. После отмены в кассационном порядке постановления о направлении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации судебное разбирательство проводится заново, а не продолжается.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.10.2003, дело N 22-7407/2003

 

11. Рассмотрение уголовного дела, подсудного мировому судье, районным судом является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

(извлечение)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 24.09.2003 К. признан виновным в причинении побоев, а также в оскорблении потерпевшей Б. и осужден по ст. 116, ч. 1 ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно справке Департамента по обеспечению деятельности мировых судей Свердловской области, территория, на которой были совершены преступные деяния, относится к судебному участку N 1 Октябрьского района г. Екатеринбурга, где назначен на должность и исполняет свои обязанности мировой судья.

В соответствии с ч. 1 ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116, 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, подсудны мировым судьям.

Таким образом, уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 116, 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежало рассмотрению мировым судьей.

Помимо этого, приговор не соответствует требованиям п. 2 ст. 304 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку во вводной части приговора указана неверная дата его постановления. Так, из приговора следует, что он постановлен 24.09.2003, тогда как в протоколе судебного заседания указано, что приговор постановлен и провозглашен 29.09.2003.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении судом уголовного дела являются основанием для отмены приговора в соответствии со ст. 381 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии назначения дела к слушанию.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 31.10.2003, дело N 22-7451/2003

 

12. Замена защитника может производиться лишь в случае неявки приглашенного защитника в течение пяти суток и после того, как подсудимому будет предложено пригласить другого защитника по его усмотрению и он откажется от этого предложения.

 

(извлечение)

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 17.09.2003 З. осуждена по ч. 4 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденной и ее адвоката, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что защиту З. в суде осуществлял по соглашению адвокат Н. Из протокола судебного заседания от 17.09.2003 следует, что в ходе судебного разбирательства адвокат Н. заявил ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи со своей нетрудоспособностью до 20.09.2003, предъявив суду соответствующие медицинские документы. Суд, не обсудив заявленное ходатайство, принял решение о замене адвоката Н., назначив З. для защиты адвоката К., предоставил этому адвокату для ознакомления с материалами дела всего 30 минут и оставил без удовлетворения ходатайство осужденной об отводе адвоката К.

Такое решение суда не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации замена защитника может производиться лишь в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток и после того, как подсудимому будет предложено пригласить другого защитника по его усмотрению, и он откажется от этого предложения.

В данном случае адвокат Н. в судебном заседании участвовал, и его ходатайство об отложении разбирательства дела в пределах 5-суточного срока судом не рассматривалось. Подсудимой Зелениной в ходе судебного разбирательства не предлагалось избрать иного защитника вместо адвоката Н., несмотря на то что факт болезни этого адвоката был установлен.

Таким образом, судом не были соблюдены правила замены защитника, что является нарушением права подсудимой на защиту.

На основании п. 4 ч. 2 ст. 381 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.11.2003, дело N 22-8175/2003

 

13. Доказательства, полученные в ходе следственных действий без участия адвоката, являются недопустимыми, если к моменту проведения данных следственных действий подозреваемым было заявлено ходатайство об участии в деле адвоката.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 06.06.2003 Д. осужден за совершение преступления, предусмотренного п. "а", "б", "г", "д" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Из совокупности изложенных в приговоре доказательств подлежат исключению протоколы опознания Д. свидетелем Н. и очной ставки между ними, поскольку эти следственные действия проведены без участия адвоката, в то время как Д. уже было заявлено ходатайство об его участии в деле.

Также подлежит исключению и заключение судебно-медицинской экспертизы, так как она проводилась по другому уголовному делу. Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, никто из сторон ходатайств о приобщении заключения к делу не заявил.

Эти доказательства, как полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, не имеют юридической силы.

Несмотря на исключение протоколов следственных действий и заключения экспертизы, судом исследовано достаточно доказательств, подтверждающих вину Д. в грабеже, и его действия правильно квалифицированы по п. "а", "б", "г", "д" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного приговор изменен, из совокупности доказательств исключены протоколы опознания личности и очной ставки между Д. и свидетелем Н., а также заключение судебно-медицинской экспертизы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.11.2003, дело N 22-7782/2003

 

14. При несовпадении позиций защиты адвоката и подсудимого отказ суда в замене этого конкретного адвоката является нарушением права на защиту.

 

(извлечение)

 

Приговором Тавдинского городского суда Свердловской области от 24.06.2003 П. осужден по ч. 3 ст. 213, п. "в", "д" ч. 2 ст. 111, ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и потерпевшего, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от защитника.

Как следует из протоколов судебного заседания, П., не отказываясь от услуг защитника, отказывался от конкретного адвоката - Н. в связи с тем, что позиция защиты осужденного и указанного адвоката не совпадали.

Судом в замене адвоката было отказано.

Вместе с тем из показаний осужденного следует, что он вину в предъявленном обвинении не признавал и выдвигал иную версию произошедшего. Адвокатом Н., согласно протоколу судебного заседания, позиция осужденного не поддерживалась, и в судебных прениях защитник просил суд назначить наказание своему подзащитному, указывая на отсутствие раскаяния со стороны П. Следовательно, позиция защиты осужденного и адвоката действительно не совпадали.

Таким образом, осужденный в судебном заседании остался фактически без защиты, от услуг которой он не отказывался, судом было нарушено его право на защиту.

На основании изложенного приговор суда отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным судьей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.10.2003, дело N 22-6970/2003

 

15. Приговор в отношении лица, признанного виновным в убийстве, отменен с направлением дела на новое рассмотрение ввиду того, что остался невыясненным вопрос о вменяемости осужденного.

 

(извлечение)

 

Приговором Полевского городского суда Свердловской области от 08.08.2003 Ш. осужден по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе адвоката осужденного, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Несмотря на обвинение Ш. в совершении особо тяжкого преступления, конкретные обстоятельства дела, множественность причиненных потерпевшему ранений (согласно заключению судебно-медицинской экспертизы на трупе обнаружено 58 колото-резаных ранений), а также наличие в деле данных о травме головы и спинного мозга у Ш., в связи с которыми он признан призывной комиссией ограниченно годным к военной службе, органами предварительного расследования судебно-медицинская экспертиза для определения психического состояния осужденного не проводилась. Между тем при избрании Ш. меры пресечения в виде заключения под стражу органы следствия в качестве одного из оснований заявленного ходатайства указывали на необходимость проведения в отношении Ш. судебно-психиатрической экспертизы.

Таким образом, остался невыясненным вопрос о вменяемости Ш. во время совершения преступления, имеющий существенное значение при рассмотрении уголовного дела, а заявленное в суде стороной защиты ходатайство о проведении указанной экспертизы отклонено необоснованно.

На основании изложенного приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.10.2003, дело N 22-7389/2003

 

16. Назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью потерпевшего.

 

(извлечение)

 

Приговором Богдановичского городского суда Свердловской области от 21.10.2003 О. осужден по ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, нашла приговор подлежащим отмене по следующему основанию.

Признавая О. виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью потерпевшего, суд не учел, что в соответствии с п. 2 ст. 196 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации проведение экспертизы признается обязательным для установления характера и степени вреда, причиненного здоровью, даже при наличии в деле акта судебно-медицинского освидетельствования.

Однако судом судебно-медицинская экспертиза проведена не была.

Возможность проведения судебно-медицинской экспертизы не утрачена.

На основании изложенного приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.11.2003, дело N 22-8261/2003

 

17. Обвинительный приговор отменен ввиду того, что положенная в его основу судебно-медицинская экспертиза была проведена по данным, не соответствующим действительности.

 

(извлечение)

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 10.09.2003 Х. осужден по ч. 1 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Х. признан виновным в том, что умышленно причинил средней тяжести вред здоровью потерпевшей К. в виде перелома костей правой руки во время ссоры, возникшей из личных отношений.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, в основу выводов судебно-медицинского эксперта положены не соответствующие действительности данные. В частности, эксперту была представлена копия амбулаторной карты потерпевшей К., в которую внесены иные данные о виде перелома, чем в ее подлиннике. В копии, по данным которой производилась экспертиза, он указан как оскольчатый перелом лучевой кости, а в подлиннике - вколоченный перелом лучевой кости.

Поскольку вопрос о механизме причинения перелома эксперт исследовал по не соответствующим действительности данным, это могло повлиять на правильность его выводов, что имеет существенное значение для дела.

Данный вопрос судом не исследовался, и это противоречие в ходе судебного разбирательства устранено не было несмотря на то, что выносилось постановление о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы для выяснения этих обстоятельств, однако оно выполнено не было.

На основании изложенного приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.10.2003, дело N 22-7386/2003

 

18. Неуказание в приговоре стоимости похищенного имущества влечет его отмену ввиду нарушения требований статьи 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Артинского районного суда Свердловской области от 15.09.2003 В., Г. и Х. осуждены по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. В., Г. и Х. признаны виновными в краже козы, совершенной группой лиц по предварительному сговору.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного В., нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Наличие состава преступления - кражи зависит, в том числе, от стоимости похищенного имущества. При проведении дознания стоимость украденной козы была отражена в процессуальных документах. Однако судом это доказательство наличия состава преступления не проверено, а стоимость похищенного чужого имущества вообще не указана в приговоре.

Таким образом, суд нарушил требования ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что влечет отмену приговора.

На основании изложенного приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 31.10.2003, дело N 22-7647/2003

 

19. Из приговора исключено указание на виновность потерпевшего, сделанное в форме предположения.

 

(извлечение)

 

Приговором Верхотурского районного суда Свердловской области от 19.08.2003 Ш. осужден по ч. 1 ст. 264, ст. 265 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе представителя потерпевшего, нашла приговор подлежащим изменению: из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о виновности потерпевшего в дорожно-транспортном происшествии по следующим основаниям.

Материалы дела не содержат доказательств, свидетельствующих о противоправном поведении потерпевшего. Не приведены такие доказательства и в приговоре. Более того, выводы суда изложены в форме предположения, что является недопустимым.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 10.10.2003, дело N 22-7027/2003

 

20. Квалифицировав действия лица, обвиняемого в покушении на убийство, по части 3 статьи 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд фактически сам сформулировал обвинение, чем существенно нарушил требования уголовно-процессуального закона.

 

(извлечение)

 

Органами предварительного расследования Ш. было предъявлено обвинение в том, что он, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе возникшей ссоры на почве личных неприязненных отношений, реализуя преступный умысел на убийство, нанес потерпевшему Г. не менее трех ударов ножом в область туловища, причинив потерпевшему легкий вред здоровью, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суд, исследовав в судебном заседании доказательства, представленные органами предварительного расследования, пришел к выводу об отсутствии в действиях Ш. признаков указанного преступления и о совершении им хулиганства с применением насилия к потерпевшему Г. с применением предмета, используемого в качестве оружия. Приговором Нижнесергинского районного суда Свердловской области от 25.08.2003 Ш. осужден по ч. 3 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Квалификация, данная судом действиям осужденного, по ч. 3 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации является неправильной.

Квалифицируя действия Ш. по ч. 3 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд нарушил требования ст. 252 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей пределы судебного разбирательства, а также права осужденного на защиту, поскольку изменил обвинение на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного и фактически сам сформулировал обвинение, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

С учетом предъявленного обвинения, показаний потерпевшего Г., свидетельствующих о наличии у него оснований опасаться осуществления угрозы убийством со стороны осужденного, других доказательств действия осужденного Ш. переквалифицированы с ч. 3 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации на ст. 119, 115 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2003, дело N 22-7439/2003

 

21. Ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением должно быть заявлено обвиняемым в присутствии защитника.

 

(извлечение)

 

Приговором Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 02.10.2003 Д. осужден по ст. 314 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании Д. согласился с предъявленным ему обвинением, дело рассмотрено в особом порядке.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 314 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке, если удостоверится, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, что ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником.

Как следует из протокола судебного заседания, Д. был реально обеспечен защитой в лице адвоката Ш., который по ходатайству подсудимого был освобожден от участия в судебном процессе. После оглашения обвинительного заключения подсудимый Д. заявил ходатайство о рассмотрении дела в порядке ст. 314 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, то есть при заявлении ходатайства защитник не присутствовал.

Вместе с тем согласно ч. 1, 2 ст. 315 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением обвиняемый заявляет в присутствии защитника. Если защитник не приглашен самим подсудимым, то участие защитника в данном случае должен обеспечить суд. Кроме того, данное ходатайство подсудимый вправе заявить до оглашения обвинительного заключения.

Указанные требования закона судом были нарушены, что повлекло за собой нарушение права на защиту подсудимого Д.

На основании изложенного приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.11.2003, дело N 22-8140/2003

 

22. Рассмотрение ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в судебном заседании, начатом без изложения обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.11.2003, дело N 22-7939/2003

 

23. При наличии оснований для переквалификации действий подсудимого суду следует принимать решение о прекращении рассмотрения дела в особом порядке.

 

(извлечение)

 

Приговором Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 26.08.2003 Ф. осужден по ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и кассационному представлению государственного обвинителя, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 7 ст. 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд постановляет обвинительный приговор при особом порядке проведения судебного разбирательства (без судебного следствия), если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Обвинение представляет собой органическое единство двух частей: формулировки обвинения (системного изложения фактических обстоятельств вмененного преступления) и квалификации деяния. Из материалов дела следует, что Ф. признавал свою вину в совершении преступления, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации. Суд же переквалифицировал его действия на ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации в рамках особого порядка судебного разбирательства.

При наличии оснований для переквалификации действий подсудимого суду следует принять решение о прекращении рассмотрения дела в особом порядке и продолжать рассмотрение дела в общем процессуальном порядке с проведением судебного следствия, чтобы иметь возможность мотивировать решение об изменении квалификации ссылкой на исследованные доказательства.

На основании изложенного приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе того же суда.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.11.2003, дело N 22-7787/2003

 

24. В судебном заседании суда апелляционной инстанции обязательно участие осужденного, подавшего апелляционную жалобу.

 

(извлечение)

 

Постановлением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 31.03.2003 приговор мирового судьи судебного участка N 5 Верх-Исетского района г. Екатеринбурга от 01.10.2002 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 200 Уголовного кодекса Российской Федерации, оставлен без изменения, его апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе адвоката осужденного, нашла постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно п. 3 ч. 3 ст. 364 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании суда апелляционной инстанции обязательно участие осужденного, который подал апелляционную жалобу. Однако в судебное заседание суда апелляционной инстанции С. вызван не был, заявления от него о нежелании участвовать в судебном разбирательстве его жалобы не поступало. Не был извещен о времени рассмотрения жалобы осужденного и его адвокат.

Данные нарушения закона являются существенными и влекут безусловную отмену постановления суда апелляционной инстанции с направлением уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.11.2003, дело N 22-7963/2003

 

25. Отсутствие протокола судебного заседания является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

 

(извлечение)

 

Приговором Артинского районного суда Свердловской области от 11.08.2003 З., Х., Ч. осуждены по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации каждый.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда рассмотрела уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя и по кассационным жалобам осужденного Ч. и его адвоката. Одним из оснований отмены приговора и направления уголовного дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей послужило следующее основание.

Приговор постановлен 11.08.2003 под председательством судьи Н., тогда как судебное заседание, проходившее с 8 по 11 августа 2003 года и закончившееся постановлением указанного приговора, проведено под председательством судьи Х., а протокол этого же судебного заседания подписан судьей Н.

При таких обстоятельствах невозможно установить, был ли нарушен принцип неизменности состава суда при рассмотрении уголовного дела.

Согласно п. 11 ч. 2 ст. 381 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации отсутствие надлежащего протокола судебного заседания, проведенного в данном случае под председательством судьи Н., постановившего приговор, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим безусловную отмену обвинительного приговора.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2003, дело N 22-7633/2003

 

Рассмотрение иных судебных материалов

 

1. При решении вопроса о направлении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа обязательно участие адвоката.

 

(извлечение)

 

Постановлением Новолялинского районного суда Свердловской области от 18.09.2003 Б., 1990 года рождения, направлен в специальную общеобразовательную школу закрытого типа сроком на 2 года за самовольные уходы из дома, бродяжничество, совершение правонарушений.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, нашла постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

Вопрос о направлении Б. в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа решен судом без участия его законного представителя. В материалах дела отсутствуют данные о том, что родители Б. были надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела, причины их неявки в судебное заседание судом не выяснялись. Кроме того, Б. в судебном заседании не был предоставлен адвокат. Между тем в соответствии с положениями ст. 28 Федерального закона от 24.06.1999 "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" участие адвоката в рассмотрении такого материала является обязательным.

В нарушение требований ст. 27 Федерального закона судом не были исследованы и данные о состоянии здоровья Б., поскольку в представленных материалах отсутствует заключение учреждения здравоохранения о состоянии здоровья несовершеннолетнего и возможности его помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Без данного заключения вопрос о возможности направления несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа не может быть решен.

Таким образом, постановление суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а материал - направлению на новое судебное разбирательство.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.11.2003, дело N 22-7708/2003

 

2. Из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой ранее был определен судом, могут быть переведены только осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания.

 

(извлечение)

 

Приговором Каменского районного суда Свердловской области от 08.08.2000 С. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, ч. 4 ст. 150 Уголовного кодекса Российской Федерации, к 5 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Невьянского городского суда Свердловской области с 27.08.2002 С. переведен для отбытия назначенного судом наказания в исправительную колонию-поселение.

Постановлением Ивдельского городского суда Свердловской области от 07.02.2003 С. как зарекомендовавший себя с отрицательной стороны в порядке ст. 78 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации переведен на прежний вид режима содержания на неотбытый срок наказания - в исправительную колонию строгого режима.

Президиум Свердловского областного суда, рассмотрев судебный материал по надзорному представлению прокурора Свердловской области, нашел постановление Ивдельского городского суда Свердловской области от 07.02.2003 подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. "а" ч. 4 ст. 78 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом, могут быть переведены только осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания.

Как следует из судебного материала, сведений о том, что С. совершены нарушения установленного порядка отбывания наказания, указанные в ст. 116 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, и он признан злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, не имеется.

Согласно представлению администрации колонии-поселения С. взысканий не имеет, к труду относится удовлетворительно, в коллективе осужденных уживчив, с администрацией ведет себя корректно, по характеру уравновешен, мероприятия воспитательного характера посещает регулярно.

Ходатайство осужденного С. о переводе его из колонии-поселения на прежний вид режима содержания по состоянию здоровья, указанное судом как основание к такому переводу, не является законным основанием для изменения осужденному вида исправительного учреждения.

На основании изложенного постановление Ивдельского городского суда отменено, производство по судебному материалу прекращено. С. для дальнейшего отбытия наказания направлен в колонию-поселение.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 22.10.2003, дело N 44-У-216/2003

 

3. При решении вопроса об условно-досрочном освобождении необходимо учитывать, что в соответствии с частью 8 статьи 117 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденный считается не имеющим дисциплинарного взыскания, если он не будет подвергнут новому взысканию в течение года.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Невьянского городского суда Свердловской области от 09.10.2003 Леонтьеву отказано в условно-досрочном освобождении от отбытия наказания на основании того, что он имеет одно дисциплинарное взыскание за нарушение режима отбытия наказания, поэтому он не доказал свое исправление и не заслуживает условно-досрочного освобождения.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, нашла постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо, отбывающее лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

В отношении Л. судья пришел к выводу о невозможности условно-досрочного освобождения осужденного из-за наличия у него одного дисциплинарного взыскания за нарушение режима отбытия наказания. Однако судом не учтено, что данное взыскание было наложено на Л. в декабре 2000 года, и с этого времени до обращения администрации учреждения с представлением об условно-досрочном освобождении в сентябре 2003 года прошло 2 года 9 месяцев. Между тем в соответствии с ч. 8 ст. 117 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденный считается не имеющим взыскания, если он не будет подвергнут новому взысканию в течение года.

Других мотивов отказа в удовлетворении представления об условно-досрочном освобождении Л. от наказания судом не приведено.

На основании изложенного постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным

Свердловского областного суда

от 14.11.2003, дело N 22-8125/2003

 

4. Постановление об отказе в условно-досрочном освобождении отменено как незаконное ввиду несоответствия выводов суда исследованным материалам.

 

(извлечение)

 

Приговором Свердловского областного суда от 11.12.1996 П. осужден по ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 209, ч. 3 ст. 144, ст. 15, ч. 3 ст. 144, ч. 3 ст. 146, ст. 162, ст. 41 (ч. 3 ст. 206) Уголовного кодекса РСФСР к 11 годам лишения свободы.

Постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 24.10.2003 П. отказано в условно-досрочном освобождении, поскольку данные, характеризующие личность осужденного, а также его отношение к совершенным деяниям, свидетельствуют о том, что П. нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев материалы дела по кассационной жалобе осужденного, нашла постановление подлежащим отмене вследствие несоответствия выводов суда исследованным материалам.

Из материалов дела видно, что П. отбыл более двух третей назначенного наказания. Согласно представленной администрацией колонии справке последнее взыскание на него было наложено 21.10.1999 за курение в неположенном месте. Это взыскание с него было снято 21.01.2000. С этого времени П. поощрялся 8 раз. Из характеристики следует, что с 16.10.2002 он переведен на бесконвойное передвижение за пределами колонии, является старшим производственного объекта. К своим обязанностям относится добросовестно, за что неоднократно поощрялся администрацией колонии. С 23.05.2000 переведен в облегченные условия отбывания наказания. Дважды выезжал за пределы колонии в отпуск, возвращался в срок и без нарушений. На все воспитательные мероприятия реагирует положительно. По характеру спокойный, уравновешенный, не допускает нарушений. Является членом производственной секции, с обязанностями справляется. Вину в совершенных преступлениях признает полностью, с приговором согласен. По мнению администрации, он не нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

Судом не дана надлежащая оценка указанным обстоятельствам. Вывод суда о нуждаемости П. в дальнейшем отбывании наказания никакими конкретными доводами, опровергающими позицию администрации исправительной колонии и сведения, отраженные в характеристике и справке о поощрениях и взысканиях, не подтвержден.

На основании изложенного постановление отменено, материалы направлены на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 19.11.2003, дело N 22-8886/2003

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

 

1. Закон, устанавливающий административную ответственность, обратной силы не имеет.

 

(извлечение)

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 2 г. Качканара К. на основании ст. 15.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях назначено административное наказание в виде штрафа.

В постановлении указано, что К., являясь руководителем ООО, в третьем квартале 2001 года не заплатил в бюджет налоги, что было выявлено проверкой ИМНС РФ по г. Качканару 21.05.2003.

Апелляционным решением судьи от 28.07.2003 постановление было оставлено без изменения.

Заместитель председателя Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства по надзорной жалобе К., нашел постановление и апелляционное решение подлежащими отмене по следующим основаниям.

Как установлено судебными решениями, К. занижал сумму выплат в доход государства по НДС в первом квартале 2001 года, чем нарушил правила ведения бухгалтерской отчетности.

Однако Кодексом РСФСР об административных правонарушениях, который действовал до 01.07.2002, такого правонарушения не предусматривалось.

Административная ответственность за нарушение правил ведения бухгалтерской отчетности введена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях с 01.07.2002.

Факт выявления правонарушения 21.05.2003 не может служить основанием для привлечения К. к ответственности за действия, совершенные до 01.07.2002.

На основании изложенного постановление и апелляционное решение отменены за отсутствием в действиях К. административного правонарушения.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 29.10.2003, дело N 4-А-94/2003

 

2. В соответствии со статьей 2.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не подлежит ответственности лицо, которое во время совершения противоправных действий находилось в состоянии невменяемости.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Тавдинского городского суда Свердловской области от 30.01.2003 П. за совершенное 29.01.2003 правонарушение подвергнут административному наказанию.

Заместитель председателя Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства, нашел постановление судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 2.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не подлежит ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и противоправность своих действий либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

Как следует из решения Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 04.12.2002, П. признан недееспособным. Одним из оснований для такого признания послужило заключение стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 09.12.1999, согласно которому П. является невменяемым, страдает хроническим психическим заболеванием, не может понимать значение своих действий и руководить ими.

При таких обстоятельствах, когда при рассмотрении дела допущены существенные нарушения процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

На основании изложенного постановление отменено, производство по делу прекращено за отсутствием в действиях П. состава административного правонарушения.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 04.12.2003, дело N 4-А-140/2003

 

3. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, рассматриваются мировыми судьями, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 данной статьи.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 22.09.2003 по делу об административном правонарушении С. подвергнут административному наказанию за правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Свердловского областного суда, рассмотрев материалы дела по протесту прокурора, нашел постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дела о правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, переданные должностным лицом, к которому они поступили, на рассмотрение судье, рассматриваются мировыми судьями.

Судьями районных судов дела этой категории рассматриваются лишь в том случае, когда производство по делу осуществлялось в форме административного расследования.

По данному делу такие обстоятельства отсутствуют, каких-либо иных оснований для изменения подведомственности судьей районного суда в соответствии с ч. 3 ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях также не приведено.

В силу п. 5 ч. 1 ст. 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нарушение подведомственности является безусловным основанием к отмене постановления. В этом случае дело направляется на рассмотрение должностному лицу, в компетенцию которого входит рассмотрение дел данной категории.

На основании изложенного постановление судьи районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение по подведомственности мировому судье.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 05.11.2003, дело N 22-А-548/2003

 

4. Дела об административных правонарушениях, указанных в абзаце 3 части 3 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, совершенных индивидуальными предпринимателями, рассматривают судьи арбитражных судов.

 

(извлечение)

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Артемовского района Свердловской области от 22.08.2003 А., являющийся индивидуальным предпринимателем, подвергнут административному наказанию за правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решением судьи Артемовского городского суда Свердловской области от 25.09.2003 постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба А. - без удовлетворения.

Заместитель председателя Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства, нашел постановление и решение подлежащими отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, совершенные индивидуальными предпринимателями, рассматривают судьи арбитражных судов, а не мировые.

Ссылка судьи на то, что мировые судьи рассматривают дела, указанные в ч. 1 ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является необоснованной. Данная норма закона содержит перечень статей, дела о которых рассматривают судьи, а ч. 3 ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях конкретизирует полномочия судей тех или иных судов рассматривать определенную категорию дел об административных правонарушениях.

В связи с тем, что при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановление и решение подлежат отмене.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 11.12.2003, дело N 4-А-143/2003

 

5. Дела об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов.

 

(извлечение)

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 22.10.2003 П. подвергнут административному взысканию по ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 1 год.

Судья Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства по кассационной жалобе П., нашел постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как установлено судом, П. является военнослужащим. В соответствии со ст. 2.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях военнослужащие несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с дисциплинарными уставами, а в силу ч. 3 ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дела об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов.

Судья, рассматривая административный материал в отношении П., эти требования закона не учел, чем грубо нарушил подведомственность рассмотрения дел об административных правонарушениях.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 21.11.2003, дело N 22-А-573/2003

 

6. Если судья по поступившему административному делу придет к выводу, что административной ответственности подлежит другое лицо (физическое или юридическое), при подготовке к рассмотрению дела он должен руководствоваться требованиями статьи 29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Краснотурьинского городского суда Свердловской области от 30.09.2003 Х. на основании ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подвергнута наказанию в виде штрафа.

Х. признана виновной в том, что при проведении проверки 21.07.2003 в магазине, принадлежащем ООО, где она является генеральным директором, было установлено наличие 4 бутылок водки без маркировки специальными региональными марками Свердловской области.

Судья Свердловского областного суда, рассмотрев дело по жалобе Х., нашел постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, дело об административном правонарушении и проведении административного расследования возбуждено 21.07.2003 в отношении ООО и должностного лица - заведующей отделом магазина Г. Протокол об административном правонарушении от 15.09.2003 составлен также с указанием, что ООО совершило административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Между тем судья незаконно подверг административному наказанию генерального директора ООО Х., в отношении которой протокол не составлялся и производство об административном правонарушении инспекцией МНС не проводилось.

Кроме того, рассмотрев административное дело в отсутствие Х., суд нарушил ее права, предусмотренные законом.

Если судья по поступившему административному делу придет к выводу, что административной ответственности подлежит другое лицо (физическое или юридическое), то при подготовке к рассмотрению дела он должен руководствоваться требованиями ст. 29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

На основании изложенного постановление отменено, административное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 24.10.2003, дело N 22-А-533/2003

 

7. Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрена возможность назначения административного наказания ниже низшего предела, установленного санкцией статьи.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Артемовского городского суда Свердловской области от 02.10.2003 Ф. подвергнут административному наказанию по ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде штрафа 500 рублей в доход государства.

Судья Свердловского областного суда, рассмотрев материалы дела по протесту прокурора, нашел постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение. Таким образом, главой 4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрена возможность назначения наказания ниже низшего предела, установленного санкцией статьи.

Назначая Ф. наказание по ч. 2 ст. 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде штрафа 500 рублей в доход государства, судья не учел, что санкция указанной статьи предусматривает наказание в виде штрафа от 10 до 15 минимальных размеров оплаты труда, то есть от 1000 до 1500 рублей. При таких обстоятельствах постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 05.11.2003, дело N 22-А-544/2003

 

8. В постановлении по делу об административном правонарушении должна быть указана статья Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за совершение административного правонарушения.

 

(извлечение)

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 2 г. Ивделя Свердловской области от 30.05.2003 Ч. за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1, 2 ст. 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, назначено административное наказание в виде штрафа с конфискацией изъятой продукции.

Ч. признан виновным в том, что он, не имея свидетельства о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя и специального разрешения, 16.05.2003 продал Ф. спиртосодержащую жидкость.

Заместитель председателя Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства по надзорной жалобе Ч., нашел постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в постановлении по делу об административном правонарушении, помимо иных обстоятельств, должна быть указана статья Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за совершение административного правонарушения.

Как следует из постановления по настоящему делу, данные требования закона судьей не выполнены. В частности, в описательной части постановления мировой судья указал только обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, и то, что эти обстоятельства свидетельствуют о нарушении Федерального закона от 22.11.1995 "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции". Однако вывод о наличии в действиях Ч. состава какого-либо административного правонарушения в постановлении отсутствует.

Кроме того, принимая судебное решение о назначении Ч. административного наказания, мировой судья безмотивно сослался как на ч. 1 ст. 14.1, так и на ч. 2 ст. 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, тогда как данными частями ст. 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрены различные составы административных правонарушений.

На основании изложенного постановление отменено, дело возвращено на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 10.11.2003, дело N 4-А-136/2003

 

9. В связи с существенным нарушением сотрудниками ГИБДД порядка направления лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, отказ от его прохождения не влечет ответственности по статье 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

(извлечение)

 

Постановлением по делу об административном правонарушении судьи Полевского городского суда Свердловской области от 14.10.2003 Н. подвергнут административному наказанию по ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства по жалобе Н., нашел постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

Статья 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает ответственность за невыполнение законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

При этом законность указанного требования состоит в соблюдении сотрудниками милиции установленного порядка направления на медицинское освидетельствование и проведения медицинского освидетельствования.

Согласно ст. 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также "Правилам медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов", утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2002 N 930, на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения подлежит направлению лицо, управляющее транспортным средством, в отношении которого, согласно критериям, установленным Минздравом Российской Федерации, имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии алкогольного опьянения.

При этом о направлении лица на медицинское освидетельствование составляется протокол, его копия вручается лицу, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, а в протоколе указываются дата, время, место, основания направления на медицинское освидетельствование, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, его подпись и подпись лица, в отношении которого применена данная мера. По настоящему делу данное требование закона нарушено, протокола о направлении Н. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в материалах дела не имеется, в связи с чем нельзя сделать достоверный вывод о наличии у сотрудника ГИБДД достаточных данных полагать, что Н. в момент его задержания находился в состоянии опьянения. Более того, в протоколе, в котором указано на отказ Н. сдать анализы на алкоголь, не описан ни один из предусмотренных Минздравом Российской Федерации критериев, служащих основанием полагать наличие состояния опьянения.

В связи с существенным нарушением должностным лицом порядка направления Н. на медицинское освидетельствование, отказ от его прохождения не влечет ответственности по ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановление судьи Полевского городского суда Свердловской области в отношении Н. подлежит отмене.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 12.11.2003, дело N 22-А-555/2003

 

10. Административную ответственность за невыполнение законных требований прокурора влекут лишь умышленные действия.

 

(извлечение)

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Богдановичского района от 23.06.2003 Е. на основании ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подвергнут штрафу. В постановлении указано, что Е., являясь руководителем предприятия, не выполнил требование прокурора г. Богдановича о предоставлении к установленному прокурором сроку информации.

Определением судьи Богдановичского городского суда Свердловской области от 14.07.2003 апелляционная жалоба Е. оставлена без удовлетворения.

Заместитель председателя Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного дела, нашел постановление и определение подлежащими отмене по следующим основаниям.

По ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях наступает ответственность лишь в случаях, когда должностное лицо умышленно не выполняет требования прокурора. Е. последовательно утверждал, что требование прокурора о предоставлении документов к 16.05.2003 было им получено 12.05.2003. Он сразу же поставил в известность помощника прокурора К. о том, что выполнить запрос прокуратуры к указанному сроку не сможет, так как документов в организации не имелось. Об этом он сообщал прокурору письмом от 08.05.2003.

Кроме того, из материалов дела следует: чтобы выполнить требование прокурора, Е. обращался к главному архитектору города за копиями документов.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с тем, что Е. умышленно не выполнил требование прокурора о предоставлении ему документов к 16.05.2003.

На основании изложенного постановление и апелляционное определение отменены за отсутствием в действиях Е. состава административного правонарушения.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 30.10.2003, дело N 4-А-81/2003

 

11. Требования главы 25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях распространяются и на порядок рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

 

(извлечение)

 

Постановлением заместителя командира ОР ДПС ОГИБДД Кировского РУВД от 07.10.2002 С. подвергнут административному штрафу за правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решением судьи Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 02.09.2003 жалоба С. на данное постановление оставлена без удовлетворения.

Судья Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства по жалобе С., нашел решение судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу ч. 2 ст. 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях рассмотрение дела об административном правонарушении в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство, возможно лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела.

Эти же требования распространяются на порядок рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

Как следует из материалов дела, жалобу С. судья рассмотрел в его отсутствие. При этом в деле не имеется данных о том, что он извещен о времени и месте рассмотрения его жалобы 02.09.2003.

Более того, из материалов дела следует, что ранее дважды назначалось рассмотрение его жалобы, и оба раза С. являлся в судебное заседание, из чего можно сделать вывод о его намерении участвовать при рассмотрении жалобы. Кроме того, в деле содержатся сведения о том, что С. извещен повесткой о рассмотрении дела 20.10.2003.

Таким образом, права лица, привлеченного к административной ответственности, были нарушены.

На основании изложенного решение судьи по жалобе С. на постановление по делу об административном правонарушении отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 08.10.2003, дело N 22-А-492/2003

 

Информация

 

Бюллетень сформирован на основании материалов судебной практики по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, содержащихся в следующих источниках:

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, N 10 - 12 за 2003 г.;

2. Официальный web-сайт Верховного Суда Российской Федерации (www.supcourt.ru);

3. Электронная база документов "Практика Свердловского областного суда".

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Свердловского областного суда

 

Отдел работы с законодательством

и обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

 

12 января 2004 года

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018