| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

Утвержден

постановлением президиума

Свердловского областного суда

от 16 апреля 2004 г.

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2004 ГОДА (3))

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

I. Вопросы квалификации преступлений

 

1. Поскольку лицо, в отношении которого дело было выделено в отдельное производство, было оправдано, суд при рассмотрении дела в отношении другого обвиняемого необоснованно признал его виновным в совершении преступления в составе группы лиц по предварительному сговору.

 

(извлечение)

 

Приговором Кушвинского районного суда от 07.04.1999 М. был осужден по п. "б", "в", "д" ч. 2 ст. 131, п. "б", "д" ч. 2 ст. 132 Уголовного кодекса Российской Федерации.

М. признан виновным в том, что, находясь в состоянии опьянения, по предварительному сговору с другим лицом совершил изнасилование несовершеннолетних Л. и О., а также совершил в отношении их насильственные действия сексуального характера, при этом угрожал им убийством, избивал.

Президиум Областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

Как видно из приговора, суд признал, что М. совершил изнасилование и насильственные действия сексуального характера по предварительному сговору с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Таким лицом, как свидетельствуют материалы дела, являлся Д. 21.10.2002 уголовное дело по обвинению Д. в изнасиловании несовершеннолетних Л. и О. рассмотрено Кушвинским городским судом, который вынес в отношении Д. оправдательный приговор ввиду недоказанности его вины в изнасиловании потерпевших Л. и О.

Данный приговор вступил в законную силу, его копия приложена к материалам уголовного дела.

По изложенным основаниям из приговора исключено указание суда на осуждение М. по п. "б" ч. 2 ст. 131, п. "б" ч. 2 ст. 132 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 18.02.2004, дело N 44-У-35/2004

 

 

2. Статья 161 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.12.2003 не предусматривает ответственность за совершение грабежа с причинением значительного ущерба гражданину, а устанавливает наказание за совершение грабежа в крупном размере, который составляет 250 тысяч рублей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-1887/2004

 

3. Действия осужденных по ограничению свободы потерпевших помимо их воли охватывались объективной стороной преступления, предусмотренного статьей 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, являясь формой примененного насилия, и дополнительной квалификации по статье 127 Уголовного кодекса Российской Федерации не требовали.

 

(извлечение)

 

Приговором Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 28.08.2003 Т. осужден по п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162, п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации наряду с другими статьями; В. осужден по п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162, п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Органами предварительного расследования Т. и В. предъявлено обвинение в том, что они при совершении разбойных нападений ограничили свободу передвижения потерпевших пределами салона автомашин вопреки их воле, то есть незаконно лишили свободы, совершив преступление, предусмотренное п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Предъявленное обвинение является излишним и подлежит исключению из обвинения, поскольку при разбойном нападении, согласно умыслу осужденных, конечной целью преступления являлось завладение имуществом потерпевших с применением насилия, опасного для их жизни и здоровья.

Действия Т., В. по ограничению свободы потерпевших помимо их воли охватывались объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, и являлись формой насилия, примененного к потерпевшим. Наличие умысла на незаконное лишение свободы, не связанное с похищением потерпевших, в действиях осужденных не установлено, и доказательств этому приведено не было.

На основании изложенного из приговора исключено осуждение Т. и В. по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.02.2004, дело N 22-1/2004

 

4. В случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей в ходе разбойного нападения действия виновного полностью охватываются составом преступления, предусмотренного пунктом "в" части 3 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, и дополнительной квалификации по статье 111 Уголовного кодекса Российской Федерации не требуют.

 

(извлечение)

 

Как видно из материалов дела, В. с целью завладения деньгами потерпевшей напал на нее и нанес ей топором три удара по голове, причинив своими действиями тяжкий вред ее здоровью.

Преступление квалифицировано судом по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации и по п. "в" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации. Суд кассационной инстанции переквалифицировал действия В. с ч. 3 ст. 30 и п. "з" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в надзорном представлении поставил вопрос об изменении судебных решений, считая, что квалификация одних и тех же действий в отношении одного потерпевшего по п. "в" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации и ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации неправомерна.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации удовлетворил надзорное представление, указав следующее.

Нападение В. на потерпевшую с целью завладения ее деньгами, в ходе которого потерпевшей был причинен тяжкий вред здоровью, квалифицировано судом по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 и ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По смыслу уголовного закона причинение вреда здоровью при разбое полностью охватывается составом этого преступления. Поэтому, если при разбое причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего, дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации не требуется.

 

Постановление

Верховного Суда Российской Федерации

N 109п03пр

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за III квартал 2003 г.

 

5. Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений - по статье 162 и части 4 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Органами предварительного следствия действия Г. по эпизоду нападения на потерпевшего С. в целях хищения его имущества и причинения ему тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, были квалифицированы по ч. 4 ст. 111 и п. "в", "г" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В ходе судебного разбирательства нашла свое полное подтверждение вина Г. в нанесении ударов молотком потерпевшему С. во время нападения на него, от чего наступила смерть С.

Приговором Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 14.04.2003 Г. осужден по п. "в", "г" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации. Суд квалифицировал действия Г. только по п. "в", "г" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, исключив из его обвинения ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации как излишне вмененную.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда, отменяя приговор, указала следующее.

Из материалов дела следует, что Г. и В. совершили нападение на С. в целях хищения его имущества. Во время нападения Г. вышел за пределы предварительной договоренности и нанес потерпевшему удары молотком по голове, причинив ему тяжкий вред здоровью, от чего наступила смерть С.

Наступление смерти С. в результате причинения ему тяжкого вреда здоровью не охватывается составом разбоя, поэтому действия Г., в результате которых наступила смерть потерпевшего, надлежит квалифицировать по совокупности с разбоем. В связи с этим исключение из обвинения Г. ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации является незаконным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 10.03.2004, дело N 22-1527/2004

 

6. Ответственность за незаконное приобретение и ношение гладкоствольного огнестрельного оружия уголовным законом не предусмотрена.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.03.2004, дело N 22-1217/2004

 

7. Обрез, изготовленный из гладкоствольного охотничьего оружия, имеет другие характеристики, в связи с чем является огнестрельным оружием, ответственность за хранение и приобретение которого не отменена.

 

(извлечение)

 

Приговором Тавдинского городского суда от 04.12.2003 К. признан виновным, в частности, в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия.

Судебная коллегия оставила без изменения приговор суда в части осуждения Королева по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку обрез, изготовленный из гладкоствольного охотничьего оружия, имеет другие характеристики, в связи с чем является огнестрельным оружием, ответственность за хранение и приобретение которого не отменена.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.03.2004, дело N 22-1254/2004

 

8. В соответствии с частью 2 статьи 20 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовная ответственность за преступление, предусмотренное частью 1 статьи 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, наступает с шестнадцатилетнего возраста.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 31.03.2004, дело N 22-2470/2004

 

9. Приговор в части осуждения лица по части 2 статьи 325 Уголовного кодекса Российской Федерации отменен, а уголовное дело в этой части прекращено в связи с непричастностью обвиняемого к совершению преступления.

 

(извлечение)

 

Приговором Шалинского районного суда от 29.01.2004 Ч. осуждена по ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Приговором суда Ч. признана виновной в том, что в ночь на 02.11.2003 путем незаконного проникновения в дом в пос. Шаля Свердловской области совершила кражу чужого имущества на сумму 4395 рублей и похитила паспорт гражданки Е.

Выводы суда о виновности Ч. в совершении кражи чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище основаны на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах. Действиям Ч. в этой части суд дал правильную юридическую оценку, квалифицировав содеянное по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Вместе с этим приговор в части осуждения Ч. по ч. 2 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации за кражу паспорта следует отменить, и дело в этой части прекратить.

Ч. на протяжении всего предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства последовательно утверждала, что не имела намерения похищать паспорт потерпевшей. Этот паспорт она случайно обнаружила после совершенной кражи при осмотре карманов похищенного ею плаща. Суд в приговоре не дал никакой оценки данным показаниям и не привел мотивов, по которым он положил в основу приговора показания потерпевших и отверг доводы виновного лица. Не имеется также в приговоре указаний на конкретные обстоятельства хищения паспорта, в частности, не указано место, откуда был похищен этот документ.

Имеющиеся сомнения по делу следовало толковать в пользу обвиняемой.

На основании изложенного приговор в части осуждения Ч. по ч. 2 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации отменен, уголовное дело в этой части производством прекращено в связи с ее непричастностью к совершению преступления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.03.2004, дело N 22-1385/2004

 

II. Вопросы назначения наказания, освобождения

от уголовной ответственности и наказания

 

1. Согласно пункту "в" части 4 статьи 18 Уголовного кодекса Российской Федерации при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

 

(извлечение)

 

Приговором Слободо-Туринского районного суда от 23.01.2004 Е. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на 6 месяцев лишения свободы. Условное осуждение Е. по приговору суда от 22.04.2002 отменено, и в соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации неотбытое наказание в виде 2 лет 7 месяцев лишения свободы частично присоединено к вновь назначенному. Окончательно по совокупности приговоров Е. к отбытию назначено 3 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Выводы суда о доказанности вины Е. основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, которым в приговоре дана надлежащая оценка. Вместе с тем суд неправильно применил уголовный закон, признав наличие в действиях Е. рецидива преступлений.

Как следует из материалов дела, кража совершена Е. в период испытательного срока, назначенного по предыдущему приговору. Согласно п. "в" ч. 4 ст. 18 Уголовного кодекса Российской Федерации при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

На момент совершения кражи условное осуждение Е. отменено не было. Следовательно, судимость Е. от 22.04.2002 не могла учитываться при признании рецидива преступлений.

На основании изложенного приговор изменен: исключено указание суда о признании в действиях Е. рецидива преступлений.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.03.2004, дело N 22-1640/2004

 

2. Суд, назначив несовершеннолетним осужденным наказание в виде штрафа, необоснованно возложил на них ряд обязанностей, которые вправе был назначить только на основании статьи 90 Уголовного кодекса Российской Федерации при освобождении виновных от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

 

(извлечение)

 

Приговором Режевского городского суда от 04.02.2004 несовершеннолетние Т., М., Е., Л., В. осуждены по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации каждый. Каждому назначено наказание в виде штрафа. Постановлено производить взыскание штрафа с законных представителей осужденных. На всех осужденных возложена обязанность продолжить обучение в учебных заведениях, ограничено их пребывание вне дома после 22 часов без уважительных причин сроком на 6 месяцев.

В соответствии со ст. 90 Уголовного кодекса Российской Федерации несовершеннолетнему могут быть назначены предусмотренные данной статьей принудительные меры воспитательного воздействия. Однако такое назначение возможно только при освобождении виновного от уголовной ответственности в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 90 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Настоящим приговором Т., М., Е., Л., В. не освобождены от уголовной ответственности, им назначено наказание в виде штрафа, поэтому принудительные меры воспитательного воздействия применению не подлежали.

На основании изложенного приговор изменен. Исключено применение принудительных мер воспитательного воздействия в виде возложения на всех осужденных обязанности продолжить обучение в учебных заведениях, ограничения их пребывания вне дома после 22 часов без уважительных причин сроком на 6 месяцев.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.03.2004, дело N 22-1536/2004

 

3. Суд, назначая наказание в виде штрафа, не учел, что осужденный до постановления приговора содержался под стражей, что в соответствии с частью 5 статьи 72 Уголовного кодекса Российской Федерации служит основанием для смягчения наказания либо для освобождения от его отбытия.

 

(извлечение)

 

Приговором Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21 января 2004 года Д. был осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к штрафу в размере 15000 рублей с рассрочкой на два года равными частями по 625 рублей в месяц.

Рассмотрев уголовное дело в отношении Д., судебная коллегия сочла указанный приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Доводы кассационного представления о несправедливости приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания также являются необоснованными. Наличие смягчающих обстоятельств, установленных судом, давали ему основания в соответствии с ч. 3 ст. 68 Уголовного кодекса Российской Федерации отступить от правил, установленных ч. 2 ст. 68 Уголовного кодекса Российской Федерации. Суд хотя и применил при назначении наказания ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации, но в то же время назначил наказание в пределах санкции статьи, которая предусматривает наказание в виде штрафа. С учетом этого судебная коллегия пришла к выводу, что назначенное наказание не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

В то же время суд, назначая наказание в виде штрафа, не учел, что осужденный до постановления приговора содержался под стражей с 28.11.2003 по 21.01.2004, что в соответствии с ч. 5 ст. 72 Уголовного кодекса Российской Федерации служит основанием для смягчения наказания либо для освобождения от его отбытия.

С учетом этого размер штрафа подлежит уменьшению.

На основании изложенного приговор изменен, размер штрафа снижен до 12000 рублей с рассрочкой на два года равными частями по 500 рублей в месяц.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.03.2004, дело N 22-2445/2004

 

4. Исправительные работы не могут быть назначены осужденному, имеющему основное место работы.

 

(извлечение)

 

Приговором Талицкого районного суда от 15.12.2003 З. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, и ей назначено наказание в виде исправительных работ сроком на 2 месяца с удержанием 10% заработка в доход государства.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор, указав следующее.

При постановлении обвинительного приговора в отношении З. суд, назначая ей наказание в виде исправительных работ, нарушил требования ч. 1 ст. 50 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003), которые не предусматривают возможности назначения наказания в виде исправительных работ осужденному, имеющему постоянное место работы.

Как следует из материалов дела, З. имеет постоянное место работы на УМП в должности начальника отдела сбыта и снабжения.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции З. должно было быть назначено любое другое наказание, предусмотренное санкцией ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного приговор изменен: З. назначено наказание по ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 2500 рублей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 16.01.2004, дело N 22-252/2004

 

5. Поскольку в предыдущий приговор не были внесены изменения в связи с принятием Федерального закона от 08.12.2003, установить оставшуюся неотбытой по нему часть наказания не имелось возможности, и суд, назначая окончательное наказание, не должен был преждевременно применять правила статьи 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Сысертского районного суда от 02.02.2004 П., ранее судимый, осужден по ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) на 1 год 6 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 7 ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации условно-досрочное освобождение от отбывания наказания по предыдущему приговору от 14.07.1998 отменено. На основании ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации окончательно к отбытию определено 2 года лишения свободы.

Приговором суда от 02.02.2004 П. признан виновным в хищении имущества, совершенном 01.09.2003.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор суда по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, приговором от 14.07.1998 П. был осужден по п. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, п. "б", "д" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 13.06.1996) с применением ч. 3 ст. 69, ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации на 6 лет лишения свободы. В связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ, действия П. подлежат переквалификации с п. "б", "д" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 13.06.1996) на ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) с определением более мягкой меры наказания в пределах санкции этой статьи.

Однако изменения в приговор от 14.07.1998 внесены не были. В связи с этим установить оставшуюся неотбытой часть наказания по этому приговору на момент совершения П. преступления 01.09.2003 не представляется возможным.

Принимая во внимание, что по смыслу закона все неустранимые сомнения толкуются в пользу осужденного, суд не вправе был назначать П. окончательное наказание по правилам ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 19.03.2004, дело N 22-2015/2004

 

6. Суд вопреки требованиям части 2 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, назначив осужденному основное наказание в виде лишения свободы, не назначил ему обязательное дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством.

 

(извлечение)

 

Приговором Асбестовского городского суда от 11.12.2003 Б. осужден по ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы без лишения права на управление транспортным средством. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Санкция ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, как в прежней, так и в редакции от 08.12.2003, предусматривает помимо основного наказания в виде лишения свободы и обязательное дополнительное наказание в виде лишения права на управление транспортным средством.

Вопреки требованиям ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации суд, назначив осужденному Б. основное наказание в виде 2 лет лишения свободы, не назначил ему дополнительное наказание в виде лишения права на управление транспортным средством, что является обязательным.

В приговоре суда также отсутствует указание на наличие каких-либо исключительных обстоятельств, которые могли бы послужить основанием для принятия подобного решения.

На основании изложенного указанный приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 04.02.2004, дело N 22-815/2004

 

7. Назначение дополнительного наказания при выполнении требований статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое фактически не было назначено ни за одно из преступлений, повлекло изменение приговора.

 

(извлечение)

 

Приговором Асбестовского городского суда от 09.01.2004 З. был осужден по ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации на 1 год лишения свободы, по п. "а" ч. 2 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации - на 2 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний З. назначено 3 года лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с использованием зарегистрированного на его имя огнестрельного оружия, сроком на 2 года. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года. К. осужден по ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации на 1 год 6 месяцев лишения свободы, по п. "а" ч. 2 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации - на 2 года лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний К. назначено 3 года лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с использованием зарегистрированного на его имя огнестрельного оружия, сроком на 2 года. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор, указав следующее.

В соответствии с требованиями ст. 47 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью может назначаться и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наказания за соответствующее преступление.

Суд, признавая З. и К. виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. "а" ч. 2 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, дополнительное наказание ни по одной из статей не назначил.

Между тем при выполнении требований ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации суд назначил осужденным дополнительное наказание, которое фактически назначено не было, чем нарушил требования ст. 47 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного из приговора исключено указание суда о назначении осужденным дополнительного наказания.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 25.02.2004, дело N 22-1336/2004

 

8. В соответствии с частью 6 статьи 88 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

 

(извлечение)

 

Приговором Талицкого районного суда от 22.12.2003 И. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год. На основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 8 месяцев с возложением на осужденного ряда обязанностей.

В соответствии с ч. 6 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

И. совершил преступление средней тяжести впервые в возрасте 15 лет, следовательно, суд назначил ему наказание в виде лишения свободы в нарушение требований материального закона.

На основании изложенного приговор в отношении И. изменен: ему назначено более мягкое наказание в виде исправительных работ, и в соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.01.2004, дело N 22-350/2004

 

9. По конкретному делу суд не вправе был отменять условное осуждение, поскольку это ухудшило бы положение лица с учетом внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации изменений о назначении наказания несовершеннолетним, не достигшим возраста 16 лет и впервые совершившим преступление средней тяжести.

 

(извлечение)

 

Приговором Алапаевского городского суда от 03.02.2004 Г. осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации условное осуждение по приговору от 28.08.2003 отменено, и на основании ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации неотбытое наказание частично присоединено к вновь назначенному наказанию. Окончательно Г. определено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев в воспитательной колонии.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Отменяя условное осуждение и назначая наказание по правилам ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что в соответствии с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003, и ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации из обвинения Г. по предыдущему приговору от 28.08.2003 подлежит исключению квалифицирующий признак неоднократности, и действия его должны быть переквалифицированы с ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть преступление средней тяжести.

Поскольку Г. на момент совершения преступления средней тяжести не достиг возраста 16 лет и совершил это преступление впервые, в соответствии с ч. 6 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание в виде лишения свободы ему по приговору от 28.08.2003 не должно назначаться.

Следовательно, суд был не вправе отменять условное осуждение, поскольку это ухудшает положение Г.

На основании изложенного из приговора исключено указание об отмене Г. условного осуждения и назначении ему наказания по правилам ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.03.2004, дело N 22-2386/2004

 

10. Законом не предусмотрена возможность замены наказания, которое исключено из перечня видов уголовного наказания, другим, существующим видом наказания.

 

(извлечение)

 

Приговором Асбестовского городского суда от 11.12.2003 Д., ранее судимый, осужден по п. "в" ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации. Ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с конфискацией имущества.

В кассационном представлении прокурор просил, в частности, переквалифицировать действия осужденного с п. "в" ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, заменить назначенное Д. дополнительное наказание в виде конфискации имущества штрафом.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор в связи с изданием уголовного закона, имеющего обратную силу, а на довод прокурора указала следующее.

В соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" п. "в" ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации признан утратившим силу, поэтому судебная коллегия переквалифицировала действия Д. с п. "в" ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Кроме того, согласно Федеральному закону от 08.12.2003 п. "ж" ст. 44, ст. 52 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие наказание в виде конфискации имущества, признаны утратившими силу, ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции этого Закона не предусматривает наказания в виде конфискации имущества. В связи с этим указание на назначение осужденному дополнительного наказания в виде конфискации имущества из приговора исключено.

Законом не предусмотрена возможность замены наказания, исключенного из перечня видов уголовного наказания, другим, существующим видом наказания. Поэтому просьба прокурора о замене осужденному дополнительного наказания в виде конфискации имущества штрафом оставлена без удовлетворения.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-1905/2004

 

11. Суд ошибочно назначил виновному наказание сначала по совокупности приговоров, а затем - по совокупности преступлений, тогда как следовало назначить наоборот: сначала - по совокупности преступлений, а затем - по совокупности приговоров.

 

(извлечение)

 

Приговором Алапаевского городского суда от 25.11.2003 П. осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на 3 года лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации условное осуждение по приговору суда от 23.04.2003 отменено.

В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации неотбытое наказание по приговору от 23.04.2003 присоединено к вновь назначенному наказанию частично в виде 6 месяцев лишения свободы и назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и приговору суда от 10.10.2003, окончательно назначено 4 года лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Судом не был соблюден порядок назначения осужденному наказания по совокупности преступлений и приговоров. Вопреки требованиям закона суд назначил П. наказание сначала по совокупности приговоров, а затем - по совокупности преступлений, тогда как следовало назначить наоборот: сначала - по совокупности преступлений, а затем - по совокупности приговоров.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и приговору от 10.10.2003, П. назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации условное осуждение по приговору суда от 23.04.2003 отменено.

В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации неотбытое наказание по приговору от 23.04.2003 присоединено к вновь назначенному наказанию частично в виде 6 месяцев лишения свободы, и окончательно П. назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 09.01.2004, дело N 22-42/2004

 

12. Поскольку наказание по предшествующему приговору отбыто в пределах максимальной границы санкции части 1 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.12.2003, вывод суда о необходимости выполнения требований статьи 70 Уголовного кодекса Российской Федерации при постановлении нового приговора ошибочен.

 

(извлечение)

 

Приговором Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила от 15.12.2003 Н., ранее судимый, осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к двум годам лишения свободы. В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации Н. отменено условно-досрочное освобождение. На основании ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности приговоров окончательно определено два года один месяц лишения свободы без штрафа.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда, изучив материалы дела по кассационному представлению прокурора, изменила приговор суда по следующим основаниям.

Согласно изменениям и дополнениям, внесенным в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, действия Н. по предыдущей судимости в связи с декриминализацией должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, санкция которой предусматривает лишение свободы до 4 лет, что свидетельствует об отбытии Н. наказания по предыдущему приговору.

На основании изложенного из приговора исключено применение ст. 79, 70 Уголовного кодекса Российской Федерации; определено считать Н. осужденным по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 04.02.2004, дело N 22-686/2004

 

13. При совершении осужденным в период условно-досрочного освобождения умышленного преступления суд отменяет условно-досрочное освобождение и назначает реальное лишение свободы.

 

(извлечение)

 

Приговором от 01.03.2001 Ч. был осужден по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на три года лишения свободы, освобожден 15.05.2003 условно-досрочно на 5 месяцев 28 дней.

Приговором Пригородного районного суда от 18.12.2003 Ч., ранее судимый, осужден за совершение 09.08.2003 преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, на три года лишения свободы. В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности приговоров к наказанию, назначенному Ч. по настоящему приговору, частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору от 01.03.2001, и окончательно ему назначено три года три месяца лишения свободы. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание Ч. постановлено считать условным с испытательным сроком два года с обязательной регистрацией в государственном органе, осуществляющем исправление осужденного.

Из материалов дела следует, что приговором от 01.03.2001 Ч. был осужден по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на три года лишения свободы, освобожден 15.05.2003 условно-досрочно на 5 месяцев 28 дней. В период условно-досрочного освобождения совершил умышленное преступление по настоящему уголовному делу.

Суд ошибочно назначил Ч. условную меру наказания по совокупности приговоров, поскольку такое решение суда противоречит требованиям ст. 79 и 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым при совершении осужденным в период условно-досрочного освобождения умышленного преступления суд отменяет условно-досрочное освобождение и назначает реальное лишение свободы.

Допущенное судом нарушение является существенным, влекущим отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 28.01.2004, дело N 22-661/2004

 

14. Непризнание своей вины подсудимым не может рассматриваться в качестве обстоятельства, влияющего на назначение ему наказания.

 

(извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание на то, что при назначении наказания суд учел непризнание подсудимым своей вины.

Признание или непризнание своей вины - это согласно ст. 51 Конституции Российской Федерации конституционное право гражданина, поэтому непризнание своей вины подсудимым не может рассматриваться в качестве обстоятельства, влияющего на назначение ему наказания.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 30.01.2004, дело N 22-785/2004

 

15. Суд в постановлении ошибочно указал, что подсудимая, как невменяемое лицо, совершила преступление, а не общественно опасное деяние, а также неправильно освободил ее от наказания, а не от уголовной ответственности.

 

(извлечение)

 

Постановлением Талицкого районного суда от 27.01.2004 С. по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации освобождена от наказания с применением принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра.

Выводы суда о том, что С. совершила преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, в состоянии невменяемости и в связи с этим подлежит освобождению от наказания, не основаны на законе.

По смыслу ч. 1 ст. 21 Уголовного кодекса Российской Федерации не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы С. в отношении содеянного, как страдающую хроническим психическим расстройством в форме шизофрении, следует считать невменяемой.

Таким образом, суд в постановлении ошибочно указал на то, что С., как невменяемое лицо, совершила преступление, а не общественно опасное деяние, а также неправильно освободил ее от наказания, а не от уголовной ответственности.

На основании изложенного постановление изменено. С. освобождена от уголовной ответственности за совершенное общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 27.02.2004, дело N 22-1372/2004

 

III. Процессуальные вопросы

 

1. Согласно части 3 статьи 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное дело может быть возбуждено прокурором в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по другим причинам не может защищать свои права и законные интересы.

 

(извлечение)

 

Ш. обвинялся в умышленном причинении побоев Е. На стадии производства подготовительных действий к судебному заседанию адвокат обратился с ходатайством о прекращении уголовного дела в отношении Ш. в части его обвинения по ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием заявления потерпевшего.

Постановлением судьи Самарского областного суда, вынесенным 13 ноября 2002 г. по результатам предварительного слушания, данное ходатайство оставлено без удовлетворения на том основании, что уголовное дело в этой части было возбуждено прокурором с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. В кассационной жалобе адвокат просил в этой части постановление судьи отменить и уголовное дело в отношении Ш. прекратить в связи с отсутствием жалобы потерпевшего и незаконным возбуждением дела прокурором, сославшись на то, что у потерпевшего Е. имеется близкая родственница - дочь. Она, хотя и отказалась от своих прав потерпевшей в данном уголовном деле, однако по закону таковой является, в беспомощном состоянии не находится, нет и других причин, по которым она не могла бы защищать свои права и интересы. При таких обстоятельствах прокурор, по мнению адвоката, не имел права возбуждать дело частного обвинения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 28 апреля 2003 г. постановление судьи Самарского областного суда оставила без изменения, а кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, установленном частью третьей настоящей статьи.

Согласно же ч. 3 ст. 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное дело может быть возбуждено прокурором в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. При этом прокурор направляет уголовное дело для производства предварительного расследования.

Как видно из материалов дела, близкая родственница погибшего - дочь отказалась от своих прав как потерпевшей, а также от защиты интересов погибшего отца в рамках уголовного процесса. Поэтому прокурор обоснованно, с соблюдением требований, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку сам Е. не мог защитить свои права и законные интересы ввиду смерти.

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации

N 2, 2004 г.

 

2. В случае, если из поданного мировому судье заявления потерпевшего усматривается, что в действиях лица, в отношении которого поступило заявление, содержатся признаки более тяжкого преступления, чем те, которые указаны в части 2 статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации мировой судья должен направить такое дело по подследственности для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. При этом вынесение постановления о направлении дела прокурору для производства дознания не основано на законе.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-М-40/2004

 

3. Если обвиняемому вменяется совершение нескольких преступлений, предусмотренных разными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть указано, какие конкретно действия вменяются по каждой из норм уголовного закона.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 30.10.2003 уголовное дело в отношении Р., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286, ст. 292, ч. 1 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации, возвращено прокурору в порядке ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения.

Президиум Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению прокурора области, оставил указанное постановление без изменений.

В уголовно-процессуальном законодательстве, в частности в ст. 171 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, специально подчеркивается, что если обвиняемому вменяется совершение нескольких преступлений, предусмотренных разными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, то в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть указано, какие конкретно действия вменяются по каждой из норм уголовного закона.

В нарушение названного Закона в постановлении о предъявлении обвинения Р. описаны все инкриминируемые преступные деяния, а затем подряд перечисляются уголовно-правовые нормы, по которым квалифицируются деяния. В нарушение ч. 3 ст. 171 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при формулировании обвинения Р. не конкретизируется, какие именно действия подпадают под каждую из статей (ч. 1 ст. 286, ст. 292, ч. 1 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации). Между тем такое предъявление обвинения сопряжено с нарушением права обвиняемого на защиту.

Кроме того, нельзя согласиться с тем, что изменение формулировки предъявленного обвинения не допускается, поскольку невозможно производство каких-либо следственных действий по уголовному делу.

Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2003 N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", положения ч. 1 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты предварительного следствия.

Конституционным Судом Российской Федерации ч. 4 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации признана не соответствующей Конституции Российской Федерации.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 14.01.2004, дело N 44-У-2/2004

 

4. В соответствии со статьей 220 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в обвинительном заключении следователь обязан сослаться не только на источник доказательств, но и привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательства.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи уголовное дело по обвинению А. по ст. 292, 305 Уголовного кодекса Российской Федерации со стадии предварительного слушания возвращено прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных при составлении обвинительного заключения.

Обосновывая необходимость возвращения дела, судья в постановлении указал, что в обвинительном заключении следователь не привел перечень доказательств, имеющихся в материалах дела, а сослался лишь на их источники без изложения сведений, составляющих конкретное доказательство, что сделало невозможным проведение проверки доказательств путем их сопоставления, а также повлекло за собой нарушение права обвиняемой на защиту, поскольку лишило ее возможности возражать против предъявленного обвинения.

Суд кассационной инстанции признал такое решение правильным. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в надзорном представлении поставил вопрос об отмене судебных решений. Президиум Верховного Суда Российской Федерации оставил надзорное представление без удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно ст. 220 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в обвинительном заключении следователь обязан привести наряду с другими обстоятельствами перечень доказательств, подтверждающих обвинение. В соответствии со ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В ч. 2 ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перечисляются источники доказательств, к которым относятся показания подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, заключение и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы.

В ст. 76 - 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации дается определение понятий каждого из доказательств. Из этого следует, что в соответствии со ст. 220 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации следователь обязан сослаться не только на источник доказательств, как это сделано в обвинительном заключении по данному делу, но и привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательства.

Отсутствие в обвинительном заключении перечня доказательств лишило обвиняемую возможности оспаривать отдельные из них и выработать тактику защиты в судебном заседании.

Доводы представления о том, что обвиняемая и ее защитник в полном объеме ознакомлены с материалами дела, не освобождают от необходимости изготовления органами предварительного следствия обвинительного заключения, соответствующего требованиям закона, и своевременного его вручения обвиняемой до начала судебного разбирательства.

 

Постановление

Верховного Суда Российской Федерации

N 169п03пр

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за III квартал 2003 г.

 

5. Суд в резолютивной части постановления о возвращении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ошибочно указал, что дело подлежит возвращению на дополнительное расследование.

 

(извлечение)

 

При рассмотрении представление государственного обвинителя на данное постановление, вынесенное судьей Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга, президиум Областного суда, в частности, указал следующее.

Судья в постановлении обоснованно признал, что обвинительное заключение по делу составлено с нарушением ст. 220, 225 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку З. обвиняется по 4 эпизодам преступлений, а потому перечень доказательств должен быть изложен в отдельности по каждому эпизоду обвинения, как того требует ст. 220 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем суд в резолютивной части постановления о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ошибочно указал, что дело подлежит возвращению на дополнительное расследование, поскольку согласно ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации судья вправе возвратить дело прокурору лишь для устранения препятствий его рассмотрения.

Одновременно президиум счел необходимым отметить факт неправомерного перечисления обвиняемого Прокуратурой области за судом.

Возвратив уголовное дело прокурору района, судья оставил З. меру пресечения в виде заключения под стражу и сделал перечисление обвиняемого за прокурором Чкаловского района г. Екатеринбурга. Указанные действия суда в этой части полностью соответствуют положениям ч. 3 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, и какое-либо самовольное перечисление обвиняемого прокурором, когда дело находится в его производстве, вновь за судом не допускается.

Аналогичная позиция была высказана и Верховным Судом Российской Федерации в п. 14 Постановления Пленума N 1 от 5 марта 2004 г. "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 24.03.2004, дело N 44-У-64/2004

 

6. Из описательно-мотивировочной части постановления о приостановлении производства по делу и направлении дела прокурору исключено указание на направление дела прокурору до розыска обвиняемого.

 

(извлечение)

 

Вызванный в судебное заседание 28.01.2004 обвиняемый Х. в суд не явился. Постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 28.01.2004 производство по уголовному делу в отношении Х. приостановлено, Х. объявлен в розыск, дело возвращено прокурору для пересоставления обвинительного акта и обеспечения розыска.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда, рассмотрев материалы дела по кассационному представлению прокурора, изменила постановление судьи по следующим основаниям.

Судом правильно, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 238, ч. 3 ст. 253 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, приостановлено производство по делу и Х. объявлен в розыск. Также судом обоснованно признано, что обвинительный акт составлен с нарушением требований ст. 225 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного акта. В связи с этим судом в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации дело возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения дела.

В то же время из материалов дела следует, что в ходе производства дознания Х. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Согласно ч. 2 ст. 238 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации дело возвращается прокурору для обеспечения розыска обвиняемого в случае, если побег совершил обвиняемый, содержащийся под стражей, а это по данному делу не установлено.

На основании изложенного из описательно-мотивировочной части постановления исключено указание на направление дела прокурору до розыска обвиняемого Х.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным дела

Свердловского областного суда

от 24.03.2004, дело N 22-2443/2004

 

7. Предварительное слушание в соответствии с частью 3 статьи 234 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации может быть проведено в отсутствие обвиняемого только в случае, если он ходатайствовал об этом.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 25.02.2004, дело N 22-1339/2004

 

8. По смыслу закона при прекращении уголовного преследования в отношении лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность, необходимо ссылаться на пункт 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающий прекращение уголовного дела в связи с отсутствием в деянии лица состава преступления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-2536/2004

 

9. Прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает. Вследствие акта об амнистии прекращается не уголовное дело, а уголовное преследование.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 14.01.2004 прекращено производство по уголовному делу по обвинению О. и М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 27 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации на основании подп. "а" п. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26.05.2000 "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов".

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление судьи, указав следующее.

Согласно ч. 2 ст. 27 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает.

Как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия и О., и М. неоднократно возражали против прекращения уголовного дела в отношении их на основании акта об амнистии и в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, не признавали вину в совершении преступления.

При таких обстоятельствах суд обязан был выяснить у О. и М., согласны ли они на прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии. Однако этого сделано не было, какого-либо заявления подсудимых по данному вопросу в материалах дела не имеется, судебное заседание по делу не проводилось.

При отсутствии же согласия подсудимых суд должен был рассмотреть дело по существу и, при отсутствии оснований для оправдания, вынести обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания на основании акта об амнистии.

Кроме того, согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации вследствие акта об амнистии прекращается не уголовное дело, а уголовное преследование в отношении подсудимых.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-1833/2004

 

10. Статья 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующая порядок прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, не исключает в качестве одного из оснований примирения сторон заглаживание причиненного потерпевшему вреда.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 05.12.2003 оставлено без изменения постановление мирового судьи от 27.01.2003 о прекращении уголовного дела в отношении Ч. в связи с примирением сторон.

В кассационной жалобе потерпевшая Б. указывает, что в постановлении мирового судьи и в постановлении апелляционной инстанции не учтены требования положений ст. 20, 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым уголовные дела частного обвинения могут прекращаться в связи с примирением сторон, в этом случае потерпевшему обеспечивается возмещение вреда, причиненного преступлением.

Потерпевшая Б. согласилась на примирение при условии, если Ч. выплатит ей 6000 рублей, но та умышленно ввела Б. в заблуждение, чтобы избежать уголовной ответственности, и выплачивать деньги отказалась.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление судьи по следующим основаниям.

Суд апелляционной инстанции, ссылаясь на ст. 20, 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и оставляя жалобу потерпевшей без удовлетворения, не исследовал и не дал оценки ее доводам о том, на каких условиях потерпевшая заявила о прекращении уголовного дела в отношении Ч. и было ли ее волеизъявление о примирении действительным либо предполагалось под условием и могло состояться только после выполнения этого условия.

Статья 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующая порядок прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, не исключает как одно из оснований примирения сторон заглаживание причиненного потерпевшему вреда.

При таких обстоятельствах постановление судьи апелляционного суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.03.2004, дело N 22-М-41/2004

 

11. Отказ государственного обвинителя от обвинения может иметь место лишь после исследования и анализа собранных по делу доказательств.

 

(извлечение)

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 25.12.2003 в отношении К. прекращено уголовное дело и уголовное преследование по п. "б" ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила данное постановление суда, указав следующее.

В соответствии с ч. 7 ст. 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа.

Таким образом, из данной нормы закона следует, что отказ государственного обвинителя от обвинения может иметь место лишь после исследования и анализа собранных по делу доказательств. При этом отказ от обвинения должен быть мотивированным, содержать ссылки на предусмотренные законом основания.

Признавая положения ч. 7, 8 ст. 246 и п. 2 ст. 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 8.12.2003 N 18-П указал, что по конституционно-правовому смыслу данных положений в системе норм полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, должен быть мотивирован со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты; и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде.

Однако, как видно из протокола судебного заседания, государственный обвинитель отказался от обвинения К. по п. "б" ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации на подготовительной части судебного заседания еще до начала судебного следствия, когда не были исследованы собранные по делу доказательства. При этом свою позицию государственный обвинитель не обосновал.

Кроме того, решение о прекращении уголовного дела суд принял в отсутствие потерпевших, которые, как следует из материалов уголовного дела, о месте и времени судебного заседания извещены не были. Таким образом, потерпевшие были лишены возможности изложить свое мнение по поводу частичного отказа государственного обвинителя от обвинения и, тем самым, были ограничены не только в процессуальных правах, но и в правах, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-1977/2004

 

12. Обоснование приговора рядом недопустимых доказательств повлекло отмену приговора.

 

(извлечение)

 

Приговором Артемовского городского суда от 11.06.2003 Б. осужден по ч. 1 ст. 105, ч. 2 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, отменила приговор по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Как следует из протокола судебного заседания, адвокатом было заявлено ходатайство об исключении из числа доказательств протокола явки с повинной и протокола допроса Б. в качестве подозреваемого. Частично удовлетворяя это ходатайство, суд признал недопустимым доказательством протокол допроса Б. в качестве подозреваемого, однако в нарушение требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации сослался на него в приговоре, используя для доказывания виновности осужденного.

Кроме того, признавая допустимым доказательством протокол явки с повинной, суд не проверил, являлось ли это заявление, поданное в органы расследования, добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в совершении преступления.

Согласно ч. 2 ст. 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации оглашение показаний свидетеля при неявке его в судебное заседание возможно в случае смерти свидетеля, его тяжелой болезни, отказа свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Как следует из рапорта, свидетели З. не находились дома на момент вызова их судебным приставом в суд. Данная причина отсутствия свидетелей в судебном заседании не может являться основанием для оглашения их показаний.

На основании изложенного приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-1971/2004

 

13. Проведение опознания в присутствии только одного понятого является нарушением уголовно-процессуального закона, повлекшим изменение приговора.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 13.10.2003 К. осужден по п. "в", "г" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации наряду с другими статьями.

Виновность осужденного в совершении разбоя подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Вместе с тем из совокупности доказательств следует исключить протокол опознания К. потерпевшей, поскольку в судебном заседании не было опровергнуто утверждение осужденного о том, что при производстве данного следственного действия присутствовал только один понятой, а это является существенным нарушением Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного приговор изменен: исключено указание на протокол опознания как на доказательство вины осужденного.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.01.2004, дело N 22-325/2004

 

14. Положив в основу обвинительного приговора заключение судебно-медицинской экспертизы относительно характера и степени тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшего, суд не принял во внимание то обстоятельство, что данная экспертиза проведена до возбуждения уголовного дела, что повлекло отмену приговора.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.03.2004, дело N 22-2469/2004

 

15. Один и тот же адвокат не может быть защитником двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

 

(извлечение)

 

Приговором Байкаловского районного суда от 14.11.2003 К. и Ф. осуждены по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации каждый, Г. осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор по следующим основаниям.

Согласно закону (ч. 6 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) один и тот же адвокат не может быть защитником двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

По данному делу видно, что между К., Г. и Ф. имеются противоречия в интересах. Противоречия имелись как во время предварительного расследования (следователь путем проведения очных ставок между обвиняемыми пытался устранить эти противоречия), так и в ходе судебного разбирательства, что следует из приговора.

Однако при этом на предварительном следствии интересы всех обвиняемых защищал один адвокат. Таким образом, на предварительном следствии право обвиняемых на защиту было нарушено.

На основании изложенного приговор в отношении К., Г. и Ф. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.01.2004, дело N 22-168/2004

 

16. В судебном заседании право подсудимого на защиту было нарушено, поскольку профессиональный адвокат защиту его интересов не осуществлял.

 

(извлечение)

 

Приговором Краснотурьинского городского суда от 09.12.2003 С. осужден по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила данный приговор, указав следующее.

В соответствии со ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в качестве защитников при производстве по уголовному делу допускаются адвокаты. При этом адвокаты допускаются к участию в производстве по делу по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

Допущенный судом к участию в деле в качестве защитника Ж. не является членом адвокатской палаты, и сведения о нем не внесены в реестр адвокатов Свердловской области. Данное обстоятельство усматривается из ордера, в котором отсутствуют необходимые реквизиты, в том числе регистрационный номер в реестре адвокатов Свердловской области, а также из сведений, представленных в кассационную инстанцию адвокатской палатой Свердловской области и Главным управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области.

Таким образом, в судебном заседании право С. на защиту было нарушено, поскольку профессиональный адвокат защиту его интересов не осуществлял.

Нарушение требований ч. 2 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации влечет отмену приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.02.2004, дело N 22-957/2004

 

17. В описательно-мотивировочной части приговора суд вправе сослаться на роль в совершении преступления лиц, уголовное дело в отношении которых было прекращено.

 

(извлечение)

 

Приговором Красноуфимского городского суда от 29.12.2003 О. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда признала необоснованными доводы кассационного представления прокурора об исключении из описательно-мотивировочной части приговора указания суда на то, что О. совершил кражу совместно с малолетним А., не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

В тех случаях, когда отдельные участники преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, освобождены от уголовной ответственности по предусмотренным в законе основаниям, суд, если это имеет значение для установления роли, степени и характера участия подсудимого в преступлении, квалификации его действий или установления других существенных обстоятельств дела, может сослаться в приговоре на роль этих лиц в деянии с обязательным указанием оснований прекращения уголовного дела.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 28.01.2004, дело N 22-610/2004

 

18. В случае причинения материального ущерба и морального вреда лицом, совершившим общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или заболевшим душевной болезнью после совершения преступления, вопрос о возмещении ущерба подлежит рассмотрению лишь в порядке гражданского судопроизводства.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 31.03.2004, дело N 22-1909/2004

 

19. Вынося частное постановление, в котором признан установленным факт совершения преступления, суд принял на себя не свойственную ему функцию обвинения.

 

(извлечение)

 

Частным постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 24.11.2003 по уголовному делу Б. обращено внимание прокурора Свердловской области на допущенные в ходе предварительного следствия по данному делу нарушения уголовно-процессуального законодательства.

В нарушение требований ч. 4 ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд при вынесении частного постановления признал установленным факт дачи следователем, проводившим предварительное следствие по делу Б., ложных показаний в суде, а также фальсификацию им доказательств по данному уголовному делу.

Однако только вступивший в законную силу приговор суда устанавливает вину лица, а также доказывает наличие события преступления и порождает определенные последствия для виновного.

Суд в нарушение требований закона принял на себя не свойственную ему функцию уголовного преследования, осуществляемую стороной обвинения.

На основании изложенного частное постановление отменено, производство по делу в этой части прекращено.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 23.01.2004, дело N 22-497/2004

 

20. Суд апелляционной инстанции вправе сослаться в обоснование своего решения на оглашенные показания лиц, допрошенных в суде первой инстанции, только в случае, если эти показания не оспариваются сторонами.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 04.02.2004, дело N 22-М-26/2004

 

IV. Рассмотрение иных судебных материалов

 

1. Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства следователя об избрании подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу по причине отсутствия необходимых для этого оснований, необоснованно назначил другую меру пресечения, для избрания которой законом предусмотрены те же самые основания.

 

(извлечение)

 

Органами предварительного следствия З. подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 21.01.2004 отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании подозреваемому З. меры пресечения в виде заключения под стражу. Суд мотивировал свое решение тем, что в этом ходатайстве нет сведений о возможности подозреваемого скрыться и воспрепятствовать производству по делу, а также отсутствуют отрицательные данные о его личности. Этим же постановлением З. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила данное постановление.

Основания для избрания любой меры пресечения, из числа предусмотренных ст. 98 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, изложены в ст. 97 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Отказывая в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и указывая на отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о том, что подозреваемый может скрыться и воспрепятствовать производству по делу, суд вместе с тем назначил другую меру пресечения, для избрания которой законом предусмотрены те же самые основания. При этом судом ошибочно избрана мера пресечения, не предусмотренная ч. 7.1 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного постановление Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 21.01.2004 отменено, материалы производства направлены на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 18.02.2004, N 22-1193/2004

 

2. Удовлетворение жалобы на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного в отношении конкретного лица без его извещения о времени и месте рассмотрения жалобы, является незаконным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 18.02.2004, дело N 22-1231/2004

 

3. Суд обоснованно изменил меру пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу ввиду явки обвиняемого в суд в состоянии алкогольного опьянения.

 

(извлечение)

 

Определением судьи Нижнесергинского районного суда от 11.12.2003 Я., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных п. "а", "в" ч. 2 ст. 163, ч. 2 ст. 222, п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на содержание под стражей, поскольку Я. явился в судебное заседание в состоянии алкогольного опьянения.

В соответствии со ст. 102 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации подписка о невыезде и надлежащем поведении состоит в письменном обязательстве обвиняемого не покидать постоянное место жительства без разрешения следователя, прокурора, суда; в назначенный срок являться по вызовам следователя, прокурора и в суд; иным путем не препятствовать производству по уголовному делу.

Как следует из протокола судебного заседания, Я. явился в суд в состоянии опьянения, то есть воспрепятствовал производству по делу.

При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями ст. 110 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд обоснованно изменил ему меру пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.02.2004, дело N 22-736/2004

 

4. Нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при допросе подозреваемого может служить основанием для исключения его показаний из числа доказательств, но не основанием для отказа в удовлетворении ходатайства об избрании подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Ревдинского городского суда от 29.02.2004 несовершеннолетнему П., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе его адвокат просил отменить постановление судьи, мотивируя свое требование тем, что первоначальный допрос несовершеннолетнего П. был произведен в отсутствие законного представителя, при этом ему не были разъяснены права, предусмотренные ст. 51 Конституции Российской Федерации. Адвокат указывал на то, что П. ранее не судим, является несовершеннолетним, учится, положительно характеризуется по месту учебы и в быту, проживает в полной благополучной семье, способной оказать на него положительное влияние. Также, по его мнению, отсутствуют достаточные доказательства причастности П. к совершению преступления, в связи с чем возможно избрание в отношении П. другой меры пресечения.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила постановление судьи, указав следующее.

Выводы суда о необходимости избрания в отношении П., подозреваемого в совершении особо тяжкого преступления, меры пресечения в виде заключения под стражу основаны на материалах дела, которые были исследованы в судебном заседании и получили надлежащую оценку.

Нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при допросе подозреваемого может служить основанием для исключения его показаний из числа доказательств, но не основанием для отказа в удовлетворении ходатайства об избрании П. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Вопросы о доказанности либо недоказанности вины в совершении инкриминированных лицу преступных действий решаются судом при рассмотрении дела по существу, а не при решении вопроса об избрании меры пресечения.

Вместе с тем в нарушение принципа презумпции невиновности судом в постановлении указано, что П. совершил особо тяжкое преступление. На основании изложенного постановление судьи Ревдинского городского суда Свердловской области от 29.02.2004 изменено: в описательной части постановления указано, что П. подозревается в совершении особо тяжкого преступления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.03.2004, дело N 22-2390/2004

 

5. Факт отбывания осужденным наказания за пределами Свердловской области в соответствии со статьей 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не является обстоятельством, освобождающим суд от обязанности надлежащим образом известить его о времени рассмотрения жалобы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 04.02.2004, дело N 22-419/2004

 

6. Не может быть рассмотрена в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации жалоба на действия должностного лица, совершенные в ходе производства по делу об административном правонарушении.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 30.03.2004, дело N 44-У-67/2004

 

7. Получение следователем распечатки входящих и исходящих телефонных звонков возможно только на основании судебного решения.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 15.12.2003 в удовлетворении ходатайства следователя прокуратуры о предоставлении Екатеринбургским городским узлом связи и компанией "Уралтел" распечатки входящих и исходящих звонков отказано. Суд пришел к выводу о том, что для получения распечаток входящих и исходящих телефонных звонков не требуется судебного решения и это действие не предусмотрено ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства следователя, суд не учел, что Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 N 345-О установлено, что содержащаяся в части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февраля 1995 года "О связи" и сохраненная в Федеральном законе от 7 июля 2003 года "О связи" (часть третья статьи 63) норма, согласно которой получение сведений о телефонных переговорах допускается на основании судебного решения, является специальной, конкретизирующей и обеспечивающей действие статей 23 (часть 2) и 24 (часть 1) Конституции Российской Федерации применительно к вопросам сохранения тайны связи.

Право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, фиксируемых на отдельных этапах ее осуществления. В силу этого информацией, составляющей охраняемую Конституцией Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи; для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получение судебного решения. Иное означало бы несоблюдение требования статьи 23 (часть 2) Конституции Российской Федерации о возможности ограничения права на тайну телефонных переговоров только на основании судебного решения.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 30.01.2004, дело N 22-559/2004

 

8. В соответствии со статьей 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вещественные доказательства - предметы, запрещенные к обращению, - уничтожаются либо передаются в соответствующие учреждения и в случае вынесения постановления о прекращении уголовного дела.

 

(извлечение)

 

22.10.2003 следователем СО при Нижнетуринском РОВД было прекращено уголовное преследование в отношении С. ввиду отсутствия в его действиях состава преступления, а вещественные доказательства по делу - 10460 бутылок водки - постановлено уничтожить.

Решением Нижнетуринского городского суда от 16.01.2004 признано необоснованным постановление следователя СО при Нижнетуринском РОВД от 22.10.2003 о прекращении уголовного дела в отношении С. в части уничтожения 10460 бутылок водки.

Как следует из представленных материалов, изъятая у С. водка согласно заключению химической экспертизы не соответствует по наливу требованиям ГОСТа 12545-81 "Водки и водки особые. Упаковка, маркировка, транспортирование и хранение". Кроме того, этикетки водки "Пшеничная", "Русская" на бутылках наклеены самодельным способом, специальные марки на них изготовлены не Гознаком.

Помимо этого, из материалов дела также усматривается, что С., являясь индивидуальным предпринимателем, осуществлял лишь торгово-закупочную деятельность, при этом лицензии на приобретение, хранение и реализацию алкогольной продукции не имел. Более того, содержание товарно-транспортной накладной не соответствовало количеству обнаруженных у него бутылок по разрешающим документам.

В соответствии со ст. 25, 26 Федерального закона от 22.11.1995 "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" в области оборота алкогольной продукции запрещается оборот продукции без сертификатов соответствия, с маркировкой поддельными марками, без оформления документов, подтверждающих легальность производства и оборота алкогольной продукции. Алкогольная продукция подлежит изъятию, если она реализуется без лицензий, сертификатов соответствия, с маркировкой поддельными марками, без документов, подтверждающих легальность производства и оборота продукции.

Таким образом, вывод суда о том, что принадлежащая С. и изъятая у него водка не находилась в незаконном обороте, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с положениями ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вещественные доказательства - предметы, запрещенные к обращению, - уничтожаются либо передаются в соответствующие учреждения и в случае вынесения постановления о прекращении уголовного дела.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 25.02.2004, дело N 22-1444/2004

 

9. При решении вопроса об условно-досрочном освобождении отношение осужденного к совершенному преступлению судом не выяснялось.

 

(извлечение)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 09.07.2002 Е. осужден по п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации на 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности в органах внутренних дел сроком на 2 года.

Постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 01.03.2004 ходатайство Е. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление судьи, указав следующее.

Согласно ч. 2 ст. 43 Уголовного кодекса Российской Федерации одной из целей применения наказания является исправление осужденного. Следовательно, при решении вопроса о возможности условно-досрочного освобождения суду необходимо исследовать эти обстоятельства.

Из материалов, приобщенных к ходатайству Е., следует, что он за время отбывания наказания в местах лишения свободы не допускал нарушений установленного режима, взысканий не имеет, на протяжении всего времени занят трудом, к которому относится добросовестно. С администрацией и осужденными строит правильные отношения. В конфликтные ситуации, возникающие в среде осужденных, не вступает. Во время отбывания наказания вину осознал.

Этим обстоятельствам суд не дал никакой оценки, сославшись как на основание отказа в условно-досрочном освобождении на непризнание Е. вины при постановлении приговора. Такой позиции Е. якобы придерживался и в этом судебном заседании.

Тот факт, что Е. не признавал вину при рассмотрении уголовного дела, установлен приговором. Однако вывод суда о том, что Е. оспаривает вину и в настоящее время, из протокола судебного заседания не следует.

Вопрос о том, каким образом Е. относится к содеянному в настоящее время, судом не выяснялся.

Таким образом, принятое судом решение нельзя признать обоснованным. На основании изложенного постановление судьи отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 31.03.2004, дело N 22-2494/2004

 

10. В случае, если приговор не вступил в законную силу, и на него своевременно подано кассационное представление, дело необходимо направлять в кассационную инстанцию для рассмотрения этого представления в кассационном порядке.

 

(извлечение)

 

Приговором Ирбитского районного суда от 15.12.2003 И. был осужден по п. "в" ч. 4 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. Постановлением того же суда от 26.01.2004 по заявлению осужденного И. в приговор внесены изменения с учетом требований Федерального закона от 08.12.2003.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда отменила постановление суда первой инстанции в связи с ошибочным рассмотрением заявления осужденного.

Приговор суда не вступил в законную силу, и на него своевременно было подано кассационное представление.

При таких обстоятельствах дело необходимо было направить в кассационную инстанцию для рассмотрения кассационного представления на этот приговор в кассационном порядке.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-1750/2004

 

11. В соответствии со статьей 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вопросы, связанные с исполнением приговора, рассматриваются судом в судебном заседании, о чем ведется протокол.

 

(извлечение)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 30.09.2002 П. осужден по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации на 1 год 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным. На осужденного возложено исполнение обязанностей: продолжить обучение, не менять место жительства без уведомления органов внутренних дел, ведающих исполнением наказания.

Уголовно-исполнительная инспекция обратилась в суд с представлением о продлении П. испытательного срока на 1 год и возложении на него дополнительных обязанностей.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 25.06.2003 данное ходатайство удовлетворено. Испытательный срок П. продлен на 1 год, возложены дополнительные обязанности: трудоустроиться в течение 15 дней после вынесения постановления, регулярно являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

Президиум Областного суда отменил указанное постановление по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации, если условно осужденный уклонился от исполнения возложенных на него судом обязанностей или совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может продлить испытательный срок.

Как следует из материалов дела, основанием для продления испытательного срока явилось уклонение осужденного от отбывания наказания, выразившееся в неявке на регистрацию. Однако приговором от 30.09.2002 обязанность являться на регистрацию на П. не возлагалась.

Согласно ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при исполнении приговора суд рассматривает, в частности, вопросы о продлении испытательного срока в соответствии со ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации, о дополнении возложенных на осужденного обязанностей в соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вопросы, связанные с исполнением приговора, рассматриваются судом в судебном заседании, о чем ведется протокол.

Вопрос о продлении П. испытательного срока решался без проведения судебного заседания, так как протокол судебного заседания в материалах дела отсутствует, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме того, как видно из расписки, осужденному П. была вручена повестка, однако дата судебного заседания в ней не указана.

На основании изложенного постановление отменено, производство по делу прекращено.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 03.03.2004, дело N 44-У-51/2004

 

12. При переквалификации действий виновного на менее строгий уголовный закон на стадии исполнения приговора суд оставил назначенное наказание без изменений, при этом не учел, что оно является верхним пределом санкции статьи менее строгого уголовного закона, тогда как при рассмотрении дела суд первой инстанции учитывал ряд смягчающих наказание обстоятельств и не установил наличие отягчающих обстоятельств.

 

(извлечение)

 

Приговором Челябинского областного суда от 07.02.2002 Ш. осужден по ч. 1 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации на 3 года лишения свободы, по п. "г" ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации - на 7 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к отбытию определено 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением судьи Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 15.01.2004 приговор Челябинского областного суда от 07.02.2002 изменен. Действия Ш. переквалифицированы с п. "г" ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 2 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003). Вид исправительного учреждения изменен с исправительной колонии строгого режима на исправительную колонию общего режима. В остальной части приговор суда в отношении Ш. оставлен без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда изменила постановление судьи, указав следующее.

Как следует из постановления судьи, приговор в отношении Ш. был пересмотрен в соответствии с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003, лишь в части переквалификации его действий и изменения вида исправительного учреждения. Однако данный приговор также подлежит изменению в соответствии со ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей обратную силу закона, улучшающего положения лица, и в части назначенного Ш. наказания в виде лишения свободы по ч. 2 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку деяние, предусмотренное данной нормой, относится к категории тяжких преступлений, а не особо тяжких. Кроме того, нижний предел санкции ч. 2 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает 3 года лишения свободы, что улучшает положение осужденного Ш.

Оставляя Ш. наказание по ч. 2 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде 7 лет лишения свободы, то есть то же наказание, которое было назначено ему по п. "г" ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что оно является верхним пределом санкции ч. 2 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем, согласно приговору Челябинского областного суда от 07.02.2002, при назначении Ш. наказания в виде лишения свободы суд признал наличие у него только смягчающих наказание обстоятельств, не установив отягчающих.

Таким образом, учитывая, что действия Ш. были переквалифицированы на менее тяжкий закон и что по приговору Челябинского областного суда у него установлено наличие только смягчающих наказание обстоятельств, наказание, назначенное Ш. по ч. 2 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежит снижению.

На основании изложенного постановление судьи изменено. Наказание, назначенное Ш. по ч. 2 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, снижено до 6 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено к отбытию 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 10.03.2004, дело N 22-1669/2004

 

13. При приведении приговора в соответствие с действующим законодательством суд должен был обсудить вопрос о смягчении назначенного наказания с учетом изменения вида рецидива.

 

(извлечение)

 

Приговором Алексинского городского суда Тульской области от 06.06.2001 Т. осужден по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации на 11 лет 5 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Определением судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 12.10.2001 наказание снижено до 11 лет 3 месяцев лишения свободы.

Постановлением Ивдельского городского суда от 14.01.2004 приговор суда приведен в соответствие с действующим законом: указано, что в действиях Т. содержится простой рецидив, осужденный направлен для отбывания наказания в исправительную колонию строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила постановление по следующим основаниям.

Как следует из приговора, суд в качестве отягчающего наказание обстоятельства указал в приговоре на наличие в действиях Т. особо опасного рецидива и именно с учетом этого обстоятельства назначил ему наказание по правилам ст. 68 Уголовного кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах, когда суд, приводя приговор в соответствие с действующим законодательством, изменил указание о виде рецидива, содержащегося в действиях Т., он должен был обсудить вопрос и о смягчении назначенного Т. наказания.

На основании изложенного постановление суда от 14.01.2004 изменено: назначенное Т. наказание снижено до 10 лет 3 месяцев лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 25.02.2004, дело N 22-1055/2004

 

14. Вопрос об уменьшении суммы, взысканной по приговору суда в возмещение материального ущерба, не может быть разрешен в порядке производства по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора.

 

(извлечение)

 

Приговором Талицкого районного суда от 27.08.2001 с К., осужденного по ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, взыскано в пользу потерпевшего в возмещение материального ущерба 24615 руб.

Осужденный К. обратился в суд с просьбой об исключении из взысканной судом суммы 5216 руб. 28 коп., которые он внес добровольно потерпевшему в возмещение ущерба, о чем в деле имеется расписка.

Постановлением судьи Талицкого районного суда от 09.12.2003 отклонено ходатайство осужденного К. о снижении взысканной с него суммы в возмещение ущерба.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила указанное постановление по следующим основаниям.

Принимая к рассмотрению данное ходатайство осужденного, суд руководствовался п. 15 ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающим возможность суда при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, разъяснить возникающие при исполнении сомнения и неясности. Однако заявленное осужденным ходатайство не является, по мнению судебной коллегии, таким вопросом, разрешение которого возможно в порядке п. 15 ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. К., оспаривая размер суммы взысканного с него приговором суда материального ущерба, фактически просит изменить приговор суда в части разрешения гражданского иска, что суд первой инстанции сделать не вправе. Такой вопрос может быть разрешен при обжаловании приговора в части гражданского иска в порядке надзора или при обжаловании действий судебного пристава в суд.

На основании изложенного постановление отменено, производство по ходатайству К. прекращено.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 09.01.2004, дело N 22-114/2004

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

 

1. Наличие документов, подтверждающих соответствие товаров требованиям закона, не исключает административной ответственности в случаях отсутствия этих документов в местах продажи.

 

(извлечение)

 

Постановлением руководителя межрайонной инспекции МНС Российской Федерации N 10 по Свердловской области от 23.06.2003 Е. привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. В постановлении указано, что Е., являясь директором ООО, осуществлял реализацию алкогольной продукции через магазин без сертификатов соответствия и справок к товарно-транспортным накладным.

Решением судьи Первоуральского городского суда от 29.07.2003 данное постановление отменено, производство по административному делу прекращено. В решении суд указал, что сертификаты соответствия и товарно-транспортные накладные были представлены Е. в ИМНС на следующий день, то есть они имелись в наличии, и поэтому в его действиях состав административного правонарушения отсутствует.

Заместитель председателя Свердловского областного суда отменил решение судьи.

В соответствии с "Правилами продажи алкогольной продукции", утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.08.1996, продавец обязан иметь оформленные копии справки к товарно-транспортной накладной и представлять их по требованию покупателя. Продажа алкогольной продукции без указанных документов запрещается.

Кроме того, согласно ст. 7 Закона "О защите прав потребителей" не допускается продажа товаров без информации об их соответствии требованиям, обеспечивающим безопасность товаров для жизни и здоровья потребителя.

В данном случае продажа осуществлялась без указанных документов, что является нарушением правил торговли.

На основании изложенного решение судьи отменено, дело возвращено на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 14.01.2004, дело N 4-А-203/2004

 

2. Вывод о наличии в действиях лица признаков состава правонарушения, предусмотренного статьей 14.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, признан необоснованным ввиду того, что суд не выяснил, являлись ли электрозапчасти ломом цветного металла.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Сухоложского городского суда от 11.02.2004 Р. привлечен к административной ответственности по ст. 14.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за то, что перевозил на автомашине лом цветного металла без удостоверения о взрывоопасности.

Судья Областного суда отменил постановление по следующим основаниям.

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 11 мая 2001 года и Правилам обращения с ломом и отходами цветных металлов и их отчуждения юридические лица, индивидуальные предприниматели и физические лица, осуществляющие перевозку собственным транспортом, при транспортировке лома и отходов цветных металлов должны обеспечить водителя транспортного средства путевым листом, транспортной накладной и удостоверением о взрывобезопасности лома и отходов цветных металлов.

Согласно акту изъятия в автомашине Р. были обнаружены электрозапчасти, которые он намеревался использовать в личных целях. Данных о том, что данные электрозапчасти относятся к лому цветного металла, в деле не имеется.

Судом не дана оценка тому, являлись ли данные электрозапчасти ломом или отходами цветных металлов. Кроме того, суд не учел, что деятельность Р. не связана с транспортировкой лома цветного металла, и не был выяснен вопрос, должен ли Р. был иметь удостоверение о взрывобезопасности.

На основании изложенного постановление судьи отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 17.03.2004, дело N 22-А-123/2004

 

3. Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ввиду отсутствия в действиях лица признаков данного состава признано необоснованным.

 

(извлечение)

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Талицкого района Свердловской области от 26.12.2003 производство по делу об административном правонарушении в отношении З. прекращено ввиду отсутствия в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Как указано в постановлении судьи, З. назначен на должность генерального директора ООО 04.06.2002, следовательно, обязанности представления сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, на нем не лежало.

Заместитель председателя Областного суда отменил данное постановление.

Как следует из материалов производства, 10.12.2003 в отношении З. как руководителя ООО составлен протокол об административном правонарушении за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок (до 01.04.2003) сведений о доходах физических лиц за 2002 год, необходимых для осуществления налогового контроля. Данные сведения З. обязан был представить в установленный законом срок (п. 2 ст. 230 Налогового кодекса Российской Федерации). Каких-либо сведений о том, что он это сделал, в материалах производства не имеется.

При таких обстоятельствах постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

На основании изложенного постановление мирового судьи отменено, дело передано на новое рассмотрение.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 25.03.2004, дело N 4-А-56/2004

 

4. Государственный налоговый инспектор является должностным лицом, уполномоченным на составление протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

(извлечение)

 

Определением судьи Заречного районного суда от 29.10.2003 возвращен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении К., составленный государственным налоговым инспектором ИМНС России по г. Заречному. В определении указано, что в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протоколы об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, должны составляться должностными лицами органов внутренних дел. Должностные лица налоговых органов не уполномочены на составление протоколов по данным административным правонарушениям.

Заместитель председателя Областного суда, рассмотрев материалы административного производства по протесту заместителя прокурора области, отменил определение по следующим основаниям.

Согласно п. 64 ч. 2 ст. 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вправе составлять должностные лица органов, осуществляющих государственный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

В соответствии со ст. 23 Федерального закона от 22.11.1995 "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" государственный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции осуществляется специально уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления в пределах их компетенции.

Согласно п. 1 Положения о Министерстве Российской Федерации по налогам и сборам, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.10.2000, МНС России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль и регулирование в области производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции.

В соответствии с Перечнем должностных лиц налоговых органов Российской Федерации, утвержденным письмом МНС Российской Федерации от 17.12.2002, государственный налоговый инспектор является должностным лицом налоговых органов Российской Федерации, уполномоченным на составление протоколов об административных правонарушениях.

На основании изложенного определение судьи отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 08.01.2004, дело N 4-А-197/2004

 

5. Административное правонарушение, предусмотренное статьей 20.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не относится к категории длящихся, поэтому постановление по такому делу не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня его совершения.

 

(извлечение)

 

Постановлением начальника УВД г. Серова от 02.09.2002 М. признан виновным в нарушении правил перевозки оружия (ст. 20.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 1000 руб. Решением судьи Серовского городского суда от 19.01.2004 жалоба М. об отмене постановления начальника УВД г. Серова о назначении ему административного наказания оставлена без удовлетворения.

Судья Областного суда, рассмотрев материалы административного производства по кассационной жалобе М., отменил решение судьи и постановление начальника УВД г. Серова по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.

Согласно материалам дела, ружье было утрачено М. 09.05.2002, а постановление об административном правонарушении составлено 02.09.2002. Таким образом, административному наказанию М. подвергнут по истечении срока давности привлечения к административной ответственности. К тому же правонарушение, в совершении которого обвиняется М., не относится к категории длящихся, в отношении которых срок давности исчисляется со дня их обнаружения.

Кроме того, постановление начальника УВД г. Серова от 02.09.2002 не соответствует требованиям ст. 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку в нем не изложены обстоятельства совершенного правонарушения. Также в нем не указана часть статьи, по которой М. должен нести ответственность за совершенное административное правонарушение.

На основании изложенного решение судьи Серовского городского суда от 19.01.2004 и постановление начальника УВД г. Серова от 02.09.2002 в отношении М. отменены, производство по делу прекращено.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 10.03.2004, дело N 22-А-116/2004

 

6. В случаях, когда по общему правилу назначение административного наказания возможно без составления протокола, а лицо, привлекаемое к административной ответственности, оспаривает наличие события правонарушения, составление протокола является обязательным.

 

(извлечение)

 

Постановлением инспектора ДПС ГИБДД от 22.02.2003 Т. признан виновным в нарушении требований п. 10.1 Правил дорожного движения, в связи с чем ему назначено наказание по ч. 1 ст. 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде штрафа в размере 50 рублей в доход государства.

Решением судьи Нижнесергинского районного суда от 27.11.2003 постановление должностного лица ГИБДД о назначении административного наказания Т. оставлено без изменения.

Судья Областного суда отменил постановление должностного лица ГИБДД и решение судьи, указав следующее.

Статья 28.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает возможность назначения административного наказания без составления протокола в определенных случаях, а именно: если назначается наказание в виде предупреждения или административного штрафа в размере, не превышающем одного минимального размера оплаты труда. Если же лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему наказание либо отказывается от уплаты административного штрафа на месте совершения правонарушения, составляется протокол об административном правонарушении.

По настоящему делу протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Т. инспектором ДПС не составлялся, несмотря на то, что Т. оспаривал наличие события указанного административного правонарушения, о чем свидетельствует его собственноручная запись в постановлении о назначении административного штрафа.

Таким образом, инспектором ДПС не было выполнено требование закона об обязательном составлении протокола по делу об административном правонарушении, что относится к существенным процессуальным нарушениям, затрагивающим право Т. на защиту.

При таких обстоятельствах постановление должностного лица о назначении административного наказания в отношении Т. подлежало безусловной отмене судьей Нижнесергинского районного суда, а производство по делу - прекращению в соответствии со ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с истечением срока давности привлечения Т. к административной ответственности.

На основании изложенного постановление инспектора ДПС ГИБДД Нижнесергинского ОВД от 22.02.2003, а также решение судьи Нижнесергинского районного суда от 27.11.2003 в отношении Т. отменены, производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 21.01.2004, дело N 22-А-26/2004

 

7. Вынесенное должностным лицом постановление о назначении административного наказания обжалуется в суд по месту рассмотрения дела.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 31.10.2003 жалоба Ш. на постановление инспектора ДПС о наложении административного наказания за совершении правонарушения направлена для рассмотрения по подведомственности в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга.

Судья Областного суда отменил постановление судьи.

Направляя дело по жалобе Ш. в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга, суд данное решение мотивировал лишь установленным местом расположения ГИБДД УВД г. Екатеринбурга (территория Ленинского района г. Екатеринбурга), должностным лицом которого - инспектором ГИБДД - на Ш. было наложено административное наказание. Однако согласно п. 3 ч. 1 ст. 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях вынесенное должностным лицом постановление по делу об административном правонарушении обжалуется в суд по месту рассмотрения дела. Суд же не выяснил, где данное дело было рассмотрено, не учел доводов жалобы Ш. о том, что постановление было вынесено и вручено ему на месте задержания в районе 10 км Московского тракта (на территории Верх-Исетского района), что подтверждается и копией постановления о назначении наказания, имеющейся в материалах дела.

На основании изложенного постановление судьи отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 09.01.2004, дело N 22-А-9/2004

 

Информация

 

Бюллетень сформирован на основании материалов:

1. Судебной практики по уголовным делам, опубликованной в N 1 - 3 за 2004 г. Бюллетеня Верховного Суда Российской Федерации;

2. Материалов, размещенных на официальном web-сайте Верховного Суда Российской Федерации (Supreme Court of Russia);

3. Электронной базы документов "Практика Свердловского областного суда".

 

Перечень справочно-аналитических материалов по вопросам уголовного и административного судопроизводства, подготовленных в Свердловском областном суде в I квартале 2004 г.:

1. Обобщение кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда за 2003 год;

2. Обзор практики назначения судами Свердловской области условного осуждения;

3. Обобщение практики рассмотрения судьями Свердловской области в 2002 и 2003 годах дел об административных правонарушениях;

4. Справка по результатам обобщения практики применения судами Свердловской области законодательства об условно-досрочном освобождении осужденных от отбывания наказания за 2003 год;

5. Обобщение практики применения судами Свердловской области особого порядка принятия судебных решений при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации);

6. Обобщение практики реализации подсудимыми, обвиняемыми, подозреваемыми или осужденными, а также иными лицами принадлежащего им права на реабилитацию в соответствии с гл. 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Свердловского областного суда

 

Отдел работы с законодательством

и обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018