| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

Утвержден

постановлением президиума

Свердловского областного суда

от 1 июля 2004 г.

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ

И АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

(ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2004 ГОДА (4))

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

I. Вопросы квалификации преступлений

 

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу при защите личности обороняющегося от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 24.02.2004 Н. осуждена по ч. 1 ст. 108 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) Н. признана виновной в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны при следующих обстоятельствах.

06.12.2003 в ходе ссоры со своим мужем К., который, находясь в состоянии алкогольного опьянения, плеснул на Н. из чайника кипятком, а затем стал угрожать ей кухонным ножом, Н., защищаясь, превысив при этом пределы необходимой обороны, действуя с целью убийства, нанесла К. удар ножом в область живота. От полученной раны потерпевший скончался.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденной, отменила приговор суда.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу при защите личности обороняющегося от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Как видно из приговора, судом установлено, что Н. совершила убийство, защищая свою жизнь и здоровье от нападавшего на нее мужа, который был пьян, агрессивен, наносил ей удары, плеснул в нее кипятком, угрожал ножом, значительно превосходил ее физически.

Указанные факты подтверждаются показаниями осужденной Н. о том, что она нанесла удар ножом своему мужу, защищаясь от последнего, который после распития спиртного начал скандалить с дочерью. Когда Н. вмешалась, то он плеснул в нее кипятком из чайника, причинив ожоги. Затем, взяв в одну руку кастрюлю, а в другую - нож, потерпевший стал высказывать угрозы убийством. При этом он нанес Н. удар кастрюлей по голове, выронив нож. Н., успев раньше потерпевшего схватить выпавший нож, отмахнулась вооруженной рукой от нападавшего мужа, нанеся ему удар в область живота. После этого выбежала из кухни, где происходила ссора, и попросила дочь вызвать милицию.

Версия осужденной о том, что удар ножом в область живота К. она нанесла, защищаясь от него, ни органами следствия, ни судом не опровергнута.

С учетом этих обстоятельств суд пришел к выводу о том, что у Н. имелись все основания реально опасаться за свою жизнь и здоровье. Вместе с тем, придя к выводу о том, что смерть своему мужу Н. причинила, защищаясь от общественно опасного посягательства со стороны потерпевшего, который создавал реальную угрозу для ее жизни, суд безмотивно пришел к выводу о совершении ею убийства при превышении пределов необходимой обороны, не указав, в чем именно выразилось такое превышение и на каких доказательствах основан вывод об этом.

Между тем ответственность по ст. 108 УК РФ наступает лишь в том случае, если убийство совершено при защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, при явном (значительном, не подлежащим сомнению) несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства.

Судом установлено и признано доказанным, что нападение со стороны К. имело место, оно было общественно опасным, наличным и действительным (реальным), поскольку К. был вооружен ножом, наносил Н. удары кастрюлей по голове, причинил ожоги, обливая ее кипятком, в связи с чем у нее имелись все основания реально опасаться за свою жизнь и здоровье.

При таких обстоятельствах Н. имела право на защиту своей жизни и здоровья от общественно опасного посягательства любым способом причинения вреда посягающему на нее К. Действовала она в состоянии необходимой обороны без признаков превышения ее пределов.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 23.04.2004, дело N 22-3493/2004

 

2. Суд обоснованно признал преступления совершенными организованной группой.

 

(извлечение)

 

По приговору Ставропольского краевого суда от 22 мая 2002 г. Х. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на одиннадцать лет шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации на шесть лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно ему назначено двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима. Он признан виновным в совершении в составе организованной группы разбойного нападения и в незаконных приобретении, хранении, ношении, передаче оружия и боеприпасов.

Преступления совершены им при следующих обстоятельствах. В начале сентября 1999 г. Х., не зная о созданной К. банде, вступил в преступный сговор с членами банды К., Т. и Ш. для завладения имуществом семьи Г. путем разбойного нападения. Х., К., Т. и Ш. вместе разработали план совершения разбоя, распределили роли и для осуществления данного преступления незаконно приобрели, хранили, передавали и носили огнестрельное оружие - обрез, изготовленный из двуствольного охотничьего ружья, и два патрона к нему, являющиеся боеприпасами, а также маски с прорезями для глаз. 7 сентября 1999 г. они прибыли к дому Г., К. передал Ш. обрез, а сам пошел в условленное место и стал ждать. Х., Т. и Ш. надели маски, с оружием ворвались в квартиру, напали на находившихся там Г., А., малолетнюю Л., Д., В., Е., потребовав выдать деньги и ценности. Ш. угрожал применением обреза, приставляя его к голове В., удерживал потерпевших на кухне, а Х. и Т. обыскивали квартиру. Х. обнаружил деньги в сумме 3670 руб. Д. и А. удалось отобрать у Ш. обрез и сорвать с него маску.

После этого нападавшие скрылись с места преступления, завладев деньгами, чем причинили Г. значительный материальный ущерб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 24 сентября 2002 г. приговор оставила без изменения. В надзорной жалобе осужденный Х. просил об отмене судебных решений ввиду неполноты и односторонности судебного следствия, необоснованного признания его виновным в совершении преступлений в составе организованной группы. Кроме того, в жалобе он указывал на необоснованное признание в его действиях особо опасного рецидива. Президиум Верховного Суда России 3 сентября 2003 г. удовлетворил жалобу частично, указав следующее.

Выводы суда о совершении Х. преступлений в составе организованной группы основаны на исследованных в суде доказательствах и достаточно полно аргументированы в приговоре. Согласно показаниям ранее осужденных по данному делу Т. и Ш. они вместе с Х. договорились о совершении разбойного нападения, заранее приготовили маски, перчатки, обрез, разработали план нападения, распределили роли. Когда ворвались в квартиру, Ш., угрожая обрезом, удерживал потерпевших на кухне, а Х. и Т. искали деньги в комнатах. Х. нашел в спальной комнате кошелек с деньгами, и они его похитили. Как видно из показаний потерпевших, в квартиру ворвались три человека в масках, у одного был обрез, они потребовали деньги и ценности. Один из нападавших обрез приставил к голове В., угрожал убить, а двое стали обыскивать квартиру. Д. удалось вырвать обрез, и нападавшие убежали, прихватив с собой кошелек с деньгами. Приготовление Х., Т. и Ш. к совершению именно открытого похищения чужого имущества подтверждается фактом наличия у них шапок-масок, впоследствии обнаруженных на месте происшествия. С их помощью они скрывали свои лица от потерпевших.

О договоренности участников нападения о применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, свидетельствует то, что они приобрели обрез и патроны к нему. Эти вещественные доказательства обнаружены на месте совершения преступления и изъяты.

Таким образом, Х. совершил преступления в составе организованной группы, и его действия правильно квалифицированы по п. "а" ч. 3 ст. 162 и ч. 3 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации

2004 г., N 4

 

3. Признав, что все имущество было похищено одновременно, суд указал в приговоре, что все действия виновного охватываются частью 3 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. В этом случае суду следовало в описательно-мотивировочной части приговора указать на исключение излишне вмененной статьи, а не принимать решение об оправдании лица по пункту "а" части 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Березовского городского суда от 05.04.2004 Ц. осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации он оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления. Этим же приговором П. осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации он оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления.

Из материалов дела следует, что по эпизоду хищения имущества Т. действия Ц. и П. в ходе предварительного следствия были квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации и п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку в ходе следствия было установлено, что эта кража совершалась в два этапа: сначала с проникновением в дачный домик, а потом с территории садового участка.

Суд, признав, что все имущество Т. было похищено одновременно, указал в приговоре, что все эти действия охватываются ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. Таким образом, фактически суд признал квалификацию действий Ц. и П. по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации излишней.

По смыслу процессуального закона в этом случае суду следовало в описательно-мотивировочной части приговора указать на исключение излишне вмененной статьи.

Судебная коллегия исключила из резолютивной части приговора указание суда об оправдании Ц. и П. по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации без отмены приговора в этой части, поскольку таким решением не нарушаются чьи-либо права.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.06.2004, дело N 22-4636/2004

 

4. Суд ошибочно квалифицировал покушение на кражу как преступное деяние, причинившее значительный ущерб гражданину, поскольку такой ущерб может быть причинен только при оконченном преступлении.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.06.2004, дело N 22-4644/2004

 

5. Из обвинительного приговора, которым лицо фактически было признано виновным в завладении чужим имуществом путем обмана, исключены такие признаки мошенничества, как "совершение хищения путем злоупотребления доверием", а в качестве предмета преступления - "право на чужое имущество".

 

(извлечение)

 

Приговором Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 21.04.2004 Ш. осужден по ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Ш. совершил хищение сотового телефона путем обмана. В постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого и в приговоре суда, кроме названного способа совершения преступления, излишне указано о совершении хищения также путем злоупотребления доверием, а в качестве предмета преступления излишне названо право на чужое имущество.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам исключила из формулировки объективной стороны состава преступления, в котором Ш. признан виновным, указание на способ хищения имущества - путем обмана, а также предмет преступного посягательства - право на чужое имущество.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 09.06.2004, дело N 22-4982/2004

 

6. Если лицо в ходе нападения, совершаемого в целях хищения чужого имущества, угрожало незаряженным оружием, не намеревалось использовать его для применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, то его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью 1 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Каменского районного суда от 29.01.2004 С. и М. осуждены по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации каждый. Они признаны виновными в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с использованием оружия - газового пистолета.

Судебная коллегия по уголовным делам изменила приговор суда по следующим основаниям.

Суд ошибочно пришел к выводу о том, что С. и М. совершили преступление с применением оружия.

Как следует из материалов дела и установлено судом, С. при совершении нападения угрожал незаряженным газовым пистолетом и не намеревался при этом использовать его для причинения вреда, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, поэтому квалификация действий по признаку использования оружия является неверной.

При квалификации действий осужденных следовало учитывать не только то, что потерпевшая восприняла оружие как боевое, а также и то, что в пистолете, который является гражданским газовым оружием самообороны, не было обнаружено патронов.

На основании изложенного из приговора исключено осуждение С. и М. по признаку совершения разбоя с использованием оружия.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 16.04.2004, дело N 22-3036/2004

 

7. Самовольное использование автомобиля "потерпевшего" для поездки в личных целях не может рассматриваться как неправомерное завладение автомобилем (угон), так как в данном случае осужденный исходил из наличия предполагаемого права на пользование автомобилем.

 

(извлечение)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 19.02.2004 Н., наряду с другими статьями, был осужден по ч. 1 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции закона от 13 июня 1996 года).

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор в части осуждения Н. за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, производство по делу прекратила в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Как видно из показаний осужденного Н., потерпевшего К., неправомерных действий по завладению автомобилем потерпевшего Н. не совершал, потерпевший К. сам передал ему ключи от автомобиля.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.05.2004, дело N 22-3470/2004

 

8. В соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" уголовная ответственность за незаконные приобретение и ношение холодного оружия устранена.

 

(извлечение)

 

Приговором мирового судьи К. был осужден по ч. 4 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации. Он признан виновным в незаконных приобретении и ношении 19.09.2003 холодного оружия - ножа.

Президиум Свердловского областного суда отменил приговор мирового судьи и прекратил производство по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" уголовная ответственность за незаконные приобретение и ношение холодного оружия устранена, ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации изложена в новой редакции.

Указанный Закон вступил в действие с момента его опубликования 11 декабря 2003 года.

Как видно из материалов дела, приговор в отношении К., которым он признан виновным в незаконных приобретении и ношении холодного оружия, постановлен 17 декабря 2003 года, то есть после вступления в силу данного Закона.

Согласно ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовный закон, устраняющий преступность деяния или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Однако эти требования закона судом учтены не были.

При таких обстоятельствах в действиях К. отсутствует состав уголовно наказуемого деяния, и оснований для признания его виновным по ч. 4 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации не имелось.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 28.04.2004, дело N 44-У-86/2004

 

9. Все смеси, содержащие в любом количестве наркотические средства списка I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.1998 N 681, полностью запрещены на территории России.

 

(извлечение)

 

Приговором Краснотурьинского городского суда от 17.03.2004 К. осуждена по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам изменила приговор по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности К. в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта 2,9 г смеси, содержащей наркотическое средство героин, являются обоснованными и подтверждаются доказательствами, собранными по уголовному делу.

Действия К. были правильно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации в соответствии с уголовным законом, действовавшим на момент рассмотрения дела.

Вместе с тем с 12 мая 2004 года вступила в действие ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.12.2003, которая предусматривает наступление уголовной ответственности по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации в случае незаконного приобретения и хранения без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2004 "Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей ст. 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации" размер наркотического средства, которое К. приобрела и хранила без цели сбыта, является крупным, превышающим размер средней разовой дозы потребления более чем в десять раз.

На основании действующего "Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации" все смеси, в состав которых входят наркотические средства, предусмотренные списком I данного Перечня, независимо от их количества, также являются наркотическими средствами.

Поэтому смесь, массой 2,9 г, содержащая героин, образует крупный размер наркотического средства.

Поскольку новая редакция ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает более мягкие виды наказаний, чем лишение свободы, действия осужденной в соответствии со ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации подлежат переквалификации с ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 13.06.1996) на ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 08.12.2003) с назначением наказания в виде лишения свободы в пределах санкции данной статьи уголовного закона и соблюдением положений ст. 60 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.05.2004, дело N 22-3970/2004

 

10. Признавая лицо виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 260 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что уголовная ответственность наступает за незаконную порубку в лесах первой группы либо в особо защитных участках лесов всех групп, а доказательств, подтверждающих данное обстоятельство по делу, не имелось.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.04.2004, дело N 22-М-70/2004

 

11. Использование подложного документа лицом, которое само совершило его подделку, охватывается частью 1 статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации и дополнительной квалификации по части 3 статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации не требует.

 

(извлечение)

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 22.12.1998 Щ. осужден по ч. 1 ст. 327 Уголовного кодекса Российской Федерации, по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 327 Уголовного кодекса Российской Федерации. Он признан виновным в совершенной им 18.11.1997 подделке удостоверения в целях его использования и в покушении 07.12.1997 на использование заведомо подложного документа.

Президиум Свердловского областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривается уголовная ответственность за подделку удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования.

В связи с этим лицо, осуществившее подделку официального документа и само его использовавшее, несет ответственность по ч. 1 ст. 327 Уголовного кодекса Российской Федерации. При этом его действия дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 Уголовного кодекса Российской Федерации не требуют.

Как видно из материалов дела и установлено приговором суда, Щ. сам изготовил подложное удостоверение в целях его использования и сам его использовал, предъявив при проезде в общественном транспорте.

При таких обстоятельствах содеянное Щ. полностью охватывается ч. 1 ст. 327 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 07.04.2004, дело N 44-У-71/2004

 

12. Обязательным признаком самоуправства является причинение действиями виновного существенного вреда.

 

(извлечение)

 

Приговором Алапаевского городского суда от 29.03.2004 Л., наряду с другими статьями, осужден по ч. 1 ст. 330 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суд признал Л. виновным в самоуправстве, которое выразилось в том, что он вместе с другими лицами и П. пришел в дом, где П. проживает совместно с Ф. В доме они употребляли спиртное, а потом по предложению П. с целью послушать музыку взяли магнитофон "Филтек", принадлежащий Ф., и все вместе пошли в дом к В., где продолжили распивать спиртное. После этого П. ушла домой, а магнитофон оставила.

Позднее Л. продал этот магнитофон Г. за 200 рублей, чем причинил Ф. существенный вред на сумму 2700 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе осужденного, отменила приговор в части осуждения Л. за самоуправство, производство по уголовному делу в этой части прекратила ввиду отсутствия состава преступления.

В данном конкретном случае установленный судом ущерб на сумму 2700 рублей объективно ничем не подтвержден, и вывод суда о том, что действиями осужденного потерпевшему был причинен существенный вред, должным образом не мотивирован. При таких обстоятельствах по делу отсутствует достаточно оснований для вывода о виновности Л. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 05.05.2004, дело N 22-3667/2004

 

II. Вопросы назначения наказания, освобождения

от уголовной ответственности и наказания

 

1. Назначив максимальное наказание согласно санкции Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, суд нарушил требования статьи 60 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку наличия отягчающих наказание обстоятельств установлено не было, и суд указал в приговоре на то, что по делу имеется ряд смягчающих наказание обстоятельств.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.05.2004, дело N 22-3973/2004

 

2. Суд ошибочно назначил виновному по части 2 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнительное наказание в виде штрафа, поскольку преступление было совершено до внесения в Уголовный кодекс Российской Федерации изменений от 08.12.2003.

 

(извлечение)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 02.02.2004 Г. осужден по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 08.12.2003) к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 20 тысяч рублей.

Г. признан виновным в разбойном нападении, совершенном 18 октября 2003 года.

Судебная коллегия по уголовным делам нашла приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

При назначении Г. наказания по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 08.12.2003) суд ошибочно назначил ему штраф в размере 20 тысяч рублей, поскольку преступление было им совершено до внесения изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации.

На основании изложенного из резолютивной части приговора исключено указание о назначении осужденному наказания в виде штрафа.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.04.2004, дело N 22-2215/2004

 

3. Если дополнительный вид наказания предусмотрен в санкции статьи в качестве обязательного, то суд обязан его применить. Если же суд сочтет возможным не применять этот дополнительный вид наказания, то это обстоятельство должно быть мотивировано в описательно-мотивировочной части приговора, при этом в резолютивной части приговора должна быть сделана ссылка на статью 64 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Новолялинского районного суда от 01.04.2004 Л. осужден по ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор и направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Суд не решил вопрос о назначении осужденному дополнительного наказания, предусмотренного санкцией ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, в виде лишения права управлять транспортным средством. Вместе с тем, если дополнительный вид наказания предусмотрен в санкции статьи в качестве обязательного, то суд обязан его применить. Если же суд сочтет возможным не применять дополнительный вид наказания, то это обстоятельство должно быть мотивировано в описательно-мотивировочной части приговора, при этом в резолютивной части приговора должна быть сделана ссылка на ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 19.05.2004, дело N 22-4124/2004

 

4. Статья 64 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает основания для назначения наказания ниже пределов, предусмотренных санкцией конкретной статьи Особенной части, но не для назначения наказания вне рамок нижних границ сроков и размеров наказаний, предусмотренных нормами Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 16.02.2004 П. осужден по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к штрафу в размере 250 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению прокурора, нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Признав П. виновным по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначив наказание ниже низшего предела в виде штрафа в размере 250 рублей, суд не учел требования ч. 1 и 2 ст. 46 Уголовного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, а его размер не может составлять менее 2500 рублей или заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет.

Изъятия из данной нормы предусмотрены для несовершеннолетних, к которым П. не относится.

Применение судом при назначении наказания ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает основания для назначения наказания ниже пределов, предусмотренных санкцией, но не нормой Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации, и не может служить основанием для назначения наказания ниже пределов, установленных уголовным законом.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 07.04.2004, дело N 22-2518/2004

 

5. При назначении наказания суд нарушил требования части 1 статьи 72 Уголовного кодекса Российской Федерации, которые предусматривают назначение наказания в виде лишения свободы в месяцах и годах. При этом при зачете наказания сроки наказаний могут исчисляться в днях.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 01.03.2004 Б. осужден по ч. 1 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации к 10 месяцам 6 дням лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, изменила приговор суда.

Суд при назначении наказания в виде лишения свободы нарушил требования ч. 1 ст. 72 Уголовного кодекса Российской Федерации, которые предусматривают назначение данного вида наказания в месяцах и годах. При этом при зачете наказания сроки наказаний могут исчисляться в днях. По данному приговору судом назначалось наказание, а не производился зачет времени, отбытого Б. в СИЗО до постановления приговора.

На основании изложенного из резолютивной части приговора исключено назначение наказания в виде лишения свободы в днях. Определено считать Б. осужденным по ч. 1 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации к 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.04.2004, дело N 22-3426/2004

 

6. Лицо, осужденное к лишению свободы в пределах срока нахождения его под стражей в качестве меры пресечения, не может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 30.03.2004 К., ранее судимый, осужден по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам суда изменила приговор по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 02.04.2003 Железнодорожным районным судом г. Екатеринбурга К. был осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 6 месяцам лишения свободы. Он был освобожден из изолятора временного содержания, где содержался под стражей в период предварительного следствия и судебного производства с 13 октября 2002 года по 12 апреля 2003 года.

Лицо, осужденное к лишению свободы в пределах срока нахождения его под стражей в качестве меры пресечения, не может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении.

Таким образом, в соответствии с требованиями п. "а" ч. 1 ст. 58 Уголовного кодекса Российской Федерации К. должен отбывать назначенное ему наказание по приговору Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 30.03.2004 по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации не в колонии строгого режима, а в колонии-поселении как осужденный к лишению свободы за совершение умышленного преступления средней тяжести, ранее не отбывавший лишение свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.05.2004, дело N 22-4358/2004

 

7. При назначении вида исправительного учреждения суд не учел, что, отменив условное осуждение, он направил лицо для отбывания наказания по совокупности приговоров, в том числе и за совершение тяжкого преступления по предыдущему приговору, поэтому в соответствии с требованиями пункта "б" части 1 статьи 58 Уголовного кодекса Российской Федерации для отбывания наказания следовало назначить исправительную колонию общего режима.

 

(извлечение)

 

Приговором Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 27.01.2004 Н., ранее судимый 01.07.2002 по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы условно, осужден по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации отменено условное осуждение по приговору суда от 01.07.2002. В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного присоединения неотбытого наказания окончательно назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

При назначении Н. вида исправительного учреждения суд не учел, что, отменив Н. условное осуждение, направляет его для отбывания наказания по совокупности приговоров, в том числе и за совершение тяжкого преступления по предыдущему приговору, поэтому в соответствии с требованиями п. "б" ч. 1 ст. 58 Уголовного кодекса Российской Федерации Н. для отбывания наказания следовало назначить исправительную колонию общего режима.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 07.04.2004, дело N 22-1912/2004

 

8. В соответствии с изменениями, внесенными в статью 88 Уголовного кодекса Российской Федерации Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

 

(извлечение)

 

Судом первой инстанции Д. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Суд кассационной инстанции приговор суда в части назначенного Д. наказания изменил, указав следующее.

В соответствии с изменениями, внесенными в ч. 6 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

На момент совершения Д. преступления, относящегося к категории преступлений средней тяжести, ему исполнилось полных четырнадцать лет.

Учитывая эти обстоятельства, Судебная коллегия смягчила Д. наказание до 1 года исправительных работ. В связи с отбытием наказания Д. из-под стражи освобожден.

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за четвертый квартал 2003 г.

 

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 45-о03-139

 

9. При назначении наказания за тяжкое преступление, применяя статью 64 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд должен был учитывать то обстоятельство, что согласно части 6.1 статьи 88 Уголовного кодекса Российской Федерации при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, сокращается наполовину.

 

(извлечение)

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 13.04.2004 Ш., 1989 года рождения, осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам изменила приговор по следующим основаниям.

При назначении наказания за тяжкое преступление, применяя ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд должен был учитывать то обстоятельство, что согласно ч. 6.1 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, сокращается наполовину.

Низший предел санкции ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации составляет два года лишения свободы.

Следовательно, при применении требований ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации суд должен был назначить Ш. наказание ниже чем один год лишения свободы.

На основании изложенного с учетом требований ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное Ш. наказание по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации снижено до 9 месяцев лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 19.05.2004, дело N 22-4157/2004

 

10. Несовершеннолетний может быть помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им восемнадцатилетнего возраста, но не более чем на три года.

 

(извлечение)

 

Приговором Тугулымского районного суда от 30.03.2004 Н., 1989 года рождения, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, и ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы. На основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год. В соответствии с ч. 2 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации Н. освобожден от наказания и направлен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием до достижения им возраста 18 лет.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев материалы дела, изменила приговор суда.

На момент рассмотрения уголовного дела Н. исполнилось 14 лет.

Согласно требованиям ч. 2 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации несовершеннолетний может быть помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им возраста восемнадцати лет, но не более чем на три года.

Поместив Н. в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием до достижения им восемнадцатилетнего возраста, суд нарушил указанные требования закона.

На основании изложенного приговор изменен, определено считать Н. направленным в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием на срок 3 года.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.05.2004, дело N 22-3895/2004

 

11. Повторно признавая осуждение лица за вновь совершенное преступление условным, суд лишь привел в приговоре положение части 6.2 статьи 88 Уголовного кодекса Российской Федерации, не указав при этом, как этого требует материальный закон, какие конкретно обстоятельства дела и данные о личности виновного учтены при принятии данного решения.

 

(извлечение)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 23.01.2004 Г., 1986 года рождения, ранее судимый 05.09.2003 по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, осужден по ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей. Приговор от 05.09.2003 постановлено исполнять самостоятельно.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор и направила дело на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

При назначении наказания судом не были учтены требования ст. 60 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При назначении условного наказания повторно судом не учтено, что после условного осуждения Г. за совершение квалифицированного грабежа, то есть преступления, отнесенного к категории тяжких, он вновь совершил корыстное преступление через 1 месяц 21 день после вынесения первого приговора.

Суд, назначая Г. условное наказание и за данное преступление, лишь привел в приговоре положение ч. 6.2 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации, не указав при этом, как этого требует материальный закон, какие конкретно обстоятельства дела и данные о личности виновного были учтены при принятии решения об условном осуждении повторно.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.04.2004, дело N 22-2214/2004

 

12. Суд, обоснованно постановив считать наказание, назначенное несовершеннолетнему за совершение преступления средней тяжести, условным, ошибочно применил правила статьи 70 Уголовного кодекса Российской Федерации и сложил два условных наказания и два испытательных срока.

 

(извлечение)

 

Приговором Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила В. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года. В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично, в виде 1 года лишения свободы, присоединено неотбытое наказание по приговору суда от 14 января 2003 года и окончательно назначено наказание в виде четырех лет лишения свободы. На основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации, с применением ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации установлен испытательный срок на четыре года.

Судебная коллегия, изменяя приговор в отношении В., указала, что суд при назначении наказания В. неправильно применил уголовный закон.

Так, в соответствии со ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации в случае, если несовершеннолетний осужденный, которому назначено условное осуждение, совершил в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного может повторно принять решение об условном осуждении, установив новый испытательный срок.

Из материалов дела следует, что В. в течение испытательного срока по предыдущему приговору совершил в несовершеннолетнем возрасте новое преступление средней тяжести.

Суд, обоснованно назначив ему по настоящему приговору условное наказание, в то же время излишне применил правила сложения наказаний по совокупности приговоров, предусмотренные ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, и сложил два условных наказания и испытательные сроки по приговорам от 14 января 2003 года и от 18 марта 2004 года, тогда как оба приговора должны исполняться самостоятельно.

В связи с изложенным из приговора в отношении В. следует исключить указание о назначении ему окончательного наказания по правилам ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного определено считать В. осужденным по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к наказанию в виде трех лет лишения свободы, которое в соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации, постановлено считать условным с испытательным сроком два года с возложением на него тех же обязанностей, которые указаны в приговоре суда от 18 марта 2004 года; приговор суда от 14 января 2003 года в отношении В. исполнять самостоятельно.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.04.2004, дело N 22-3407/2004

 

13. Уголовный кодекс Российской Федерации не предусматривает такого основания для отмены условного осуждения, как неоднократные нарушения общественного порядка, за которые на условно осужденного были наложены административные взыскания (если они в приговоре суда не оговорены в числе возложенных обязанностей).

 

(извлечение)

 

Приговором Пригородного районного суда от 16.04.2002 К. осужден по п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Постановлением Пригородного районного суда от 16.09.2003 К. в связи с допущенными нарушениями общественного порядка 4 сентября 2002 года, 11 ноября 2002 года, 3 декабря 2002 года, 9 июня 2003 года, за которые он подвергался мерам административного воздействия, после вынесенного предупреждения и в связи с тем, что 18 февраля 2003 года он не явился на регистрацию, а 3 и 10 февраля 2003 года пропустил занятия в школе без уважительной причины, отменено условное осуждение, и для отбывания назначенного приговором суда наказания он направлен в воспитательную колонию.

Президиум Свердловского областного суда отменил постановление и прекратил производство по судебному материалу по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда, в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным возложенных на него судом обязанностей.

Нарушения общественного порядка, за которые условно осужденный подвергался мерам административного воздействия (если они в приговоре суда не оговорены в числе возложенных обязанностей), не являются основанием для отмены условного осуждения, а лишь могут быть основанием для продления испытательного срока согласно ч. 2 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как видно из приговора, на осужденного К. были возложены обязанности: продолжить обучение в школе, не появляться в общественных местах позже 22 часов, являться на регистрацию в Пригородный РОВД. И только за их нарушения согласно ч. 3 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации К. могло быть отменено назначенное судом условное осуждение.

Между тем из материалов, представленных в суд, таких нарушений не усматривается.

В соответствии с имеющейся в судебном материале повесткой 18 февраля 2003 года К. находился с 12 до 17 часов в военкомате Пригородного района для постановки на учет; явился на регистрацию на следующий день 19 февраля 2003 года, о чем имеется отметка в регистрационном листе.

Кроме того, в назначенный день согласно справке он должен был явиться не на регистрацию, а на профилактическую беседу к помощнику прокурора, и неявку его к помощнику прокурора на профилактическую беседу нельзя расценивать как нарушение возложенных на него судом обязанностей.

К. обучение в школе не бросал, из нее не отчислялся за пропуски или иные нарушения, положительно характеризуется.

Допущенные К. нарушения общественного порядка, за которые он подвергался мерам административного воздействия, не являются основанием для отмены условного осуждения и направления его для отбывания назначенного судом наказания в места лишения свободы, поскольку они, как видно из приговора, в числе возложенных на него обязанностей не значатся и могут являться лишь основанием для продления испытательного срока.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для отмены К. условного осуждения.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 26.05.2004, дело N 44-У-91/2004

 

14. В соответствии с требованиями части 1 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации при совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление, после чего окончательное наказание должно назначаться по совокупности преступлений (часть 2 или часть 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации).

 

(извлечение)

 

Приговором Ревдинского городского суда от 20.02.2004 П. осужден по ч. 1 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы. Он признан виновным в неправомерном завладении транспортными средствами без цели хищения 22 января 2004 года.

Приговором суда установлено, что 22 января 2004 года П. совершил два преступления. Каждый эпизод суд квалифицировал отдельно.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации при совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление, после чего окончательное наказание должно назначаться по совокупности преступлений (ч. 2 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Данное требование закона судом при назначении П. наказания не выполнено, наказание П. назначено только по ч. 1 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть фактически по одному из эпизодов, входящих в совокупность.

На основании изложенного приговор суда отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 07.04.2004, дело N 22-2590/2004

 

15. Суд в приговоре указал на частичное сложение назначенных наказаний в соответствии с частью 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, но окончательное наказание назначил фактически путем поглощения менее строгого наказания более строгим, то есть по правилам, предусмотренным частью 2 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором Краснотурьинского городского суда от 09.02.2004 С. осужден по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к исправительным работам сроком на один год с удержанием 5% заработной платы ежемесячно в доход государства, по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации - к двум годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 72 Уголовного кодекса Российской Федерации из расчета трех дней исправительных работ к одному дню лишения свободы и согласно ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний ему окончательно назначено два года лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

Из материалов дела следует, что С. совершил преступления средней тяжести и тяжкое преступление.

Суд в приговоре указал на частичное сложение назначенных наказаний в соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, но, тем не менее, окончательное наказание назначил путем поглощения менее строгого наказания более строгим, то есть по правилам, предусмотренным ч. 2 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, судом был неправильно применен уголовный закон, что является существенным нарушением, влекущим безусловную отмену приговора.

На основании изложенного приговор Краснотурьинского городского суда от 09.02.2004 в отношении С. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.04.2004, дело N 22-2971/2004

 

16. При постановлении обвинительного приговора, отменив условное осуждение и выполнив требования статьи 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд должен был зачесть в окончательный срок наказания по совокупности приговоров время нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения до вынесения предыдущего приговора.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 15.03.2004 Б. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 163 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний ему назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 07.08.2003, окончательно назначено 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам изменила приговор по следующим основаниям.

Как видно из приговора суда от 07.08.2003, суд, постановив считать назначенное Б. наказание условным, заменил ему меру пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде. Согласно протоколу Б. в порядке ст. 122 УПК РСФСР был задержан 14 апреля 2002 года и содержался под стражей на основании постановления, санкционированного прокурором, до постановления приговора.

Учитывая, что судом по обжалуемому приговору Б. назначено окончательное наказание с частичным присоединением неотбытого наказания по вышеуказанному приговору, суд должен был зачесть в окончательный срок наказания по совокупности приговоров время нахождения Б. под стражей в порядке меры пресечения, однако этого не сделал.

На основании изложенного в окончательный срок наказания по совокупности приговоров Б. зачтено время нахождения с 14 апреля 2002 года по 7 августа 2003 года под стражей в порядке меры пресечения до постановления приговора Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 07.08.2003.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 19.05.2004, дело N 22-4110/2004

 

17. Выполняя требования статьи 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд ошибочно указал, что присоединению подлежит весь срок наказания, назначенного по предыдущему приговору, фактически же частично присоединил неотбытую часть наказания.

 

(извлечение)

 

Приговором Ирбитского районного суда от 22.03.2004 Г. (ранее судимая 01.03.2001 по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам лишения свободы, освобожденная 14.02.2003 условно-досрочно на 11 месяцев 28 дней) осуждена по ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы. На основании ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации окончательно назначено наказание в виде 1 года 1 месяца лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам изменила приговор по следующим основаниям.

Согласно резолютивной части приговора, при назначении наказания по правилам ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации суд к назначенному наказанию в виде 1 года лишения свободы частично присоединил неотбытое наказание по предыдущему приговору в виде 11 месяцев 28 дней, а окончательно определил к отбытию 1 год 1 месяц лишения свободы.

В связи с тем, что фактически суд присоединил 1 месяц лишения свободы, приговор изменен. В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности приговоров к назначенному наказанию в виде 1 года лишения свободы определено частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 01.03.2001 в виде 1 месяца лишения свободы, окончательно определено к отбытию Г. наказание в виде 1 года 1 месяца лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.06.2004, дело N 22-4560/2004

 

18. Вывод суда об истечении сроков давности совершения преступления признан ошибочным, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда.

 

(извлечение)

 

Постановлением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 09.04.2004 В. освобожден от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 08.12.2003) в связи с истечением сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности в соответствии со ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации, производство по уголовному делу прекращено.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила постановление и направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Правильно установив фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировав действия В. по ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд пришел к ошибочному выводу об освобождении от уголовной ответственности и о прекращении уголовного преследования в отношении В. в связи с истечением сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности.

В соответствии с ч. 3 ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица.

Как видно из материалов дела, предварительное следствие по уголовному делу приостанавливалось 6 сентября 2002 г. и был объявлен розыск В. 15 мая 2003 г. предварительное следствие было возобновлено в связи с установлением места нахождения В.

В связи с неоднократной неявкой по вызову в суд 18 ноября 2003 г. судом был объявлен розыск В., и 17 декабря 2003 г. он был задержан и доставлен в учреждение ИЗ-66/1. По существу В. в розыске числился 8 месяцев в период предварительного следствия и 1 месяц после объявления его в розыск судом.

Таким образом, на день рассмотрения дела судом сроки давности привлечения В. к уголовной ответственности не истекли.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.05.2004, дело N 22-4374/2004

 

19. Тот факт, что виновный не был освобожден от наказания ни при постановлении приговора, ни впоследствии, в ходе его исполнения, не может повлечь за собой право суда на отмену назначенного ему условного наказания, от которого он подлежал безусловному освобождению на основании акта об амнистии.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.05.2004, дело N 22-4395/2004

 

20. В случае применения акта об амнистии не к обвиняемому, а к осужденному, согласие последнего на это законом не предусмотрено.

 

(извлечение)

 

Судом первой инстанции 16 апреля 1999 года З. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 297 Уголовного кодекса Российской Федерации и ч. 3 ст. 298 Уголовного кодекса Российской Федерации, к 2 годам исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка ежемесячно в доход государства и к штрафу в размере 100 минимальных размеров оплаты труда в сумме 8349 рублей.

Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

Постановлением судьи от 18 августа 1999 года З. освобожден от наказания в виде штрафа на основании п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 июня 1999 года "Об объявлении амнистии".

В процессе исполнения вступившего в законную силу приговора согласно п. "в", "д" ст. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 июня 1999 года "О порядке применения Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии" З. освобожден от наказания в виде исправительных работ и снят с учета уголовно-исполнительной инспекции в связи с применением к нему акта об амнистии.

На данное постановление судьи З. подал кассационную жалобу, в которой выразил несогласие с принятым решением, поскольку применение в отношении его акта об амнистии без его согласия не соответствует требованиям закона. В кассационной жалобе З. просил отменить указанное постановление судьи.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России постановление судьи оставила без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения по следующим основаниям.

В отношении З. акт об амнистии применен в соответствии с указанным выше Постановлением Государственной Думы, и в силу ч. 2 ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации он считается несудимым.

Акт об амнистии является обязательным и действует независимо от волеизъявления лица, в отношении которого приговор вступил в законную силу.

В данном случае акт об амнистии применен не к обвиняемому, а к осужденному, согласие которого на это законом не предусмотрено.

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за четвертый квартал 2003 г.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 41-о03-93

 

III. Процессуальные вопросы

 

1. Вопрос об определении территориальной подсудности уголовного дела в отношении военнослужащего, совершившего преступления на территориях, на которые распространяется юрисдикция разных гарнизонных военных судов, входящих в Уральский федеральный округ, подлежит рассмотрению в Уральском окружном военном суде.

 

(извлечение)

 

Органами предварительного расследования С. обвиняется в том, что, являясь военнослужащим срочной службы Российской Армии и находясь в розыске за оставление части Екатеринбургского гарнизона, 23.12.2002 в г. Серове совершил тайное хищение чужого имущества.

Постановлением судьи Серовского городского суда от 06.01.2004 уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, направлено по подсудности в Екатеринбургский гарнизонный военный суд.

Президиум Свердловского областного суда, рассмотрев материалы дела по надзорному представлению прокурора Свердловской области, нашел постановление подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно ч. 5 ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) уголовные дела обо всех преступлениях, совершенных военнослужащими, рассматривают гарнизонные военные суды.

Как следует из материалов дела, С. является военнослужащим срочной военной службы, и военной прокуратурой, возбудившей в отношении его уголовное дело по ч. 4 ст. 337 Уголовного кодекса Российской Федерации за самовольное оставление части, был объявлен в федеральный розыск. С. проходил срочную службу в воинской части Екатеринбургского гарнизона, территория которого входит в юрисдикцию Екатеринбургского гарнизонного военного суда. Преступление же, предусмотренное ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, С. совершил в г. Серове, территория которого входит в юрисдикцию Нижнетагильского гарнизонного военного суда.

Вопрос об определении территориальной подсудности уголовного дела в отношении военнослужащего, совершившего преступления на территориях, на которые распространяется юрисдикция разных гарнизонных военных судов, входящих в Уральский федеральный округ, подлежит рассмотрению в Уральском окружном военном суде.

На основании изложенного постановление судьи изменено, уголовное дело для определения территориальной подсудности направлено в Уральский окружной военный суд.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 07.04.2004, дело N 44-У-70/2004

 

2. Заключение эксперта, представленное до возбуждения уголовного дела, является недопустимым доказательством.

 

(извлечение)

 

Приговором Ивдельского городского суда от 31.03.2004 М. осужден по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации к 8 годам лишения свободы, по п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации - к 6 годам лишения свободы с лишением права на 3 года занимать определенные должности в органах уголовно-исполнительной системы Минюста Российской Федерации. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы с лишением права на 3 года занимать определенные должности в органах уголовно-исполнительной системы Минюста Российской Федерации. В соответствии со ст. 48 Уголовного кодекса Российской Федерации М. лишен дополнительного звания капитана внутренней службы.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, являются недопустимыми и, следовательно, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе виновности лица в совершении преступления.

В соответствии с имеющимся в материалах дела заключением судебно-медицинского эксперта от 7 октября 2002 г. потерпевшему Б. были причинены телесные повреждения, расцененные как опасные для жизни, причинившие тяжкий вред здоровью и повлекшие его смерть.

Данное заключение признано судом допустимым доказательством и положено в основу обвинительного приговора. Однако суд не учел, что оно получено с нарушением закона.

Уголовное дело по факту смерти Б. было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, 15 октября 2002 года. Судебно-медицинская экспертиза в нарушение требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации была назначена и проведена 7 октября 2002 года, то есть до возбуждения уголовного дела. При этом М. и его защитник Д. были лишены предусмотренных ст. 198 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации возможностей заявлять отвод эксперту, ходатайствовать о привлечении в качестве эксперта иных лиц, а также о внесении в постановление о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту, чем были существенно нарушены их права.

При таких обстоятельствах следует признать, что заключение судебно-медицинского эксперта не имеет юридической силы и в соответствии со ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не может быть положено в основу обвинительного приговора.

Адвокатом Д. в ходе судебного разбирательства неоднократно заявлялись ходатайства о признании заключения судебно-медицинского эксперта недопустимым доказательством, однако они были судом необоснованно отклонены.

При фактическом отсутствии в деле заключения судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти потерпевшего Б., характере и степени причиненного его здоровью вреда (производство экспертизы в силу ст. 196 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является обязательным) не представляется возможным дать деянию М. определенную юридическую оценку, сделать вывод о его виновности в инкриминируемых ему преступлениях.

Кроме того, судом при назначении дополнительных видов наказаний были нарушены требования ст. 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, 45, 47 и 48 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как в приговоре не был определен круг должностей в органах уголовно-исполнительной системы Минюста Российской Федерации, занимать которые осужденный лишен права; лишение М. специального звания назначено не за конкретное преступление, а по их совокупности.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 26.05.2004, дело N 22-4359/2004

 

3. Уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязанности органов следствия выносить новое постановление о возбуждении уголовного дела в рамках производства по уже возбужденному в отношении конкретного лица уголовному делу в случае, если будет установлено, что к совершению преступления причастно и другое лицо.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.04.2004, дело N 22-2357/2004

 

4. Постановление судьи о возвращении уголовного дела прокурору, принятое по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит (часть 7 статьи 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 04.07.2003).

 

(извлечение)

 

Согласно обвинительному заключению Д. обвинялся в том, что, являясь главой органа местного самоуправления и должностным лицом, совершил покушение на получение взятки в виде денег через посредника за способствование в силу своего должностного положения совершению действий в пользу взяткодателя, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере (ч. 3 ст. 30, ч. 3 и п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Кроме того, он обвинялся в использовании своих служебных полномочий вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества (ч. 2 ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Ч. и К. обвинялись в соучастии в форме подстрекательства и пособничества в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, а также в соучастии в форме подстрекательства и пособничества в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества (ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 и п. "а", "г" ч. 4 ст. 290, ч. 4, 5 ст. 33, ч. 2 ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Данное уголовное дело по итогам предварительного слушания возвращалось прокурору г. Санкт-Петербурга дважды.

Первоначально, 26 сентября 2002 г., - со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с тем, что обвинительное заключение было составлено с нарушением требований ст. 205 Уголовно-процессуального РСФСР и ст. 220 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Направляя уголовное дело прокурору 27 марта 2003 г. повторно, судья Санкт-Петербургского городского суда указал в постановлении, что новое обвинительное заключение от 11 марта 2003 г. является точной копией обвинительного заключения от 28 июня 2002 г. и составлено лицом, не имеющим к тому полномочий, без принятия уголовного дела к своему производству.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России 2 июня 2003 г. постановление судьи оставила без изменения.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в надзорном представлении ходатайствовал об отмене постановления судьи от 27 марта 2003 г. и определения суда кассационной инстанции от 2 июня 2003 г. с передачей дела для судебного рассмотрения в тот же суд, но в ином составе судей, считая, что выводы судьи о несоответствии обвинительного заключения положениям уголовно-процессуального закона необоснованны.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 12 ноября 2003 г. оставил надзорное представление без удовлетворения, указав следующее.

Согласно положениям ст. 4 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

На момент рассмотрения дела в суде надзорной инстанции и принятия решения по представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на постановление судьи о возвращении дела прокурору по результатам предварительного слушания действует ч. 7 ст. 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции от 4 июля 2003 г.). В соответствии с ней постановление судьи о возвращении уголовного дела прокурору обжалованию не подлежит, за исключением решений о прекращении уголовного дела и (или) о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения.

Следовательно, по смыслу указанной нормы закона на момент принятия судебного решения по делу в порядке надзора отсутствуют законные основания для отмены постановления судьи о возвращении уголовного дела прокурору, принятого по результатам предварительного слушания и последующего определения суда кассационной инстанции.

В связи с изложенным надзорное представление оставлено без удовлетворения.

 

Постановление

Президиума Верховного Суда Российской Федерации

от 12.11.2003, N 734п03пр

 

5. Согласно статье 239 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации принятие решения о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления по итогам предварительного слушания не предусмотрено.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 30.04.2004, дело N 22-3543/2004

 

6. Если в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение, то судья отражает это в постановлении и в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, направляет уголовное дело по подсудности.

 

(извлечение)

 

Органами предварительного расследования Щ. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 298 и ст. 319 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По поступившему в суд уголовному делу в отношении Щ. судьей было назначено предварительное слушание, поскольку при выполнении требований ст. 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

В связи с отказом государственного обвинителя от обвинения Щ. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 298 Уголовного кодекса Российской Федерации, уголовное дело в отношении его в этой части прекращено за отсутствием состава преступления. Постановлением судьи уголовное дело в отношении Щ., обвиняемого по ст. 319 Уголовного кодекса Российской Федерации, направлено по подсудности мировому судье.

В кассационной жалобе Щ. просил об отмене постановления судьи, полагая, что изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила постановление судьи без изменения, а кассационную жалобу Щ. - без удовлетворения.

В силу ч. 5 ст. 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации если в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение, то судья отражает это в постановлении и в случаях, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, направляет уголовное дело по подсудности.

Принятые по результатам предварительного слушания по уголовному делу в отношении Щ. решения судьи соответствуют требованиям закона. В данном случае решение этих вопросов не зависит от позиции обвиняемого.

Прекращение уголовного преследования в отношении Щ., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 298 Уголовного кодекса Российской Федерации, по основаниям, указанным в постановлении, направление уголовного дела в отношении его по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 Уголовного кодекса Российской Федерации, по подсудности не свидетельствуют об ухудшении его положения, о нарушении его права на защиту.

Согласно ч. 1 ст. 252 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

В соответствии со ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 319 Уголовного кодекса Российской Федерации, подсудны мировому судье.

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за четвертый квартал 2003 г.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 3-о03-33

 

7. Проведение судебного следствия без изложения государственным обвинителем обвинительного заключения и без выяснения отношения подсудимого к существу предъявленного обвинения является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.06.2004, дело N 22-4567/2004

 

8. Суд, отклонив ходатайство осужденного о вызове свидетеля, способного подтвердить его алиби, как преждевременно заявленное, к его разрешению по существу не возвратился и закончил судебное следствие, что по конкретному делу было расценено как нарушение права на защиту.

 

(извлечение)

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 14.11.2003 А. осужден за совершение преступления, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор суда по следующим основаниям.

Отвергая показания осужденного А. о его непричастности к совершению преступления и признавая его виновным в изнасиловании, суд положил в основу приговора показания потерпевшей М., свидетелей П. и Щ., слышавших крики о помощи, заключение судебно-медицинской экспертизы.

Вместе с тем подсудимый А. утверждал, что в тот день он находился на озере Шарташ со своими знакомыми.

Согласно протоколу, в подготовительной части судебного заседания для подтверждения своего алиби А. заявлял ходатайство о вызове и допросе одного из них - М. Данное ходатайство судом было отклонено как преждевременно заявленное, однако к его разрешению по существу суд впоследствии не возвращался и закончил судебное следствие.

Как видно из материалов дела, аналогичное ходатайство заявлялось А. и в ходе предварительного следствия при допросе его в качестве обвиняемого и при ознакомлении с материалами дела. Однако в удовлетворении этого ходатайства было отказано, и оно расценено, как попытка обвиняемого затянуть сроки следствия.

При таких обстоятельствах заслуживают внимания доводы А. о нарушении его права на защиту, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поэтому приговор не может быть признан законным и обоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 07.04.2004, дело N 22-2655/2004

 

9. Оправдывая подсудимого по части 1 статьи 222, части 1 статьи 226 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с непричастностью к совершению преступлений на том основании, что по данным статьям уголовное дело не возбуждалось, суд не учел, что уголовное дело было возбуждено конкретно в отношении этого лица и по смыслу статьи 146 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующей порядок возбуждения уголовного дела публичного обвинения, при этом не требуется возбуждение уголовного дела по каждому отдельному эпизоду преступной деятельности подозреваемого.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 07.04.2004, дело N 22-2718/2004

 

10. То обстоятельство, что судом не было вынесено письменного постановления о прекращении особого порядка судебного разбирательства, нарушением уголовно-процессуального закона признать нельзя, поскольку это никоим образом не повлияло на исследование собранных по делу доказательств и на постановление приговора.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 16.04.2004, дело N 22-3045/2004

 

11. В соответствии с частью 4 статьи 367 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в случае изменения приговора суда первой инстанции суд апелляционной инстанции постановляет приговор.

 

(извлечение)

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 5 г. Первоуральска от 14.11.2003 Я. осуждена по ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработной платы ежемесячно в доход государства.

Постановлением Первоуральского городского суда от 19.04.2004 приговор мирового судьи в отношении Я. изменен, ей назначено наказание в виде 2 месяцев исправительных работ с удержанием 5% заработной платы ежемесячно в доход государства.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила данное постановление по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 4 ст. 367 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в случае изменения приговора суда первой инстанции суд апелляционной инстанции постановляет приговор.

Из материалов дела усматривается, что суд апелляционной инстанции приговор мирового судьи изменил, снизил назначенное наказание, но вместе с тем, в нарушение требований закона, вынес постановление, что является недопустимым.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.05.2004, дело N 22-М-102/2004

 

12. Вывод суда об истечении срока подачи кассационного представления признан ошибочным, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 128 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 09.04.2004 кассационное представление на приговор от 29.03.2004 в отношении Д. оставлено без рассмотрения. Принятое решение судья мотивировал тем, что кассационное представление подано с пропуском 10-суточного срока, установленного ч. 1 ст. 356 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила постановление судьи и определила принять кассационное представление к рассмотрению по существу по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 356 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации кассационное представление на приговор может быть подано в течение 10 суток со дня провозглашения приговора.

В соответствии с ч. 2 ст. 128 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток.

Приговор в отношении Д. был провозглашен 29.03.2004. Кассационное представление на приговор подано 08.04.2004. Первые сутки 10-суточного срока истекают 30.03.2004, а десятые сутки - 08.04.2004 в 24 часа. Таким образом, кассационное представление на приговор подано без пропуска срока.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.05.2004, дело N 22-4455/2004

 

13. В соответствии с частью 2 статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе взыскать с осужденного процессуальные издержки, за исключением сумм, выплаченных переводчику и защитнику в случаях, предусмотренных частями 4 и 5 указанной статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

14. Если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета (часть 4 статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

 

(извлечение)

 

Защиту подсудимого по назначению без заключения соглашения с клиентом в судебном заседании в течение 7 дней осуществляла адвокат З., которая обратилась в суд с заявлением об оплате ее труда из средств федерального бюджета и просила произвести оплату ее труда в сумме 1575 рублей.

По постановлению судьи расчет оплаты произведен в размере 787 рублей 50 копеек, исходя из 1/4 части минимального размера оплаты труда. Суд постановил взыскать данную сумму с осужденного в доход федерального бюджета.

В кассационной жалобе осужденный просил об отмене постановления судьи, ссылаясь на то, что судья, принимая решение о выплате вознаграждения, не учел его мнение, что он не нуждался в услугах адвоката З. и заявлял об этом ходатайство, но оно было председательствующим судьей необоснованно отклонено, поэтому этот адвокат участвовал в судебном разбирательстве против его воли.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила постановление судьи, указав в определении следующее.

Адвокат З. участвовала в судебном разбирательстве по назначению суда в порядке ч. 5 ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 2 ст. 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе взыскать с осужденного процессуальные издержки, за исключением сумм, выплаченных защитнику в случаях, предусмотренных ч. 4 и ч. 5 ст. 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела и протоколов судебного заседания видно, что данное требование закона судом выполнено не в полной мере, поскольку суд исходил из расчета участия адвоката З. в судебном разбирательстве в течение 7 дней. При этом суд не принял во внимание, что 22 и 23 июля 2002 года им не был удовлетворен отказ подсудимого от адвоката.

Если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то в соответствии с ч. 4 ст. 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Таким образом, суд ошибочно излишне взыскал с осужденного судебные издержки за два дня участия адвоката в судебном разбирательстве.

Судебная коллегия постановление судьи изменила, снизила размер взыскания с осужденного в доход федерального бюджета до 562 рублей 50 копеек, то есть исходя из расчета участия адвоката в судебном разбирательстве в течение 5 дней.

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за четвертый квартал 2003 г.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 32-о03-52

 

15. Средства, затраченные на оказание медицинской помощи гражданам, потерпевшим от противоправных действий, взыскиваются не в доход государства, а в пользу учреждений государственной или муниципальной системы здравоохранения, понесших расходы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 16.04.2004, дело N 22-2931/2004

 

Вопросы по применению

Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

 

(Извлечение из "Ответов на вопросы судов по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, обсужденные на семинаре 22 ноября 2002 года", "Вопросов по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, размещенных на его официальном сайте)

 

Согласно части 9 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, а постановление или определение по этому вопросу может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке. Как следует поступить, если вопрос о мере пресечения возник при рассмотрении дела мировым судьей? Каков порядок обжалования?

 

Решения мирового судьи обжалуются согласно ст. 323 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в апелляционном порядке, тогда как ч. 10 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не предусматривает апелляционного порядка рассмотрения жалоб на постановление судьи о мере пресечения.

Согласно ст. 354 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации жалобы и представления на постановления, вынесенные мировыми судьями, рассматриваются в апелляционном порядке.

 

В соответствии со статьей 229 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации стороны вправе в течение 7 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения (акта) заявить ходатайство о проведении предварительного слушания. Вместе с тем в соответствии со статьей 233 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение уголовного дела не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения (акта). Когда судья имеет право вынести постановление о назначении судебного заседания: сразу же по поступлении уголовного дела в суд или по истечении 7 суток, в течение которых стороны могут заявить ходатайство о проведении предварительного слушания?

 

Решение о назначении судебного заседания не может быть принято судом ранее чем по истечении 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Указанный срок предоставляется законом для обеспечения права сторон заявлять ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору, исключении доказательств, решении вопроса об особом порядке судебного разбирательства. Во всяком случае, необходимо исходить из того обстоятельства, что уголовное дело должно поступить в суд от органа расследования с приложением извещения о вручении обвиняемому копии обвинительного заключения.

 

Может ли быть обращен к исполнению приговор в отношении осужденного, который его не обжаловал, до рассмотрения дела в кассационной инстанции по жалобам других осужденных и их адвокатов?

 

Такой приговор может быть обращен к исполнению.

 

Подлежит ли кассационному обжалованию или опротестованию до постановления приговора решение суда, об удовлетворении или об отказе в удовлетворении ходатайства об исключении доказательств?

 

Законом не предусмотрена возможность обжалования в кассационном порядке решения, принятого судом по ходатайству об исключении доказательств. Доводы о законности исключения доказательства, использования в доказывании недопустимого доказательства могут быть проверены судом второй инстанции при рассмотрении жалобы или представления на приговор суда или иное решение, постановленное по результатам судебного разбирательства.

 

Согласно главе 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением приговор постанавливается без проведения судебного разбирательства. Должен ли суд в приговоре при особом порядке приводить доказательства, имеющиеся в уголовном деле, в обоснование предъявленного обвинения?

 

Поскольку судебное следствие с исследованием доказательств по уголовному делу не проводится, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, с обвинением, в совершении которого согласился подсудимый, указание на ходатайство подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, а также на соблюдение условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Анализ доказательств и их оценка судьей в приговоре содержаться не должны, поскольку приговор не может быть постановлен на доказательствах, не исследованных в судебном заседании.

 

IV. Рассмотрение иных судебных материалов

 

1. Установив, что адвокаты обвиняемого не извещены о времени рассмотрения ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей, суд в нарушение требований закона назначил обвиняемому адвоката в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, хотя обвиняемый против этого возражал, и материалы дела были рассмотрены, что нарушило право обвиняемого на защиту.

 

(извлечение)

 

Постановлением Первоуральского городского суда от 28.03.2004 обвиняемому Ш. продлен срок содержания под стражей.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев материалы дела по кассационным жалобам адвокатов К. и П., обвиняемого Ш., нашла постановление суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, в качестве защитников интересов Ш. в уголовном деле участвовали адвокаты К. и П., у которых имелись соглашения с Ш. на осуществление его защиты в ходе предварительного следствия. Однако каких-либо сведений о том, что указанные адвокаты были извещены о времени рассмотрения ходатайства следователя о продлении Ш. срока содержания под стражей, в материалах дела не имеется. Напротив, как видно из протокола судебного заседания, судом установлено, что адвокаты Ш. не извещены о времени рассмотрения в суде ходатайства следователя. Несмотря на это, суд назначил Ш. адвоката в порядке ст. 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, хотя обвиняемый против этого возражал, и материалы дела в отношении Ш. были рассмотрены, что нарушило его право на защиту.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 09.04.2004, дело N 22-2987/2004

 

2. В соответствии с частью 1 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в судебном порядке могут быть рассмотрены жалобы на решения и действия следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого к таким решениям не относится.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 04.06.2004, дело N 22-4712/2004

 

3. Суд вышел за пределы своей компетенции и необоснованно отменил постановления органов следствия.

 

(извлечение)

 

Постановлением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 25.03.2004 отменены постановления органов следствия от 17.03.2004 о назначении судебной технико-криминалистической экспертизы документов и от 04.03.2004 о продлении срока предварительного следствия до 9 месяцев.

Прокурор в своем представлении ставил вопрос об отмене постановления суда и направлении материалов дела на новое рассмотрение. По его мнению, данное постановление является незаконным и необоснованным, поскольку согласно ч. 5 ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации судья по результатам рассмотрения жалобы может вынести решение о признании постановления незаконным или необоснованным и об обязанности следователя, прокурора устранить допущенные нарушения либо об отказе в удовлетворении жалобы. Таким образом, отменив постановления органов следствия, суд допустил нарушение уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила данное постановление, согласившись с доводами кассационного представления.

По результатам рассмотрения жалобы, признав действия следователя или прокурора незаконными или необоснованными, суд мог лишь обязать соответствующих должностных лиц устранить допущенные нарушения закона либо оставить жалобу без удовлетворения.

Суд же вышел за пределы своей компетенции и необоснованно отменил постановления органов следствия.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.04.2004, дело N 22-3016/2004

 

4. Вывод суда о том, что с ходатайством о проведении обыска может обращаться только следователь, не основан на законе.

 

(извлечение)

 

Постановлением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 13.04.2004 ходатайство дознавателя ОД Чкаловского РУВД г. Екатеринбурга о производстве обыска оставлено без удовлетворения на том основании, что с ходатайством о проведении обыска может обращаться только следователь.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила данное постановление по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 223 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предварительное следствие в форме дознания производится в порядке, установленном главами 21, 22 и 24 - 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Положения ст. 165, 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, на которые ссылается суд в постановлении, содержатся в главах 22 и 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, поэтому в компетенцию дознавателя входит обращение в суд с ходатайством о производстве обыска по уголовному делу, находящемуся у него в производстве.

Таким образом, вывод суда о том, что с ходатайством о проведении обыска может обращаться только следователь, на законе не основан.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 07.05.2004, дело N 22-3786/2004

 

5. Поскольку уголовное дело было возвращено прокурору в порядке статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, жалоба по данному делу, поданная в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, подлежала рассмотрению.

 

(извлечение)

 

Адвокат Б. в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обратился в суд с жалобой на незаконные действия следователя: возбуждение уголовного дела без достаточных на то оснований, проведение следственных действий после его возбуждения в отсутствие избранного защитника и с нарушением требований ст. 47, 195, 198 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, повлекшим существенные нарушения уголовно-процессуального закона и право обвиняемой Ж. на защиту.

Постановлением судьи Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила от 14.05.2004 жалоба на незаконные действия следователя по уголовному делу в отношении Ж. оставлена без рассмотрения по тем основаниям, что уголовное дело поступило в суд для рассмотрения по существу, и доводы адвоката подлежат разрешению в рамках производства по уголовному делу судом первой инстанции.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила постановление судьи и направила материалы на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Из материалов следует, что 26.04.2004 уголовное дело по обвинению Ж. в соответствии с требованиями ст. 222 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прокурором направлено в суд для рассмотрения по существу. Определением суда от 24.05.2004 на основании ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом. Уголовное дело в настоящее время находится у прокурора, и суду следует рассмотреть жалобу адвоката Б. в соответствии с требованиями ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В случае поступления уголовного дела в суд для рассмотрения по существу жалобу адвоката требуется приобщить к материалам уголовного дела и проверить доводы защиты в соответствии с требованиями ст. 234, 271 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 09.06.2004, дело N 22-4942/2004

 

6. Принимая на основании пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации решение о переквалификации действий лица и мотивировав назначение ему наказания, соответствующего по виду и размеру наказанию, определенному приговором, судья фактически не назначил осужденному наказания по статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в новой редакции, что является обязательным при переквалификации действий на иной уголовный закон.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 28.04.2004, дело N 22-3259/2004

 

7. Указание суда о назначении лицу, признанному нуждающимся в лечении от алкоголизма, принудительной меры медицинского характера исключено из приговора в связи со вступлением в юридическую силу Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" от 08.12.2003.

 

(извлечение)

 

Приговором Новоуральского городского суда от 27.03.2002 С. осужден ч. 4 по ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции закона от 13.06.1996) к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. На основании ст. 97 Уголовного кодекса Российской Федерации С. назначена принудительная мера медицинского характера в виде лечения от алкоголизма.

Постановлением Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 20.02.2004 отказано в ходатайстве осужденного о приведении приговора Новоуральского городского суда от 27.03.2002 в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" от 08.12.2003.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев судебный материал по кассационной жалобе осужденного, изменила постановление суда, указав следующее.

Указание суда о назначении С. принудительной меры медицинского характера как лицу, признанному нуждающимся в лечении от алкоголизма, подлежит исключению из приговора в связи с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" от 08.12.2003, изменившим ст. 97 Уголовного кодекса Российской Федерации, что в соответствии с требованиями ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации должно быть распространено на С.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.04.2004, дело N 22-3186/2004

 

8. К материалам дела не приобщен, а следовательно, не мог быть предметом исследования и пересмотра приговор суда, по которому судья изменил квалификацию действий осужденного в порядке статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Приговором суда от 29.05.2002 К. осужден по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 14.03.2002, согласно которому К. осужден по ч. 3 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам лишения свободы, и окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы.

Постановлением судьи Верхотурского районного суда от 15.03.2004 частично удовлетворено заявление осужденного К. о пересмотре указанных приговоров в порядке ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации. Действия К. по приговору от 14.03.2002 переквалифицированы с ч. 3 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, в снижении назначенного наказания отказано.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила постановление судьи, дело направила на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Рассматривая вопрос о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, судья согласно закону обязан вынести мотивированное решение со ссылкой на нормы закона, которыми он руководствовался при пересмотре приговоров, либо с указанием мотивов отказа в их пересмотре.

Данное требование закона судьей выполнено не было.

Так, согласно постановлению судьи рассмотрено лишь ходатайство осужденного в части пересмотра приговора от 14.03.2002. Приговор от 29.05.2002 был оставлен судьей без внимания.

Кроме того, к материалам дела не приобщен, а следовательно, и не мог быть предметом исследования и пересмотра приговор суда от 14.03.2002, по которому судья изменил квалификацию действий осужденного.

При таких обстоятельствах постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 05.05.2004, дело N 22-3350/2004

 

9. Снижая наказание при пересмотре приговора в порядке пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд необоснованно руководствовался требованиями части 3, а не части 2 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку в связи с переквалификацией действий осужденного на более мягкий уголовный закон совершенные им преступления стали относиться к категории средней тяжести.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 09.06.2004, дело N 22-4959/2004

 

10. Рассмотрение представления прокурора о даче заключения о наличии в действиях адвоката признаков состава преступления проводится с участием лица, в отношении которого внесено такое представление.

 

(извлечение)

 

Прокурор 9 марта 2004 года направил в суд представление о даче заключения о наличии в действиях адвоката С. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 319 Уголовного кодекса Российской Федерации. В представлении прокурора указано, что 25 января 2004 года около 14 часов в помещении РУВД адвокат С. публично оскорбил представителя власти Ч., следователя СУ при РУВД, в связи с исполнением ею своих служебных обязанностей.

Заключением судьи Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 09.03.2004 в действиях С. признано наличие признаков состава преступления, предусмотренного ст. 319 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев материалы дела, нашла заключение судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение представления прокурора проводится с участием лица, в отношении которого внесено представление, и его защитника.

Каких-либо исключений из этого правила не предусмотрено.

Между тем представление прокурора было рассмотрено судьей без участия С.

Судебная коллегия нашла, что не имеется достаточных доказательств того, что С. было надлежащим образом сообщено о дате и времени рассмотрения представления прокурора. Сведений о том, что С. извещался о рассмотрении дела повестками либо через президиум коллегии адвокатов, в которой он работает, в деле нет. Докладную записку секретаря судебного заседания и утверждения в самом заключении судебная коллегия сочла недостаточными для подтверждения того, что С. был должным образом уведомлен о точных дате и времени проведения судебного заседания.

Из дела видно, что первоначальное представление, подписанное следователем прокуратуры, судья 3 марта 2004 года вернул прокурору в связи с ненадлежащим оформлением.

Представление о даче заключения в отношении С. было подписано прокурором 9 марта 2004 года. В этот же день в 9 часов 30 минут судья провел судебное заседание по делу.

При таких обстоятельствах доводы С. о том, что он не был своевременно и надлежащим образом извещен о дате и времени рассмотрения представления прокурора, представляются убедительными.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона лишает участника уголовного судопроизводства прав, гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, а поэтому является основанием для отмены заключения судьи.

На основании изложенного заключение судьи отменено, дело направлено на новое судебное разбирательство.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 02.04.2004, дело N 22-2478/2004

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

 

1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает права суда, органа, рассматривающих жалобу на постановление по делу об административном правонарушении, которым производство по делу прекращено, при отмене данного постановления вынести решение о привлечении к административной ответственности и назначении соответствующего наказания.

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за четвертый квартал 2003 г.

 

Постановление

Верховного Суда Российской Федерации

N 11-ад03-1

 

2. В силу статьи 32.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при взимании штрафа на месте совершения физическим лицом административного правонарушения такому лицу выдается постановление-квитанция установленного образца, которое составляется в двух экземплярах.

 

(извлечение)

 

Постановлением инспектора ДПС от 14.03.2004 К. назначено административное наказание в виде штрафа в размере 100 рублей по ч. 2 ст. 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за превышение установленного локального ограничения скорости на 25 км/час, то есть за нарушение п. 10.1 Правил дорожного движения.

По результатам рассмотрения жалобы постановление органа ГИБДД о назначении административного наказания К. оставлено без изменения постановлением судьи Режевского городского суда от 27.04.2004.

Судья Свердловского областного суда отменил решение судьи по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) судья не связан доводами жалобы и проверяет дело об административном правонарушении в полном объеме.

По настоящему делу указанные требования закона не выполнены.

Признавая постановление инспектора ДПС от 14.03.2004 о назначении наказания К. законным и обоснованным, судья не исследовал все материалы дела об административном правонарушении, не установил, составлялся ли протокол об административном правонарушении либо штраф был назначен К. с его согласия на месте совершения правонарушения без составления протокола в порядке ст. 28.6, 32.3 КоАП РФ.

Указанные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения данного дела.

При таких обстоятельствах решение судьи нельзя признать законным и обоснованным. Постановление судьи отменено, дело возвращено на новое рассмотрение, в ходе которого следует установить порядок назначения К. административного наказания в виде штрафа.

При этом необходимо иметь в виду, что в силу ст. 32.3 КоАП РФ при взимании административного штрафа на месте совершения физическим лицом административного правонарушения такому лицу выдается постановление-квитанция установленного образца, которое составляется в двух экземплярах.

Кроме того, в силу ст. 30.1 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение, а не постановление.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 28.05.2004, дело N 22-А-315/2004

 

3. Производство по делу об административном правонарушении было прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности, в силу чего руководитель ГИБДД был не вправе указывать в своем постановлении о виновности лица, привлекавшегося к ответственности.

 

(извлечение)

 

Постановлением руководителя ГИБДД от 01.08.2002 С. признан не выполнившим требования знака 2.5 Правил дорожного движения при управлении автомашиной УАЗ, в результате чего он допустил дорожно-транспортное происшествие. Однако производство по делу об административном правонарушении было прекращено на основании п. 6 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ввиду истечения сроков давности привлечения к административной ответственности.

Решением судьи Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 11.03.2004 постановление по делу об административном правонарушении руководителя ГИБДД оставлено без изменения.

В соответствии с требованиями ст. 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях вина является основным условием наступления административной ответственности лица, привлекаемого к административной ответственности. Из этого следует, что до официального доказательства вины лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не может быть признано виновным, и только вступление в законную силу постановления о назначении того или иного административного наказания является свидетельством установления виновности лица.

Как следует из материалов дела, производство по делу об административном правонарушении было прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности, и руководитель ГИБДД был не вправе указывать в своем постановлении о виновности лица, привлекаемого к ответственности. Судьей была допущена аналогичная ошибка при рассмотрении жалобы С.

На основании изложенного из постановления руководителя ГИБДД и решения судьи районного суда исключено указание о нарушении С. правил дорожного движения, повлекшем дорожно-транспортное происшествие.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 02.04.2004, дело N 22-А-163/2004

 

4. Выводы судьи о необходимости отмены постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении ввиду отсутствия участников производства при его вынесении не основаны на законе, поскольку участие этих лиц предусмотрено требованиями главы 29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лишь при рассмотрении дела об административном правонарушении по существу.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 28.04.2004, дело N 22-А-231/2004

 

5. По смыслу статьи 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях субъектами данного правонарушения являются не только граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, но и граждане, работающие в организациях торговли, а также должностные лица и юридические лица.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 15.04.2004, дело N 4-А-84/2004

 

6. При рассмотрении дела судья не учел, что ответственность по части 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях наступает лишь за невыполнение законного предписания должностного лица, осуществляющего государственный надзор, а следовательно, предметом доказывания по такому делу является и законность вынесенного предписания.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 12.05.2004, дело N 22-А-237/2004

 

Вопросы по применению Кодекса Российской Федерации

об административных правонарушениях

 

(извлечение)

 

Вправе ли должностные лица налоговых органов составлять протоколы об административных правонарушениях до утверждения в установленном порядке соответствующего перечня уполномоченных лиц?

 

Ответ: Исходя из содержания ч. 1 и 2 ст. 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протоколы об административных правонарушениях вправе составлять должностные лица органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 Кодекса, и должностные лица федеральных органов исполнительной власти, а также иных государственных органов исполнительной власти, их учреждений, структурных подразделений и территориальных органов, а также иных государственных органов в соответствии с задачами и функциями, возложенными на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации.

Согласно ч. 4 ст. 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях в соответствии с ч. 2 и 3 ст. 28.3 этого Кодекса, устанавливается соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

Перечень должностных лиц налоговых органов Российской Федерации, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, утвержден Приказом МНС России от 17 октября 2003 года и зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 13 ноября 2003 года N 5227.

В отношении протоколов об административных правонарушениях в области налогов и сборов, составленных работниками налоговых органов до регистрации названного перечня должностных лиц в Министерстве юстиции Российской Федерации, при решении вопроса о компетенции указанных лиц по их составлению можно руководствоваться положениями вышеназванных нормативных правовых актов.

 

Вправе ли должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, рассматривать дела по составленным ими же протоколам?

 

Ответ: Согласно ч. 1 и 2 ст. 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протоколы об административных правонарушениях вправе составлять должностные лица органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 Кодекса, и должностные лица федеральных органов исполнительной власти, их учреждений, структурных подразделений и территориальных органов, а также иных государственных органов в соответствии с задачами и функциями, возложенными на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации.

Таким образом, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает, что должностные лица или органы, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, кроме судей, вправе составлять протоколы об административных правонарушениях.

В случае несогласия с постановлением по делу об административном правонарушении гражданин, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении, а также другие лица, имеющие в силу ст. 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях право обжалования постановления по делу об административном правонарушении, не лишены возможности обжаловать его в районный суд.

 

Вправе ли судья при рассмотрении дела об административном правонарушении переквалифицировать действия лица с вмененной в протоколе об административном правонарушении или постановлении о возбуждении дела статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях на другую статью Кодекса?

 

Ответ: Часть 2 ст. 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает составные элементы протокола об административном правонарушении. В протоколе указывается статья Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вменяемая лицу, привлекаемому к административной ответственности, однако право окончательной юридической квалификации деяния относится к полномочиям судьи.

Поэтому, если в протоколе об административном правонарушении правонарушителю будет вменена одна статья вышеуказанного Кодекса, а при рассмотрении дела судья установит, что совершенные правонарушителем действия содержат состав правонарушения, предусмотренного другой статьей Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в том случае если переквалификация производится на статью, предусмотренную этой же главой Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и улучшает положение лица, судья вправе произвести такую переквалификацию.

 

При прекращении производства по пункту 6 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по делу об административном правонарушении по части 1 статьи 7.12 Кодекса как следует судье решать вопрос об изъятых вещах (контрафактных экземплярах произведений и фонограмм), если в отношении правонарушителя не может быть применено наказание в виде конфискации или возмездного изъятия?

 

Ответ: Согласно ст. 243 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация). В случаях, предусмотренных законом, конфискация может быть произведена в административном порядке.

Пункт 4 ст. 49 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" устанавливает, что контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат обязательной конфискации по решению суда или судьи единолично, а также по решению арбитражного суда. Конфискованные контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе.

Поскольку при прекращении производства по делу об административном правонарушении не может быть наложена санкция в виде конфискации контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, то следует руководствоваться ч. 3 ст. 3.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которой не является конфискацией изъятие из незаконного владения лица, совершившего административное правонарушение, орудия или предмета административного правонарушения, на этом основании подлежащих обращению в собственность государства или уничтожению.

Таким образом, при прекращении производства по делу об административном правонарушении (ч. 1 ст. 7.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) контрафактные экземпляры произведений и фонограмм подлежат изъятию и уничтожению.

 

Вправе ли прокурор истребовать дела об административных правонарушениях, находящиеся в производстве судов?

 

Ответ: Право прокурора истребовать из суда любое дело независимо от его участия в судебном разбирательстве предусмотрено п. 2 ст. 36 Закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации".

Вместе с тем названная норма Закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации" вступила в противоречие с положениями принятого позже Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, введенного в действие с 1 июля 2002 года, поэтому не может применяться. В силу ст. 24.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях прокурорский надзор осуществляется за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением действующих на территории Российской Федерации законов при производстве по делам об административных правонарушениях, за исключением дел, находящихся в производстве судов. Таким образом, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях установил, что при производстве по делам об административных правонарушениях, находящихся в производстве судов, прокурорский надзор не осуществляется.

Статья 25.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, определяющая полномочия прокурора по делам об административных правонарушениях, не указывает о его праве истребовать из судов дела об административных правонарушениях.

Следовательно, прокурор не вправе истребовать дела об административных правонарушениях, находящиеся в производстве судов, для осуществления прокурорского надзора, а суды не должны направлять прокурорам эти дела по их требованиям.

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за четвертый квартал 2003 г.

 

Информация

 

Бюллетень сформирован на основании материалов судебной практики по уголовным и административным делам, размещенных в следующих источниках:

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации за 2004 г., N 4 - 5;

2. Официальный web-сайт Верховного Суда Российской Федерации (Supreme Court of Russia):

- "Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2003 г.", утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 2004 г.;

- "Ответы на вопросы судов по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, обсужденные на семинаре 22 ноября 2002 года";

- "Вопросы по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации";

3. Электронная база документов "Практика Верховного Суда Российской Федерации" системы семейства "КонсультантПлюс";

4. Электронная база документов "Практика Свердловского областного суда" системы семейства "КонсультантПлюс".

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Свердловского областного суда

 

Отдел работы с законодательством

и обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018