| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июля 2008 г. по делу N 22-7184/2008

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                    Пахомова Н.С.,

    судей                                                  Коновалова М.Д.,

                                                             Лебедевой Г.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 18 июля 2008 года уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора Слободо-Туринского района Ковача И.В. и по кассационным жалобам осужденного Б., адвоката Шалудько А.С. и потерпевших А-х на приговор Слободо-Туринского районного суда Свердловской области от 21 мая 2008 года, которым

Б., 1988 года рождения, ранее не судимый,

осужден по ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управления транспортным средством сроком на три года.

В соответствии с подп. 2 п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 года Б. освобожден от отбывания наказания.

Заслушав доклад судьи Коновалова М.Д., пояснения потерпевшей А., настаивавшей на доводах кассационной жалобы, мнение прокурора отдела Свердловской областной прокуратуры Осадчего С.В., частично поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Б. признан виновным в совершении 16 августа 2005 года дорожно-транспортного происшествия, то есть в нарушении лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть Я. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Б. свою вину полностью не признал.

В кассационном представлении заместитель прокурора Ковач И.В. указывает, что с приговором суда не согласен, и просит его отменить, мотивируя тем, что при вынесении приговора судом нарушены требования п. 1 ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, так как в приговоре изложены показания свидетеля С., которые не касаются виновности Б. в причинении смерти Я. Поэтому в данной части показания С. не могут быть положены в основу приговора, кроме того, этим показаниям судом не дана критическая оценка. Также суд не привел в приговоре свои доводы, в силу которых он изменил квалификацию содеянного; не раскрыл содержания других доказательств по делу и не дал им оценки, а только перечислил их. Кроме того, суд незаконно исследовал и положил в основу приговора показания Б., данные им на следствии в качестве свидетеля, поскольку они имеют совершенно другой статус по уголовному делу.

В кассационной жалобе осужденный Б. указывает, что с приговором суда не согласен, и просит его отменить, мотивируя тем, что свою вину он не признавал и не признает, так как не наезжал на своем мотоцикле на потерпевших и не сбивал их. При этом фактически произошел несчастный случай, в результате которого погибли три человека, а он в этот момент проехал возле них. Первоначально его обвиняли по ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, но затем с учетом заключения комплексной судебно-медицинской экспертизы было установлено, что смерть Ю., Е. и, возможно, Я. наступила от удара о твердую поверхность, в связи с чем его действия переквалифицировали на ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации. Однако далее ему вновь предъявили обвинение в совершении дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть 3 человек, и направили дело в суд, где была проведена повторная экспертиза, на основе которой был сделан вывод о том, что Б. невиновен в смерти Ю. и Е., а смерть Я., возможно, наступила от мототранспортной травмы. Однако он не наезжал на Я. и не сбивал его, и на его мотоцикле не было обнаружено "биологических веществ потерпевшего" Я. Поэтому считает, что осудили его незаконно, и просит его оправдать.

В кассационной жалобе потерпевшие А-кие указывают, что с приговором суда не согласны, и просят его отменить, мотивируя тем, что Б. обвинялся в совершении дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть их сына. Однако прокурор в суде отказался от обвинения в этой части, что они считают незаконным и необоснованным, противоречащим исследованным в суде доказательствам, а именно: показаниям свидетелей, заключениям экспертиз о том, что смерть потерпевшего Я. наступила в результате наезда на него мотоцикла, который произошел на правой обочине дороги по направлению движения в с. Туринская Слобода. При этом предотвращение наезда на пешеходов зависело от соблюдения Б. правил дорожного движения, а не от технической возможности. Вина Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, нашла свое подтверждение в суде, и прокурор необоснованно отказался от обвинения Б. в причинении смерти их сыну, что повлекло вынесение судом незаконного решения.

В кассационной жалобе адвокат Шалудько А.С. указывает, что с приговором суда не согласен, и просит его отменить, мотивируя тем, что следов другого мотоцикла на месте опрокидывания мотоцикла Ю., где пострадало несколько человек, не имеется. Не установлено, кто причинил смертельные повреждения Я. При этом из протоколов осмотра места происшествия следует, что на месте опрокидывания мотоцикла Ю. следов движения мотоцикла Б. не имеется, на мотоцикле Б. к тому же были обнаружены только следы крови погибшей Е., которую осужденный отвозил в больницу. Наоборот, на мотоцикле погибшего Ю. обнаружены множественные следы крови и вещества головного мозга Я. Очевидцы происшедшего также подтверждают невиновность его подзащитного, поясняют, что Б. ни на кого не наезжал и какого-либо столкновения не было. По заключению эксперта причиненные Я. телесные повреждения не могли образоваться в результате столкновения с транспортным средством. Также не установлено, что на погибшую Е. наезд был совершен мотоциклом осужденного. При этом суд назначил несовершеннолетнему более строгое наказание, чем просил прокурор.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, изучив письменное возражение государственного обвинителя на кассационные жалобы, судебная коллегия считает приговор суда подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности Б. в совершении преступления, за которое он осужден, как и квалификация содеянного, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Так, виновность Б. в содеянном подтверждается показаниями свидетелей, являющихся очевидцами происшедшего, данными на следствии и в суде, из которых следует, что через несколько минут после того, как перевернулся мотоцикл Ю. и все "вылетели" из него, они увидели, что в их сторону под управлением Б. движется мотоцикл "Урал", который, не сбавляя скорости, свернул на обочину и проехал по ней, а затем съехал в кювет. На обочине уже лежали Ю., который не шевелился, и Е., которой Я. пытался оказать помощь. После проезда Б. Я. оказался мертвым, а Е. была еще жива.

Показания свидетелей являются последовательными, непротиворечивыми и подробными, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются и согласуются с другими исследованными по делу доказательствами, что свидетельствует об их правдивости. Поэтому оснований не доверять показаниям свидетелей не имеется, как и не установлено данных, свидетельствующих об оговоре осужденного.

Таким образом, данные свидетели опровергли показания осужденного о том, что он не совершал наезд на потерпевшего Я.

Также виновность Б. в содеянном подтверждается протоколами осмотра места происшествия, из которых следует, что дорожно-транспортное происшествие (наезд на потерпевшего) произошло на обочине дороги справа по направлению движения в с. Туринская Слобода, где и зафиксированы следы движения мотоцикла "Урал", управляемого Б. Данные обстоятельства о месте наезда на пешехода также подтверждаются заключением эксперта от 29 декабря 2005.

Из протоколов осмотра мотоцикла "Урал", управляемого Б., следует, что на крыле коляски мотоцикла имеется механическое повреждение в виде изогнутости вовнутрь и разбита передняя фара габаритного огня мотоцикла, а на коробке передач обнаружены следы вещества, похожего на мозговое вещество человека.

Данные доказательства еще раз опровергают показания Б. о том, что он не совершал дорожно-транспортного происшествия, не наезжал на пешеходов и не сталкивался с другим мотоциклом или иным препятствием.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, Я. были причинены повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы головы с дефектом теменных костей черепа и многооскольчатым переломом затылочной кости, ушиба вещества головного мозга с размозжением теменных долей, разрыва твердой мозговой оболочки, кровоизлияния под оболочки мозга и в желудочки головного мозга, вдавленного перелома 5 - 7 ребер слева с разрывом левого легкого и кровоизлиянием в левую плевральную полость, скальпированной раны волосистой части головы, кровоподтека правого глаза и ссадины левого предплечья, повлекшие смерть потерпевшего. При этом в момент причинения телесных повреждений Я. находился в вертикальном положении "сидя на корточках".

Виновность Б. в содеянном также подтверждается актом медицинского освидетельствования, согласно которому осужденный находился в состоянии алкогольного опьянения; заключением автотехнической экспертизы, согласно которому предотвращение наезда на пешехода зависело не от технической возможности водителя Б., а от соблюдения им требований пп. 1.5 и 9.9 Правил дорожного движения, которые им не были выполнены, и другими материалами уголовного дела.

При таких обстоятельствах, исследовав и оценив в совокупности все доказательства по делу, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Б. в совершении преступления и правильно квалифицировал его действия по уголовному закону.

Поэтому доводы Б. и его адвоката Шалудько А.С. о несовершении осужденным дорожно-транспортного происшествия и недоказанности его вины в содеянном являются несостоятельными и надуманными, опровергаются исследованными судом доказательствами, а именно: показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия и транспортных средств, заключениями различных экспертиз и другими материалами дела.

Органом следствия действия осужденного были квалифицированы по ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации и ему вменялось в вину причинение смерти двум лицам, то есть Ю. и Я. Однако в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель отказался от обвинения Б. в причинении смерти Ю. и просил суд признать Б. виновным только в причинении смерти Я., то есть виновным по ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч. 7 ст. 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в суде влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пп. 1, 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации или пп. 1, 2 ч. 1 ст. 27 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, полный или частичный отказ государственного обвинителя от предъявленного обвинения является законным, в связи с чем доводы потерпевшей о необоснованности отказа суда от обвинения осужденного в причинении смерти ее сыну являются несостоятельными как не основанные на законе.

К тому же из проведенных в ходе следствия и суда в отношении Ю. судебно-медицинских экспертиз, в том числе двух комиссионных, следует, что тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть, наступили вследствие опрокидывания мотоцикла и выбрасывания потерпевшего с водительского места в направлении вперед и несколько влево в результате последовавшего затем удара левой теменно-височной областью головы о поверхность соударения, последующего удара о поверхность соударения туловищем и возможного скольжения тела по поверхности. Такой вывод следует считать более предпочтительным, поскольку вследствие столкновения тела с движущимся транспортным средством имеющиеся у потерпевшего телесные повреждения не могли образоваться.

В соответствии со ст. 276 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации показания подсудимого, данные им в ходе производства предварительного следствия, могут быть оглашены в судебном заседании в случае наличия существенных противоречий между ними. Согласно ч. 2 ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в качестве доказательств по делу допускаются показания подозреваемого и обвиняемого.

Исходя из данных требований закона показания подсудимого, данные им в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля, не могут быть доказательствами по делу, а поэтому не могут быть исследованы в судебном заседании и тем более положены в основу приговора. Кроме того, согласно ст. 51 Конституции Российской Федерации каждый гражданин имеет право не свидетельствовать против себя.

При таких обстоятельствах доводы заместителя прокурора о том, что судом были незаконно исследованы и положены в основу приговора показания Б., данные им в качестве свидетеля на следствии, являются обоснованными, в связи с чем эти показания подлежат исключению из приговора суда.

Другие доводы заместителя прокурора не основаны на уголовно-процессуальном законе, так как подробное изложение в приговоре показаний свидетеля не говорит о нарушении судом требований ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Приговор суда вынесен и Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, с учетом позиции государственного обвинителя, высказанной в прениях, о переквалификации действий осужденного с ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Наказание назначено Б. в соответствии с требованиями закона и в рамках санкции статьи, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновного, смягчающих наказание обстоятельств, мнения потерпевшей о мере наказания, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и является соразмерным содеянному. Поэтому доводы адвоката о неправильном назначении наказания являются несостоятельными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, п. 4 ч. 1 ст. 378 и ст. 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Слободо-Туринского районного суда Свердловской области от 21 мая 2008 года в отношении Б. изменить и исключить из него показания Б., данные им в качестве свидетеля.

В остальном данный приговор оставить без изменения, кассационное представление заместителя прокурора удовлетворить частично, а кассационные жалобы осужденного, адвоката и потерпевших оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

ПАХОМОВ Н.С.

 

Судьи

КОНОВАЛОВ М.Д.

ЛЕБЕДЕВА Г.А.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018