| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июля 2011 г. по делу N 22-7394/2011

 

Председательствующий Соловьев С.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Банниковой И.Н.

судей Федосеевой Л.Г., Шатохина В.Б.

при секретаре Кожевниковой Е.С.

рассмотрела в судебном заседании 05 июля 2011 года кассационную жалобу осужденного Л. на приговор Березовского городского суда Свердловской области от 30 мая 2011 года, которым

Л., <...>

осужден по ст. 264 ч. 6 Уголовного кодекса Российской Федерации к 5 годам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством сроком на 3 года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

По делу удовлетворен гражданский иск потерпевшей о компенсации морального вреда. В пользу Т. взыскано в счет компенсации морального вреда 700000 рублей.

Заслушав доклад судьи Федосеевой Л.Г., мнение прокурора Рябковой М.М., возражавшей против доводов жалобы, объяснения осужденного Л., адвоката Цыганова Е.Я., поддержавших доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда Л. признан виновным в том, что 02 апреля 2009 года, управляя автомобилем, нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть двух лиц.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Л. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный Л. просит приговор суда отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что он ехал со скоростью не более 90 км в час., когда потерпевшая К. помешала ему вести автомобиль и в результате он съехал на левую обочину. Потом потерпевшая К. схватилась за руль. Считает, что схема ДТП является недопустимым доказательством по делу, поскольку подписана родственниками потерпевших. Кроме того, схема составлена неверно, на ней не указан дугообразный след, так как машина пересекала дорогу не прямолинейно, а дугообразно. Обращает внимание на то, что причина ДТП указана в телетайпограммы ДТП, как отвлечение водителя в нарушение п. 5.5 ПДД РФ. Обращает внимание на то, что чек прибора "Алкотектор" частично заполнен рукой, что недопустимо. Так, из показаний свидетеля М. следует, что чек печатается полностью и дописывать его не надо. Указывает, что инспекторы ГИБДД Ч. и Г. на месте ДТП не были, он их впервые увидел в больнице, и протоколы об отстранении от управления транспортным средством, о задержании транспортного средства, акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения были составлены в больнице. Указанные в протоколах и акте понятые по указанным адресам не проживают и не прописаны, хотя инспектор Ч. заверял, что устанавливал личности понятых по паспортам. Автор жалобы также указывает, что наличие алкоголя на приборе, в крови и в моче разное, таких различий согласно показаниям специалиста не должно быть. Указывает, что все следственные действия были проведены с нарушением, так как нарушено было его право на защиту. Просит учесть наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, престарелую больную мать, его состояние здоровья и не лишать его свободы. Вопрос о компенсации морального вреда просит решить в административном судопроизводстве.

 

Проверив материалы дела, выслушав стороны и обсудив изложенные в кассационной жалобе доводы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Выводы суда о виновности Л. в совершении преступления, за которое он осужден, как и квалификация содеянного, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании и изложенных в приговоре суда доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Приговором суда установлено, что причиной дорожно-транспортного происшествия стали действия водителя Л., который, в нарушение требований п. 2.7 и п.п. 1.3, 1.4, 1.5, 9.9., 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, управляя автомобилем в состоянии алкогольного опьянения со скоростью более 100 км/ч, не учел дорожные условия, а именно изгиб дороги влево, не принял возможных мер к снижению скорости, не справился с управлением и допустил выезд автомобиля на полосу встречного движения, затем продолжил движение по обочине, пересек проезжую часть и допустил съезд с проезжей части и наезд на препятствия - камень и дерево, что повлекло по неосторожности причинение смерти пассажиров К. и Н.

Доводы Л. о том, что он не находился в состоянии опьянения, двигался со скоростью не более 90 км/ч, а управление потерял по вине К., которая помешала ему вести автомобиль, являются несостоятельными. Они опровергаются показаниями очевидца происшествия - свидетеля А., из показаний которого усматривается, что Л., несмотря на просьбы девушек ехать потише, вел машину с большой скоростью около 100 км/ч, из-за чего на одном из поворотов не справился с управлением. Из показаний свидетеля М. видно, что после ДТП А. рассказал ей, что Л. ехал со скоростью более 100 км/ч, но не говорил о том, что К. приставала к Л.

О большой скорости движения автомобиля Л. свидетельствует и схема происшествия, в которой отражено, что следы волочения автомобиля от одной до другой обочины составляют 34 метра, после удара о камень машину откинуло к дереву на 14 метров от камня. Выводы суда подтверждаются и заключениями судебно-медицинских экспертиз, из которых следует, что многочисленные повреждения, полученные К. и Н. и повлекшие их смерть, могли возникнуть одновременно от удара с большой силой твердого тупого предмета в область головы и туловища.

Доводы осужденного о том, что доказательства нахождения его в состоянии алкогольного опьянения являются недопустимыми и получены с нарушениями, являются несостоятельными. Из показаний свидетелей Г., М., Ч. следует, что водитель находился в состоянии опьянения, от него исходил резкий запах алкоголя, при освидетельствовании у Л. было установлено состояние опьянения. Показания указанных свидетелей последовательны, непротиворечивы и согласуются с показаниями самого Л. о том, что вечером он употреблял спиртное, и показаниями М., из которых следует, что после 19:00 Л. находился в состоянии алкогольного опьянения, но свозил их с Н. в магазин за спиртным, откуда они вернулись около 23:00.

Кроме того, факт нахождения Л. на момент ДТП в состоянии алкогольного опьянения подтверждается вступившим в законную силу постановлением по делу об административном правонарушении.

Суд обоснованно признал, что исследованными доказательствами не подтверждается то обстоятельство, что К. мешала Л. управлять автомобилем, поскольку свидетель А. отрицал это обстоятельство, при этом указывал, что девушки просили Л. снизить скорость. Ссылки на телетайпограмму с указанием в качестве причины ДТП отвлечения водителя несостоятельны, поскольку она была составлена со слов Л.

Вина Л. в совершении преступления также подтверждается исследованными в судебном заседании и положенными в основу приговора доказательствами: протоколами осмотра места происшествия, справкой по дорожно-транспортному происшествию, актом медицинского освидетельствования, которым у Л. установлено состояние опьянения; постановлением о привлечении к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения, заключениями судебно-медицинских экспертиз трупов, согласно которым смерть К. и Н. наступила в результате тупых травм головы и туловища.

Исследовав все версии по делу и дав оценку всем доказательствам в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Л. и правильно квалифицировал его действия по ч. 6 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации. Оснований для изменения данной квалификации не имеется.

Существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, как об этом ставит вопрос в жалобе осужденный, судом при рассмотрении дела не допущено.

Приговор постановлен на доказательствах, признанных судом допустимыми, с указанием тех доказательств, на которых основаны выводы суда о виновности осужденного, и указанием мотивов, по которым суд отверг другие доказательства.

Оснований признавать доказательства недопустимыми у суда не имелось.

Вопреки доводам жалобы судом в приговоре дана оценка всем имеющимся в деле экспертизам.

Коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы о несправедливости приговора.

Наказание Л. назначено в пределах, предусмотренных санкцией закона, с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности осужденного.

С учетом конкретных обстоятельств дела и данных о личности Л. суд, приняв во внимание и все смягчающие его наказание обстоятельства, в том числе и те, которые указаны в жалобе, пришел к правильному выводу о возможности его исправления только в условиях изоляции от общества, о чем мотивировал в приговоре.

Вопрос о компенсации морального вреда был решен в соответствии с требованиями закона, принципа разумности и справедливости.

С учетом приведенных обстоятельств коллегия считает, что наказание Л. назначено соразмерно содеянному, с учетом всех обстоятельств дела, данных о личности осужденного, а также влияния назначенного наказания на его исправление, и коллегия не находит оснований для его смягчения.

Вместе с тем коллегия считает необходимым внести изменения в приговор.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 3 г. Березовского Свердловской области от 28 апреля 2009 года Л. был привлечен к административной ответственности за нарушение ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на два года.

В соответствии с требованиями закона если лицо за эти же действия было лишено права управления транспортным средством, то отбытый им срок лишения права управления транспортным средством засчитывается в срок назначенного по уголовному делу дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Березовского городского суда Свердловской области от 30 мая 2011 года в отношении Л. изменить:

зачесть в срок назначенного по уголовному делу дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством отбытый Л. срок лишения права управления транспортным средством, назначенный по постановлению мирового судьи судебного участка N 3 г. Березовского Свердловской области от 28 апреля 2009 года.

В остальной части приговор в отношении Л. оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

 

Председательствующий

БАННИКОВА И.Н.

 

Судьи

ФЕДОСЕЕВА Л.Г.

ШАТОХИН В.Б.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018