| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ

И АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ТРЕТИЙ КВАРТАЛ 2003 ГОДА)

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

Вопросы квалификации

 

1. Ответственность за оставление потерпевшего в опасности наступает только в случаях, прямо предусмотренных в статье 125 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Вечером 12 февраля 2000 года Ж. и Щ. из хулиганских побуждений избили потерпевшего Н. с причинением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. После избиения они оставили потерпевшего без помощи лежащим на земле.

Суд первой инстанции квалифицировал действия осужденных по п. "а", "в" ч. 3 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации и ст. 125 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции отменил приговор в отношении Ж. и Щ. в части, касающейся их осуждения по ст. 125 Уголовного кодекса Российской Федерации, и уголовное дело в этой части прекратил, мотивировав свое решение следующим.

Лицо, умышленно причинившее потерпевшему тяжкий вред здоровью, не может нести ответственность за оставление потерпевшего в опасности.

По данному делу установлено, что в беспомощное состояние потерпевшего Ж. и Щ. привели своими умышленными преступными действиями, за что обоснованно осуждены по ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 68-дп02-6

 

2. Неверное толкование понятия "совершение преступления посредством использования других лиц" повлекло отмену приговора ввиду неправильного применения уголовного закона.

 

(извлечение)

 

Приговором Сухоложского городского суда Свердловской области от 03.07.2003 Г. осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. Он признан виновным в тайном хищении 3 января 2003 года имущества С. на сумму 2400 рублей и имущества М. на сумму 1295 рублей, совершенное с незаконным проникновением в помещение, неоднократно. Преступление совершено совместно с малолетними С., 1989 г.р., и В., 1989 г.р., уголовное дело в отношении которых прекращено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с недостижением ими возраста привлечения к уголовной ответственности.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Признав Г. виновным в совершении кражи и исключив квалифицирующий признак группы лиц по предварительному сговору, суд не учел, что Г. в своих показаниях в судебном заседании пояснял, что он и В. по предложению С. пробили кувалдой стены гаражей, он проникал внутрь, открывал двери гаражей, впускал С. и В., и они совместно похищали имущество потерпевших. Аналогичные показания дал в судебном заседании и свидетель В.

Несмотря на то, что в возбуждении уголовного дела в отношении С. и В. отказано в связи с недостижением ими возраста привлечения к уголовной ответственности, их следовало признать соучастниками преступления в форме соисполнительства.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда о том, что в действиях Г. нет квалифицирующего признака группы лиц по предварительному сговору в связи с тем, что Г. совершил кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста. Придя к такому выводу, суд не учел, что под совершением кражи посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, следует понимать такие действия субъекта преступления, когда он сам непосредственно не выполняет действия, образующие объективную сторону состава преступления, а поручает это лицам, не подлежащим уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости и других обстоятельств.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.08.2003, дело N 22-5495/2003

 

3. Размер ущерба, причиненного хищением, подлежит определению с учетом износа похищенного имущества.

 

(извлечение)

 

Приговором Сухоложского городского суда от 27.12.2000 В. осужден по п. "б" ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. В. признан виновным в том, что в период с 15 по 17 сентября 2000 года по предварительному сговору с братом А. в пос. Алтынае проник в мебельный цех ООО "Лесстрой", откуда они похитили имущество на сумму 135846 рублей.

Президиум Областного суда нашел приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

По данному делу вместе с осужденным В. в совершении кражи обвинялся его брат А., который был осужден 21 ноября 2002 года, но он был признан виновным в том, что кражу они с братом совершили из цеха ООО "Лесстрой" на сумму 60352 рублей, при этом ущерб был оценен с учетом износа, что было подтверждено представителем организации. Приговор в отношении А. вступил в законную силу после рассмотрения дела в кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах сумма похищенного осужденным В. подлежит уменьшению до 60352 рублей, что составляет менее 500 минимальных размеров оплаты труда, а его действия следует переквалифицировать с п. "б" ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции уголовного закона от 31.10.2002.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 27.08.2003, дело N 44-У-158/2003

 

4. По смыслу уголовного закона под хранилищем следует понимать специально предназначенное для хранения материальных ценностей место, основная функция которого заключается в обеспечении безопасности и сохранности хранимого в нем имущества.

 

(извлечение)

 

Ленинградским районным судом г. Калининграда С. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации за то, что он, находясь в кафе, увидел открытый ящик кассового аппарата за стойкой бара и решил похитить из него деньги. Воспользовавшись временным отсутствием бармена, он перегнулся через стойку, просунул руку в ящик кассового аппарата, откуда похитил деньги в сумме 4447 рублей, однако его действия были пресечены барменом. Бросив деньги, С. с места происшествия скрылся.

Суд первой инстанции в приговоре указал, что С. совершил покушение на кражу с незаконным проникновением в хранилище. Президиум Калининградского областного суда также согласился с этим.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, изменяя состоявшиеся по делу судебные решения, отметила, что по смыслу закона под хранилищем понимаются отведенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей участки территории, которые оборудованы оградой либо техническими средствами или обеспечены охраной (передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы и тому подобные хранилища).

Основная функция кассового аппарата состоит не в хранении материальных ценностей, а в обеспечении торговых операций, производимых продавцом с помощью кассового аппарата (печатание чеков, которые выдаются покупателю, фиксация производимых расчетно-кассовых операций для учета товарооборота). Хранение денег в кассовом аппарате предусматривается для удобства проведения продавцом расчетных операций, хранение денег не является его основной функцией.

С учетом изложенного Судебная коллегия переквалифицировала действия осужденного на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации как покушение на тайное хищение чужого имущества.

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного суда Российской Федерации

за первое полугодие 2003 г.

 

5. Ошибка при разграничении грабежа и разбоя повлекла неверную квалификацию действий виновных.

 

(извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, проверяя дело в порядке надзора, изменила все состоявшиеся по делу судебные решения в отношении Б., осужденного Мещанским районным судом г. Москвы по ч. 3 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, и указала, что, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд вместе с тем допустил ошибку при квалификации действий осужденного.

Согласно закону разбой - это нападение с целью хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Опасность насилия определяется по его последствиям, исходя из реального вреда, причиненного здоровью потерпевшего. Психическое насилие при разбое заключается в угрозе непосредственного применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Из материалов дела видно, что имуществом потерпевшего Б. совместно с соучастниками завладел под угрозой физического насилия к потерпевшему М., однако данных о том, что насилие представляло реальную угрозу для потерпевшего, ни органами следствия, ни судом не добыто, поэтому действия Б. надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации как организацию грабежа чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище или иное хранилище, с целью завладения имуществом в крупном размере.

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного суда Российской Федерации

за первое полугодие 2003 г.

 

6. Умышленное уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, надлежит квалифицировать по части 1 статьи 167 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Совершив убийство, З., А. и другие осужденные с целью временного использования завладели автомобилем потерпевшего.

Автомашина под управлением А., не справившегося с управлением, съехала в кювет. После неудачных попыток вызволить автомобиль из кювета осужденные похитили колеса.

Затем А. и З. подожгли автомобиль, причинив ущерб на сумму 45750 рублей, и скрылись с места происшествия.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации переквалифицировал действия З. с ч. 2 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации как умышленное уничтожение чужого имущества, причинившее значительный ущерб потерпевшему, поскольку З. и А. угнали автомашину потерпевшего в отдаленное место и сожгли ее в дорожном кювете, что исключало возможность причинения вреда чужому имуществу или распространение огня на иные объекты.

 

Постановление

Верховного Суда Российской Федерации

N 67п2003

 

 

Назначение наказания

 

7. Если отягчающее наказание обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

 

(извлечение)

 

Изменяя приговор Йошкар-Олинского городского суда, определение судебной коллегии по уголовным делам и постановление президиума Верховного суда Республики Марий Эл в отношении Б., осужденного по ч. 3, 5 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия указала на то, что, назначая Б. наказание, суд вопреки требованиям ч. 2 ст. 63 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве отягчающих обстоятельств признал сумму причиненного ущерба, а также совершение нескольких преступлений, тогда как названные обстоятельства предусмотрены в качестве признаков преступления: неоднократность и крупный размер причиненного ущерба. Поэтому указание суда на данные обстоятельства подлежит исключению из приговора.

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

за первое полугодие 2003 г.

 

8. Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, установленный ст. 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, является исчерпывающим.

 

(извлечение)

 

Изменяя приговор Арсеньевского городского суда Приморского края, решения судов кассационной и надзорной инстанций в отношении М., Судебная коллегия отметила, что необходимость назначения виновному строгого наказания суд мотивировал тем, что им ущерб полностью не погашен и совершено тяжкое преступление в период отбывания условного осуждения.

Однако в ст. 63 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрен исчерпывающий перечень отягчающих обстоятельств, и такие обстоятельства, которые учитывал суд при решении вопроса о наказании, уголовным законом не предусмотрены.

Поэтому признанные судом отягчающие обстоятельства, не предусмотренные законом, исключены из судебных решений.

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

за первое полугодие 2003 г.

 

9. Обвинительный приговор является несправедливым, если осуждение по нему признается условным без учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления и данных о личности виновного.

 

(извлечение)

 

Приговором Серовского городского суда Б. был осужден по ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы сроком на 4 года условно с испытательным сроком на три года и лишением права управлять транспортными средствами на тот же срок. Б. был признан виновным в нарушении Правил дорожного движения во время эксплуатации им транспортного средства, что повлекло по неосторожности смерть человека.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что назначенное Б. наказание не в полной мере соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного им преступления и фактическим обстоятельствам дела.

Как установил суд, виновный не имел права на управление транспортными средствами, управлял мотоциклом в состоянии алкогольного опьянения, эксплуатировал технически неисправное транспортное средство, превысил скорость движения в населенном пункте, совершил наезд на малолетнего ребенка. Данные обстоятельства в их совокупности вопреки требованиям закона не были учтены в полной мере при назначении Б. наказания.

 

Определение

Судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.01.2003, дело N 22-338/2003

 

10. Срок погашения судимости исчисляется с того момента, когда лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы, должно было быть освобождено на законных основаниях.

 

(извлечение)

 

Приговором Первоуральского городского суда от 05.12.2000 П., ранее судимый 10.11.1994 по ч. 2 ст. 206 Уголовного кодекса РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожденный по отбытии срока наказания 18.08.1997, был осужден по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Президиум Областного суда, рассмотрев уголовное дело в порядке надзора, нашел приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вина П. в совершении разбойного нападения полностью подтверждается материалами дела, и его действия правильно квалифицированы по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, суд необоснованно сослался в приговоре на судимость П. от 10.11.1994, при этом суд исходил из того, что он был освобожден из мест лишения свободы 18 августа 1997 года.

Как следует из материалов дела, в связи с принятием уголовного закона, смягчающего наказание, постановлением Первоуральского городского суда Свердловской области от 25.03.1997 назначенное по предыдущему приговору наказание снижено до 2 лет лишения свободы.

Следовательно, с учетом начала срока отбывания наказания с 20.04.1994 П. должен был освободиться из мест лишения свободы 19.04.1996. То обстоятельство, что осужденный был освобожден от наказания только 18.08.1997, не может служить основанием для исчисления срока погашения судимости с этого числа.

Согласно п. "в" ч. 3 ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации судимость в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, погашается по истечении 3 лет после отбытия наказания.

При таких обстоятельствах следовало признать, что судимость у П. погашена 20.04.1999, и на момент совершения преступлений 18.01.2000 (согласно приговору от 05.12.2000) он считался несудимым, в связи с чем ссылка суда на названную судимость является неверной.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 27.08.2003, дело N 44-У-160/2003

 

Процессуальные вопросы

 

11. Уголовно-процессуальным законом судье не предоставлено право отменять постановления следователя в порядке и на основаниях статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга постановление следователя ГСУ при ГУВД Свердловской области о прекращении дела в отношении С. признано незаконным и отменено с момента его вынесения.

Президиум Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению прокурора Свердловской области, нашел постановление судьи подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно требованиям п. 1 ч. 5 ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения жалобы судья вправе вынести постановление о признании действий соответствующего должностного лица незаконными или необоснованными и о его обязанности устранить допущенное нарушение.

Законом судье не предоставлено право самому отменять постановление следователя.

Признав действия следователя по прекращению уголовного дела незаконными, судья в соответствии с ч. 2 ст. 214 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации направляет его прокурору, поскольку только прокурор согласно ч. 1 ст. 214 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации имеет право отменить постановление следователя о прекращении дела и возобновить производство по уголовному делу. Таким образом, судья, отменив постановление следователя, вышел за пределы своей компетенции.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 06.08.2003, дело N 44-У-146/2003

 

12. Возвращение уголовного дела прокурору на основании ч. 1 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации ввиду наличия нарушений, допущенных при производстве предварительного расследования, противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Белоярского районного суда Свердловской области от 11.07.2003 уголовное дело в отношении Х., обвиняемого по ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. "а", "в", "д" ч. 2 ст. 131, ч. 3 ст. 213, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации, возвращено прокурору Белоярского района для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда нашла данное постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

Частью 1 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен исчерпывающий перечень оснований, по которым судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Данные основания связаны исключительно с требованиями, предъявляемыми уголовно-процессуальным законом к обвинительному заключению, нарушение которых исключает возможность постановления судом приговора; невручением копии обвинительного заключения обвиняемому; а равно необходимостью составления обвинительного заключения по уголовному делу, ранее поступившему в суд, с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера.

Из материалов дела следует, что суд, возвращая уголовное дело прокурору, указал, что обвинительное заключение составлено с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, при этом не привел ни одного положения этого закона, которые были бы нарушены при составлении обвинительного заключения. В то же время судом указано на допущенные при производстве предварительного расследования нарушения уголовно-процессуального закона, регулирующего порядок предъявления обвинения и порядок допроса обвиняемого. Однако указанные основания возвращения дела прокурору отсутствуют в их перечне, предусмотренном ч. 1 ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а поэтому возвращение дела по этим основаниям является незаконным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.08.2003, дело N 22-5759/2003

 

 

13. В случае отказа прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства суд в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации выносит постановление о прекращении уголовного дела. Оправдание обвиняемого в указанном случае законом не предусмотрено.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 78-о03-12

 

 

14. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части 1 статьи 24 и пунктами 1 и 2 части 1 статьи 27 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

(извлечение)

 

С. и Л. обвинялись в умышленном причинении смерти группой лиц, неоднократно.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от поддержания указанного обвинения в отношении подсудимых, указав, что не располагает достаточными доказательствами их вины.

Суд, в соответствии со ст. 246 и 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, вынес постановление и прекратил уголовное дело в отношении Л. и С. за недоказанностью их вины.

В кассационных жалобах потерпевшие просили постановление отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение либо новое расследование.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации кассационные жалобы потерпевших оставила без удовлетворения, указав следующее.

В соответствии с ч. 5 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, являются делами публичного обвинения, обвинение по которым поддерживает государственный обвинитель.

Согласно ч. 7 ст. 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 9 ст. 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного суд в соответствии с правилами ст. 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также ст. 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прекратил уголовное дело в отношении Л. и С.

Вместе с тем, поскольку ни ст. 24, ни ст. 27 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не предусматривают такого основания прекращения дела, как недоказанность вины, то Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации постановление областного суда изменила, уголовное дело прекратила за отсутствием состава преступления.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 44-о02-172

 

 

15. Оправдательный приговор отменен ввиду нарушения судом права потерпевшей участвовать в судебном разбирательстве и выступать в судебных прениях.

 

(извлечение)

 

Судом присяжных А. была оправдана по п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, отменила приговор суда присяжных заседателей по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации потерпевший вправе, в частности, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, выступать в судебных прениях. По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников.

Указанные требования закона судом не были выполнены.

Из протокола судебного заседания и материалов дела следует, что в связи с убийством Н. потерпевшей по делу признана его родная сестра В., которая 3 июля 2002 года не явилась на суд, но заявила письменное ходатайство об отложении разбирательства дела из-за своей болезни.

Суд данное ходатайство отклонил, мотивируя свое решение тем, что потерпевшая не предоставила документа, подтверждающего ее заявление о болезни, неясно, на какой срок она заболела, была допрошена судом в качестве потерпевшей; признал, что ее явка не обязательна, продолжил судебное следствие и окончил разбирательство дела в ее отсутствие. Вместе с тем, согласно копии листка нетрудоспособности, В. была нетрудоспособна с 3 по 9 июля 2002 года.

Таким образом, судом были нарушены права потерпевшей В. участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, выступать в судебных прениях.

Дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 19-кпо02-79сп

 

 

16. В соответствии с пунктом 2 части 5 статьи 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не подлежат обжалованию определения или постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства.

 

(извлечение)

 

В подготовительной части судебного заседания подсудимый заявил ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, так как, по его мнению, обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона. Судом в удовлетворении ходатайства подсудимого о возвращении уголовного дела прокурору отказано.

Кассационная жалоба подсудимого на определение суда оставлена без рассмотрения на основании п. 2 ч. 5 ст. 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 78-о03-54

 

 

17. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает право участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи замечания потерпевшей, принесенные на протокол судебного заседания, были отклонены.

В кассационной жалобе потерпевшая просила отменить постановление судьи. Утверждала, что в поданных ею замечаниях было указано только то, что в действительности было сказано участниками в процессе судебного разбирательства и не нашло отражения в протоколе, а судья, не посчитав необходимым вызов ее и ее представителя, полностью и без указания мотивов отверг принесенные замечания.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации прекратила кассационное производство по указанной жалобе потерпевшей по следующим основаниям.

Никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении уголовного дела, вследствие чего судьи суда второй инстанции не знают и не могут знать о правильности (либо неправильности) принесенных замечаний на протокол судебного заседания, вследствие чего они не вправе проверять существо принятого решения по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

Эти замечания рассмотрены председательствующим судьей в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Кроме того, как следует из постановления судьи, оно мотивировано; отклонение замечаний, принесенных потерпевшей на протокол судебного заседания, обосновано тем, что в протоколе судебного заседания полно и правильно отражены показания допрошенных лиц.

Согласно ч. 2 ст. 260 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении замечаний на протокол председательствующий в необходимых случаях может вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.

Из заявления потерпевшей, в котором она указывала свои замечания на протокол, следует, что она не просила судью вызвать ее для уточнения содержания замечаний.

Судья, рассматривающий замечания на протокол, самостоятельно определяет необходимость вызова в судебное заседание лица, подавшего замечания, для уточнения их содержания. В данном случае судья такой необходимости не усмотрел, что является его правом и не может расцениваться как нарушение закона.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 50-о02-33

 

18. В соответствии с частью 5 статьи 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации требование о возмещении имущественного вреда реабилитированному разрешается судьей в порядке, установленном статьей 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

 

(извлечение)

 

Р. оправдан судом присяжных за отсутствием события преступления.

Постановлением судьи с Управления федерального казначейства Министерства финансов по Краснодарскому краю взыскано в пользу Р. 86017 рублей 56 копеек.

В связи с реабилитацией Р. обратился в краевой суд с ходатайством о возмещении ему имущественного вреда в сумме 86017 рублей 56 копеек, который включил в себя учет уровня инфляции по заработной плате, суммы, выплаченные на оказание юридической помощи, расходы, связанные с поездками, в том числе и в суды первой и кассационной инстанций, по отправке телеграмм.

Данное ходатайство Р. судом было удовлетворено в полном размере.

В кассационной жалобе руководитель Управления федерального казначейства Министерства финансов по Краснодарскому краю просил постановление судьи отменить, указав, что надлежащим ответчиком по делу является Министерство финансов Российской Федерации, а не УФК МФ по Краснодарскому краю. Органы казначейства лишь представляют МФ Российской Федерации в судах по доверенности. Кроме того, УВФ МФ по Краснодарскому краю не было своевременно извещено о дате и времени судебного разбирательства, о вынесении постановления судьи стало известно после поступления исполнительных документов от взыскателя.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление судьи, указав следующее.

В соответствии с ч. 5 ст. 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации требование о возмещении имущественного вреда реабилитированному разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Требования указанного уголовно-процессуального закона судьей не были выполнены.

В деле отсутствуют данные о том, что о слушании дела в суде был извещен специализированный государственный орган, обеспечивающий выплату реабилитированному сумм за счет средств федерального бюджета, - Министерство финансов Российской Федерации или Управление федерального казначейства Министерства финансов по Краснодарскому краю по доверенности.

Дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 18-кпо03-11

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

 

19. Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах составляет 1 год со дня совершения правонарушения.

 

(извлечение)

 

Постановлением судьи Первоуральского городского суда Свердловской области от 26.03.2003 в отношении Ц. за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности было прекращено дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В постановлении судья указал, что в отношении Ц. 2 декабря 2002 года был составлен протокол об административном правонарушении по ст. 15.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за нарушение сроков представления налоговой декларации. Далее судья сослался на ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, указав, что постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.

Председатель Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства по протесту прокурора Свердловской области, нашел постановление судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно материалам дела, Ц., являясь директором ООО, в установленный законодательством о налогах и сборах срок не представил в налоговый орган налоговую декларацию по налогу на прибыль организации за 9 месяцев 2002 года (в соответствии с п. 3 ст. 289 гл. 25 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29.05.2002 N 57-ФЗ срок представления - не позднее 28.10.2002), а также расчет по авансовым платежам по ЕСН за 9 месяцев 2002 года (в соответствии с п. 3 ст. 243 гл. 24 Налогового кодекса Российской Федерации срок представления - не позднее 20.10.2002). В связи с нарушением сроков представления налоговой декларации и расчета по авансовым платежам ЕСН, необходимых для налогового контроля, 02.12.2002 в отношении Ц. по ст. 15.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях составлен протокол об административном правонарушении.

Указанное правонарушение совершено в период действия нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Согласно ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах установлен в один год со дня совершения проступка. Таким образом, по настоящему делу срок давности истекает 28 и 20 октября 2003 года соответственно.

 

Постановление

председателя Свердловского областного суда

от 22.08.2003, дело N 4-А-71/2003

 

20. Невыполнение судом правил части 2 статьи 29.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях об исследовании доказательств при рассмотрении дела об административном правонарушении является существенным нарушением процессуальных требований.

 

(извлечение)

 

Инспекцией Министерства по налогам и сборам по Орджоникидзевскому району г. Екатеринбурга составлен и направлен в районный суд протокол о том, что индивидуальный предприниматель С. в магазине "Продукты" 04.03.2003 реализовывала немаркированную алкогольную продукцию.

Постановлением судьи Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 27.03.2003 в отношении С. производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, прекращено на основании п. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, то есть за отсутствием события указанного правонарушения.

Заместитель председателя Свердловского областного суда, рассмотрев материалы административного производства по протесту заместителя прокурора Свердловской области, нашел постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении имеющиеся доказательства подлежат оценке судьей по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Как следует из материалов дела, свое решение об отсутствии события правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья мотивировал объяснениями лица, в отношении которого был составлен протокол, и свидетеля К., пояснивших, что 4 марта 2003 года в магазине "Продукты" реализовывалась только маркированная алкогольная продукция, а имеющийся в деле акт изъятия винно-водочных изделий как недопустимое доказательство судом отвергнут.

Вместе с тем, в нарушение положений ч. 2 ст. 29.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях им не исследован акт проверки выполнения правил розничной и оптовой торговли алкогольной продукцией, согласно которому розничная торговля алкогольной продукцией с витрины магазина осуществлялась без специальных региональных марок, не заслушаны показания лиц, участвовавших в этой проверке.

Допущенные нарушения процессуальных требований являются существенными, что не позволило судье всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, что влечет его направление на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 29.08.2003, дело N 4-А-84/2003

 

Информационное письмо

заместителя Председателя

Верховного Суда Российской Федерации

от 20.08.2003 N 1536-7/общ

 

(извлечение)

 

В Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации обсужден возникший в судебной практике вопрос о том, с какого момента вступают в законную силу постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях в случае их обжалования.

Из содержания статьи 31.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, устанавливающей порядок вступления указанных постановлений и решений в законную силу, и статей 30.1 и 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, регулирующих порядок обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях и решений, вынесенных по жалобам на эти постановления, вытекает следующее.

Порядок вступления в законную силу постановлений и (или) решений по делам об административных правонарушениях зависит от того, кем рассматривалось дело.

1. Если дело рассматривалось несудебным органом (должностным лицом), то его постановление может быть обжаловано в районный суд (подпункты 2, 3 пункта 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), а решение судьи районного суда, принятое по жалобе, - в вышестоящий суд, т.е. в областной или другой соответствующий ему суд (пункты 1 и 2 статьи 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Подача и рассмотрение жалоб осуществляются согласно пункту 3 статьи 30.9 в порядке, установленном статьями 30.2 - 30.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Возможности обжалования решения судьи областного или другого соответствующего ему суда в таком же порядке Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает, следовательно, оно вступает в законную силу немедленно после вынесения (пункт 3 статьи 31.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

2. Если дело рассматривалось мировым судьей или судьей районного суда, то его постановление может быть обжаловано в порядке, установленном статьями 30.2 - 30.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, только в вышестоящий суд: соответственно в районный суд либо в областной или другой соответствующий ему суд (пункт 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Возможности обжалования в таком же порядке решения судьи вышестоящего суда статья 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает, следовательно, оно вступает в законную силу немедленно после вынесения (пункт 3 статьи 31.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В дальнейшем возможен только пересмотр вступивших в законную силу постановлений и решений по делам об административных правонарушениях лицами, указанными в пункте 3 статьи 30.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по протестам должностных лиц органов прокуратуры, перечисленных в пункте 2 той же статьи, и жалобам лиц, указанных в статьях 25.1 - 25.5, пункте 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Информация

 

Бюллетень сформирован на основании материалов судебной практики по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, содержащихся в следующих источниках:

1. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2003 года (Утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 2003 г.).

2. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2003 г.

3. Электронная база документов "Практика Свердловского областного суда".

В бюллетень включено информационное письмо заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 20.08.2003 N 1536-7/общ по вопросу о моменте вступления в законную силу постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях в случае их обжалования.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Свердловского областного суда

 

Отдел работы с законодательством

и обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

 

25 сентября 2003 года

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018