| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 августа 2010 года

 

Первый зам. Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев надзорную жалобу В.А.Г. на постановление мирового судьи судебного участка N 4 Октябрьского района г. Ижевска от 31 мая 2010 года и решение судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 12 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении В.А.Г.,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 4 Октябрьского района г. Ижевска от 31 мая 2010 года В.А.Г. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

Решением судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 12 июля 2010 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, поступившей в Верховный Суд УР 23 июля 2010 года, В.А.Г. ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений, ссылаясь на неверную квалификацию его действий и процессуальные нарушения, допущенные при рассмотрении дела об административном правонарушении.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы надзорной жалобы, нахожу, что оснований к отмене или изменению состоявшихся по делу судебных постановлений не имеется.

В соответствии с ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ правонарушением признается выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 настоящей статьи.

По ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ квалифицируются прямо запрещенные Правилами дорожного движения действия, которые связаны с выездом на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения (п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов, при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

Дорожный знак 3.20 "Обгон запрещен" содержит запрет на обгон всех транспортных средств.

Согласно п. 1.3 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами.

Согласно п. 12 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ нарушение водителями требований дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен", повлекшее выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 29 апреля 2010 года в 21 час. на <...> автодороги <...> В.А.Г., управляя автомобилем <...> в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен", совершил обгон транспортного средства, допустив выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения.

Факт совершения В.А.Г. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, подтверждается собранными по данному делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 4); схемой места совершения административного правонарушения (л.д. 17); письменными объяснениями водителя транспортного средства П. (л.д. 8); рапортом инспектора ДПС ГИБДД (л.д. 9), оцененными в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

Учитывая установленные по делу фактические обстоятельства, а также требования вышеперечисленных норм, судебные инстанции правильно квалифицировали действия В.А.Г. по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, т.к. совершение маневра обгона в зоне запрещающего знака с выездом на полосу встречного движения доказано совокупностью допустимых доказательств.

Не отрицая факта совершения обгона в зоне действия запрещающего знака 3.20, заявитель надзорной жалобы полагает, что его действия должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, поскольку он был вынужден объехать медленно движущееся грузовое транспортное средство.

Данное утверждение заявителя является несостоятельным. Из пояснений свидетеля П. усматривается, что он является водителем грузового автомобиля <...>, государственный номер <...>. На <...> автодороги <...> в зоне действия запрещающего знака 3.20 его грузовик обогнал <...> и выехал на полосу встречного движения (л.д. 8). Каких-либо сведений о том, что автомобиль под управлением П. останавливался либо перестраивался на обочину на данном участке дороги, его объяснения не содержат. Таким образом, доводы В.А.Г. о необходимости объезда транспортного средства в зоне действия запрещающего знака 3.20 материалами дела не подтверждены. Следовательно, нет оснований и для квалификации действий правонарушителя по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод заявителя о том, что для квалификации действий по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ необходимо обязательное установление факта пересечения горизонтальной линии разметки, в данном случае дорожной разметки 1.1, является ошибочным. Выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, в зоне действия запрещающего знака 3.20 является самостоятельным квалифицирующим признаком, предусмотренным диспозицией ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Кроме того, объяснения самого заявителя в части наличия или отсутствия дорожной разметки на <...> автодороги носят непоследовательный и противоречивый характер. Так, в протоколе об административном правонарушении В.А.Г. указал, что дорожного знака не видел, дорожная разметка отсутствовала (л.д. 4). При рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи заявитель пояснил, что запрещающий знак видел, но совершил маневр обгона после окончания дорожной разметки 1.1, объезжая препятствие в виде грузового автомобиля (л.д. 45).

Остальные доводы надзорной жалобы носят формальный характер, не влияют на существо дела и не могут служить основанием для отмены принятых по делу судебных постановлений.

Таким образом, совершенное В.А.Г. административное правонарушение квалифицировано в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Административное наказание В.А.Г. назначено в пределах, установленных санкцией ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах по результатам рассмотрения надзорной жалобы оснований для отмены или изменения вынесенных судебных постановлений не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.13, ч.ч. 1, 2 ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 4 Октябрьского района г. Ижевска от 31 мая 2010 года и решение судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 12 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении В.А.Г. оставить без изменения, надзорную жалобу В.А.Г. - без удовлетворения.

 

Первый зам. Председателя

Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.В.ЕМЕЛЬЯНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018