| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 марта 2010 г. по делу N 4-а-112

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев жалобу Г.Т.Р.

на постановление мирового судьи судебного участка N 7 Октябрьского района г. Ижевска от 26.01.2010 года и решение судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 12.02.2010 года, вынесенные в отношении Г.Т.Р. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 7 Октябрьского района г. Ижевска от 26.01.2010 г. Г.Т.Р. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

Решением судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 12.02.2010 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

Не согласившись с состоявшимися по данному делу об административном правонарушении судебными постановлениями, Г.Т.Р. обратилась с жалобой в Верховный Суд Удмуртской Республики, в которой просит об их отмене, ссылаясь на отсутствие в ее действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Изучив материалы дела, доводы жалобы Г.Т.Р., нахожу жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Изложенные требования при рассмотрении дела не были соблюдены.

Событие вмененного Г.Т.Р. правонарушения заключалось в том, что она <...> года у дома N <...>, управляя автомобилем N не выполнила требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Основанием для привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу ГИБДД, так и медицинскому работнику.

При рассмотрении этих дел необходимо проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование, а также соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование.

О соблюдении установленного порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в частности, свидетельствует наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на такое освидетельствование. Если при составлении протокола отсутствовал один или оба понятых, то при рассмотрении дела этот протокол подлежит оценке по правилам статьи 26.11 КоАП РФ с учетом требований части 3 статьи 26.2 КоАП РФ (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 г. N 18 (ред. от 11.11.2008) "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

Указанные разъяснения полностью согласуются с положениями ч. 2 ст. 27.12 КоАП РФ, предусматривающей обязательное присутствие двух понятых при применении вышеперечисленной меры обеспечения производства в отношении лица, управляющего транспортным средством соответствующего вида.

Однако данное требование закона при производстве по делу об административном правонарушении должностным лицом ГИБДД, осуществлявшим направление Г.Т.Р. на медицинское освидетельствование, было нарушено.

Так, допрошенный в качестве свидетеля понятой К.С.Л. показал, что водителя он не видел, расписался в протоколе и уехал, второго понятого не было. При нем Г. не предлагалось пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, и она не отказывалась от прохождения такого освидетельствования.

Правдивость показаний свидетеля К.С.Л. мировым судьей и судьей районного суда не опровергнута. Нарушений закона при допросе свидетеля не допущено. В связи, с чем нет оснований не доверять сообщенным им сведениям.

Таким образом, по делу установлен факт несоблюдения должностным лицом ГИБДД установленного порядка направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, выразившегося в отсутствии понятых при применении указанной выше меры обеспечения производства в отношении лица, управлявшего транспортным средством.

В силу изложенного протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения является недопустимым доказательством, поскольку получен с нарушением закона (ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ) и ссылка на него неправомерна.

Из анализа норм ст. 27.12 КоАП РФ и п. 11 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475, вытекает, что направление водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения производится посредством составления соответствующего протокола.

Следовательно, если протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не составлялся или он отсутствует по иным причинам, то у водителя не возникает обязанность проходить такое освидетельствование.

Составление инспектором ГИБДД протокола о направлении Г.Т.Р. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения с нарушением закона в силу ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ лишило этот протокол юридической силы и не порождало у водителя обязанности исполнить содержащееся в нем требование - пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Соответственно действия водителя Г.Т.Р. не образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

На основании изложенного состоявшиеся по делу судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене, а производство по делу об административном правонарушении - прекращению в силу п. 4 ч. 2 ст. 30.17 и п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, за отсутствием состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13, 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

жалобу Г.Т.Р. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 7 Октябрьского района г. Ижевска от 26.01.2010 года и решение судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 12.02.2010 года, вынесенные в отношении Г.Т.Р. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Первый заместитель

Председателя Верховного Суда

Удмуртской Республики

ЕМЕЛЬЯНОВ А.В.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018