| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 марта 2011 г. по делу N 4а-95

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев надзорную жалобу Ч.С.В. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 3 Октябрьского района г. Ижевска от 10 сентября 2009 года и решение судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 8 октября 2009 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Ч.С.В.,

 

установил:

 

постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 3 Октябрьского района г. Ижевска от 10 сентября 2009 года Ч.С.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 8 месяцев.

Решением судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 8 октября 2009 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, поступившей в Верховный Суд УР 17 февраля 2011 года, Ч.С.В. просит об отмене судебных постановлений, ссылаясь на нарушение порядка проведения освидетельствования и незаконность привлечения к административной ответственности.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы надзорной жалобы, нахожу, что оснований к отмене или изменению судебных постановлений не имеется.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения РФ, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Из материалов дела следует, что <...> у дома <...> Ч.С.В. управлял транспортным средством, находясь в состоянии опьянения.

Факт совершения Ч.С.В. административного правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждается протоколом об административном правонарушении (л.д. 1); протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 2); актом медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (л.д. 5).

Указанные доказательства получили оценку в совокупности с другими доказательствами по делу в соответствии с требованиями ст. 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Заявитель надзорной жалобы полагает, что акт медицинского освидетельствования не отвечает требованиям допустимости, поскольку результаты первого и повторного исследования не должны иметь одинаковые показатели. Кроме того, согласно акту медицинского освидетельствования исследование окончено раньше, чем проведено повторное исследование на наличие паров этанола в выдыхаемом воздухе.

Данные доводы надзорной жалобы подлежат отклонению по следующим основаниям.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что медицинское освидетельствование проводилось врачом-наркологом с использованием технического средства - алкометра CD-400Р NN, прошедшего поверку <...> года. При этом оба результата исследования, проводимого с соблюдением временного интервала, показали одинаковые результаты наличия алкоголя в выдыхаемом воздухе. Таким образом, совокупность клинических признаков опьянения и положительных результатов на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе однозначно свидетельствовали о нахождении Ч.С.В. в состоянии опьянения. Одинаковые показатели в обоих случаях лишь подтверждают достоверность установления состояния опьянения (л.д. 5).

Процедура исследования соответствовала Инструкции по проведению медицинского освидетельствования, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 10 января 2006 года N 308.

Учитывая изложенное, у суда не имелось оснований не доверять результатам медицинского освидетельствования и признавать акт медицинского освидетельствования недопустимым доказательством.

То обстоятельство, что врач-нарколог указал время окончания освидетельствования 20 часов 15 минут, а время второго исследования - 20 часов 17 минут, следует расценивать как явную описку, поскольку предыдущее и дальнейшее изложение проведения медицинского исследования в отношении Ч.С.В. отражено в акте логично и последовательно.

Доводы заявителя об отсутствии законных оснований для направления на медицинское освидетельствование являются несостоятельными.

Из материалов дела об административном правонарушении усматривается, что достаточным основанием полагать, что Ч.С.В., будучи водителем, ставшим участником ДТП, находится в состоянии опьянения, явилось наличие у него запаха алкоголя изо рта и нарушение речи, что согласуется с п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 475. Кроме того, факт употребления спиртного не отрицался и самим правонарушителем в ходе рассмотрения дела (л.д. 1, 5, 13).

При этом из материалов дела следует, что направление Ч.С.В. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и его отстранение от управления транспортным средством проведено в присутствии двух понятых.

Как следует из протокола о направлении на медицинское освидетельствование, основанием для направления Ч.С.В. на медицинское освидетельствование послужил факт его отказа от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Следовательно, у инспектора ДПС имелись законные основания для направления Ч.С.В. на медицинское освидетельствование.

Остальные доводы надзорной жалобы являются несущественными и не служат основанием к отмене судебных постановлений.

Таким образом, административное правонарушение квалифицировано в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями КоАП РФ. Административное наказание Ч.С.В. назначено в пределах, установленных санкцией ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 30.13, 30.16 - 30.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 3 Октябрьского района г. Ижевска от 10 сентября 2009 года и решение судьи Октябрьского районного суда г. Ижевска от 8 октября 2009 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Ч.С.В. оставить без изменения, надзорную жалобу Ч.С.В. - без удовлетворения.

 

Первый зам. Председателя

Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.В.ЕМЕЛЬЯНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018