| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 мая 2011 г. по делу N 4-а-189

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев жалобу П.М.У.

на постановление мирового судьи судебного участка Каракулинского района Удмуртской Республики от 22 февраля 2011 года и решение судьи Каракулинского районного суда Удмуртской Республики от 16 марта 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении П.М.У.,

 

установил:

 

6 января 2011 года протоколом 18 АН N <...> в отношении П.М.У. возбуждено дело об административном правонарушении по части 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее по тексту - КоАП РФ).

Постановлением мирового судьи судебного участка Каракулинского района Удмуртской Республики от 22 февраля 2011 года П.М.У. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на пять месяцев.

Решением судьи Каракулинского районного суда Удмуртской Республики от 16 марта 2011 года постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба П.М.У. - без удовлетворения.

П.М.У., не согласившись с судебными актами по делу об административном правонарушении, оспорил их, подав жалобу в суд надзорной инстанции. В жалобе заявитель просит вынесенные в отношении него постановление и решение отменить, производство по делу прекратить за отсутствием состава административного правонарушения. П.М.У., ссылаясь на показания свидетелей Х., К., указывает, что обгон впереди идущего транспортного средства им совершен без выезда на полосу дороги, предназначенную для встречного движения. Кроме того, П.М.У. полагает, что мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении его ходатайства об отложении рассмотрения дела в связи с необходимостью привлечения к участию в деле защитника; мировым судьей необоснованно не привлечен переводчик, участие которого было необходимым, так как П.М.У. языком судопроизводства не владеет.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, поступившие в адрес Верховного Суда Удмуртской Республики 21 апреля 2011 года, доводы жалобы, оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

В соответствии с частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ административным правонарушением признается выезд в нарушение Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090 (далее по тексту - Правила дорожного движения) на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 указанной статьи.

Часть 3 статьи 12.15 КоАП РФ запрещает выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, при объезде препятствия.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 6 января 2011 года в 11 часов 01 минуту на <...> километре автодороги <...> П.М.У., управляя транспортным средством <...>, государственный регистрационный знак <...>, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" совершил обгон впереди идущего транспортного средства <...>, государственный регистрационный знак <...>, при этом выехал на полосу, предназначенную для встречного движения.

Факт совершения П.М.У. административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ (выезд на полосу, предназначенную для встречного движения, соединенный с обгоном транспортного средства), подтверждается протоколом об административном правонарушении от 6 января 2011 года (л.д. 1), объяснениями Х. (л.д. 2), схемой места совершения административного правонарушения (л.д. 3), рапортом (оборот л.д. 3), оцененными мировым судьей в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

Кроме того, в жалобе, поданной в порядке надзора, а также при рассмотрении дела об административном правонарушении и жалобы на постановление по делу об административном правонарушении П.М.У. движение по <...> километру автодороги <...> во время, указанное в протоколе от 6 января 2011 года, не оспаривал, наличие знака 3.20 "Обгон запрещен" на данном участке дороги, совершение обгона впереди идущего транспортного средства <...>, государственный регистрационный знак <...>, не опровергал.

В соответствии с приложением N 1 к Правилам дорожного движения дорожный знак 3.20 "Обгон запрещен", требования которого согласно протоколу об административном правонарушении от 6 января 2011 года были нарушены П.М.У., запрещает обгон всех транспортных средств, кроме тихоходных транспортных средств, гужевых повозок, мопедов и двухколесных мотоциклов без коляски.

Совершение заявителем обгона транспортного средства, то есть невыполнение предписаний знака 3.20 "Обгон запрещен", соединенного с выездом на полосу дороги, предназначенной для встречного движения, подтверждается материалами дела об административном правонарушении, установлено постановлением от 22 февраля 2011 года и решением по жалобе на постановление от 16 марта 2011 года и образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Доводы жалобы о неверной оценке районным судьей показаний свидетелей Х., К. являются несостоятельными.

Согласно объяснениям водителя автомобиля <...>, государственный регистрационный знак <...>, Х. (л.д. 2) 6 января 2011 года в 11 часов 01 минуту на <...> километре автодороги <...> его транспортное средство обогнал автомобиль <...>, государственный регистрационный знак <...>, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен", при этом выехал на полосу, предназначенную для встречного движения.

До дачи объяснений по обстоятельствам административного правонарушения должностным лицом Х. разъяснены права и обязанности свидетеля, предусмотренные статьей 25.6 КоАП РФ, Х. предупрежден об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (статья 17.9 КоАП РФ), о чем свидетель поставил собственноручные подписи.

Кроме того, Х. под роспись ознакомлен со схемой места совершения административного правонарушения (л.д. 3), из которой следует, что П.М.У. совершил обгон транспортного средства, соединенный с выездом на полосу встречного движения, в зоне действия знака 3.20 "Обгон запрещен". Возражения относительно месторасположения транспортных средств, изображенных на схеме (л.д. 3), правильности отображения фактических обстоятельств Х. не оставлено.

С учетом изложенного, судьи обоснованно оценили показания Х. как допустимые доказательства, свидетельствующие о совершении П.М.У. правонарушения по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Вместе с тем, Х. в ходе рассмотрения жалобы на постановление изменил свои показания касательно выезда П.М.У. на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, указывая, что заявитель выезд на встречную полосу движения не допустил.

Данные показания Х. противоречат ранее данным им объяснениям (л.д. 2, 3) и иным материалам дела (л.д. 1, оборот л.д. 3) и, равно как показания свидетеля К., носят предположительный характер (л.д. 28 - 29), что позволяет усомниться в их достоверности.

Поэтому показания свидетеля Х., К., данные при рассмотрении судьей жалобы на постановление, правомерно и обоснованно не приняты в качестве доказательства отсутствия события правонарушения.

Отказ мирового судьи в удовлетворении ходатайства об отложении дела в связи с необходимостью привлечения к участию в деле защитника не может повлечь отмену либо изменение постановления и решения по делу.

В силу части 2 статьи 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть рассмотрено в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Часть 2 статьи 24.4, часть 2 статьи 25.1 и пункт 7 части 1 статьи 29.7 КоАП РФ не предусматривают безусловную обязанность судьи откладывать рассмотрение дела в случае поступления ходатайства об его отложении.

Вопрос об отложении рассмотрения дела при поступлении соответствующего ходатайства разрешается судьей в порядке статьи 24.4 КоАП РФ в каждом случае индивидуально с учетом имеющихся материалов дела.

Основным критерием, которым надо руководствоваться при решении вопроса об отложении рассмотрения дела, является его подготовленность к рассмотрению по существу.

Таким образом, учитывая выполнение мировым судьей требований статьи 29.1 КоАП РФ, явку П.М.У. 22 февраля 2011 года на рассмотрение дела об административном правонарушении, его последующее участие в рассмотрении дела, время, прошедшее с момента возбуждения дела об административном правонарушении (6 января 2011 года) до момента его рассмотрения (22 февраля 2011 года), которого достаточно для заключения соглашения с защитником, то отказ в удовлетворении ходатайства П.М.У. об отложении рассмотрения дела является обоснованным.

Более того, из протокола рассмотрения дела об административном правонарушении от 22 февраля 2011 года (л.д. 16) следует, что мировым судьей предоставлялось П.М.У. время для приглашения защитника, адвокат М., явившийся на рассмотрение дела 22 февраля 2011 года, пояснил, что соглашение с П.М.У. он не заключал, ордер не выписывал, поэтому самостоятельно покинул зал судебного заседания. Вместе с тем, к полномочиям мирового судьи не относится предоставление лицу, в отношении которого ведется производство по делу, защитника. Соответствующее соглашение с защитником заключается непосредственно лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Судьи, должностные лица осуществляют лишь допуск лица, указанного в статье 25.5 КоАП РФ, к участию в деле по письменному ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Доводы жалобы о том, что П.М.У. не владеет языком судопроизводства, должностным лицом и мировым судьей необоснованно не назначен переводчик, являются несостоятельными.

Так, в силу части 1 статьи 24.2 КоАП РФ производство по делам об административных правонарушениях ведется на русском языке - государственном языке РФ.

Лицам, участвующим в производстве по делу об административном правонарушении и не владеющим языком, на котором ведется производство по делу, обеспечивается право выступать и давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на родном языке либо на другом свободно избранном указанными лицами языке общения, а также пользоваться услугами переводчика (часть 2 статьи 24.2 КоАП РФ).

Согласно части 1 статьи 25.10 КоАП РФ в качестве переводчика может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, владеющее языками или навыками сурдоперевода (понимающее знаки немого или глухого), необходимыми для перевода или сурдоперевода при производстве по делу об административном правонарушении.

Переводчик назначается судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело об административном правонарушении (часть 2 статьи 25.10 КоАП РФ).

При возбуждении дела об административном правонарушении, при рассмотрении дела должностным лицом и мировым судьей установлено, что П.М.У. является уроженцем <...> (л.д. 1), гражданином <...> (л.д. 7), проживает в <...>, объяснения им давались и письменное ходатайство им составлялось на русском языке (л.д. 1, 6, 16). Кроме того, ходатайство от П.М.У. о необходимости назначения переводчика не заявлялось, на вопросы мирового судьи П.М.У. отвечал самостоятельно, без затруднений (л.д. 16).

Поэтому оснований полагать, что П.М.У. не владеет языком, на котором ведется производство по делу, то есть русским языком, не имелось, следовательно, не имелось и оснований для назначения переводчика (часть 2 статьи 24.2 КоАП РФ).

Совершение заявителем выезда в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, при объезде препятствия (часть 3 статьи 12.15 КоАП РФ), из материалов дела не усматривается, поэтому судьи правильно квалифицировали действия П.М.У. по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Постановление о привлечении П.М.У. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Административное наказание назначено в пределах, установленных санкцией части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Таким образом, по результатам рассмотрения жалобы и материалов дела оснований полагать, что при рассмотрении настоящего дела судьями были допущены существенные нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, которые не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, не имеется. Обстоятельства, на основании которых были вынесены указанные постановление и решение, доказаны.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы судом надзорной инстанции выносится постановление об оставлении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы без изменения, а жалобы, рассмотренной в порядке надзора, без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 30.17, статьей 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка Каракулинского района Удмуртской Республики от 22 февраля 2011 года и решение судьи Каракулинского районного суда Удмуртской Республики от 16 марта 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении П.М.У. оставить без изменения, жалобу П.М.У. - без удовлетворения.

 

Первый заместитель

Председателя Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.В.ЕМЕЛЬЯНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018