| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 мая 2011 г. по делу N 4-а-224

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев жалобу И.Р.Р.

на постановление мирового судьи судебного участка Якшур-Бодьинского района Удмуртской Республики от 15 февраля 2011 года и решение судьи Якшур-Бодьинского районного суда Удмуртской Республики от 5 апреля 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении И.Р.Р.,

 

установил:

 

30 ноября 2010 года протоколом <...> в отношении И.Р.Р. возбуждено дело об административном правонарушении по части 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее по тексту - КоАП РФ).

Постановлением мирового судьи судебного участка Якшур-Бодьинского района Удмуртской Республики от 15 февраля 2011 года И.Р.Р. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на четыре месяца.

Решением судьи Якшур-Бодьинского районного суда Удмуртской Республики от 5 апреля 2011 года постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба И.Р.Р. - без удовлетворения.

И.Р.Р., не согласившись с судебными актами по делу об административном правонарушении, оспорил их, подав жалобу в суд надзорной инстанции. В жалобе заявитель просит вынесенные в отношении него постановление и решение отменить, указывая, что выезд на встречную полосу им был совершен в условиях крайней необходимости - с целью избежать дорожно-транспортного происшествия; протокол об административном правонарушении имеет потертости и исправления; схема при нем не составлялась, он в ней не расписывался.

В силу части 1 статьи 30.16 КоАП РФ по жалобе, принятой к рассмотрению в порядке надзора, постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, проверяются исходя из доводов, изложенных в жалобе.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, поступившие в адрес Верховного Суда Удмуртской Республики 10 мая 2011 года, доводы жалобы, оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

В соответствии с частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ административным правонарушением признается выезд в нарушение Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090 (далее по тексту - Правила дорожного движения) на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 указанной статьи.

Часть 3 статьи 12.15 КоАП РФ запрещает выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, при объезде препятствия.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 30 ноября 2010 года в 19 часов 30 минут на <...> километре автодороги <...> И.Р.Р., управляя транспортным средством <...>, государственный регистрационный знак <...>, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" совершил обгон впереди идущего транспортного средства <...>, государственный регистрационный знак <...>, при этом выехал на полосу, предназначенную для встречного движения.

Факт совершения И.Р.Р. административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ (выезд на полосу, предназначенную для встречного движения, соединенный с обгоном транспортного средства), подтверждается протоколом об административном правонарушении от 30 ноября 2011 года (л.д. 1), схемой места совершения административного правонарушения (л.д. 2), рапортом (л.д. 3), объяснениями водителя <...>, государственный регистрационный знак <...>, Б. (л.д. 4), объяснениями И.Р.Р. (л.д. 34 - 35), оцененными мировым судьей в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

Кроме того, в жалобе, поданной в порядке надзора, а также при рассмотрении дела об административном правонарушении и жалобы на постановление по делу об административном правонарушении И.Р.Р. движение по автодороге <...> во время, указанное в протоколе от 30 ноября 2010 года, не оспаривал, наличие знака 3.20 "Обгон запрещен" на данном участке дороги, выезд на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, не опровергал.

В соответствии с приложением N 1 к Правилам дорожного движения дорожный знак 3.20 "Обгон запрещен", требования которого согласно протоколу об административном правонарушении от 30 ноября 2011 года были нарушены И.Р.Р., запрещает обгон всех транспортных средств, кроме тихоходных транспортных средств, гужевых повозок, мопедов и двухколесных мотоциклов без коляски.

Совершение заявителем обгона транспортного средства, то есть невыполнение предписаний знака 3.20 "Обгон запрещен", соединенного с выездом на полосу дороги, предназначенной для встречного движения, подтверждается материалами дела об административном правонарушении, установлено постановлением от 15 февраля 2011 года и решением по жалобе на постановление от 5 апреля 2011 года и образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Указание в жалобе о наличии в действиях И.Р.Р. при обгоне транспортного средства состояния крайней необходимости является необоснованным.

В силу статьи 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Из смысла приведенной нормы права следует, что не является административным правонарушением такие действия, которые отвечают следующим признакам: непосредственность опасности, невозможность устранения опасности иными средствами, а также причинение менее значительного вреда, чем предотвращенный.

Материалами дела не подтверждается, что опасность, возникшая в результате выезда на автодорогу с прилегающей территории автомобиля под управлением Б., была непосредственной, реальной, а также, что отсутствовала возможность устранить данную опасность иным способом, отличным от обгона указанного транспортного средства. Напротив, И.Р.Р., совершив выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, соединенный с обгоном, в месте, где это запрещено дорожным знаком 3.20, создал большую опасность, угрожающую как самому заявителю, так и иным лицам.

Поэтому условий считать, что И.Р.Р. действовал в состоянии крайней необходимости, не имеется.

Довод жалобы о том, что И.Р.Р. не был ознакомлен со схемой места совершения административного правонарушения, является голословным, так как противоречит материалам истребованного дела.

Так, из схемы места совершения правонарушения (л.д. 2) следует, что И.Р.Р. был ознакомлен с данной схемой, с местоположением транспортных средств был не согласен, о чем поставил свою подпись.

Оснований полагать, что протокол об административном правонарушении имеет неоговоренные исправления, не имеется. Кроме того, подлинник протокола об административном правонарушении (л.д. 1) соответствует своей копии (л.д. 46), выданной И.Р.Р.

Совершение заявителем выезда в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, при объезде препятствия (часть 3 статьи 12.15 КоАП РФ), из материалов дела не усматривается, поэтому судьи правильно квалифицировали действия И.Р.Р. по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Постановление о привлечении И.Р.Р. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Административное наказание назначено в пределах, установленных санкцией части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Таким образом, по результатам рассмотрения жалобы и материалов дела оснований полагать, что при рассмотрении настоящего дела судьями были допущены существенные нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, которые не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, не имеется. Обстоятельства, на основании которых были вынесены указанные постановление и решение, доказаны.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы судом надзорной инстанции выносится постановление об оставлении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы без изменения, а жалобы, рассмотренной в порядке надзора, без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 30.17, статьей 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка Якшур-Бодьинского района Удмуртской Республики от 15 февраля 2011 года и решение судьи Якшур-Бодьинского районного суда Удмуртской Республики от 5 апреля 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении И.Р.Р. оставить без изменения, жалобу И.Р.Р. - без удовлетворения.

 

Первый заместитель

Председателя Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.В.ЕМЕЛЬЯНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018