| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 июня 2011 г. по делу N 4-а-247

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев жалобу защитника Р.Д.О. - Ш.

на постановление мирового судьи судебного участка N 3 Октябрьского района города Ижевска Удмуртской Республики от 24 февраля 2011 года и решение судьи Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 18 марта 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Р.Д.О.,

 

установил:

 

9 января 2011 года протоколом <...> в отношении Р.Д.О. возбуждено дело об административном правонарушении по части 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее по тексту - КоАП РФ).

Постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Октябрьского района города Ижевска Удмуртской Республики от 24 февраля 2011 года Р.Д.О. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на пять месяцев.

Решением судьи Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 18 марта 2011 года постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба Р.Д.О. - без удовлетворения.

Защитник Р.Д.О. - Ш., не согласившись с судебными актами по делу об административном правонарушении, оспорил их, подав жалобу в суд надзорной инстанции. В жалобе заявитель просит вынесенные в отношении Р.Д.О. постановление и решение отменить, производство по делу прекратить. Защитник Р.Д.О. в жалобе в порядке надзора указывает, что в постановлении по делу об административном правонарушении мировой судья установил факт совершения правонарушения на 35 километре автодороги, тогда как протокол об административном правонарушении, схема, объяснения свидетеля указывает на совершения правонарушения на 36 километре автодороги. В связи с изложенным, заявитель полагает, что по делу не установлено событие правонарушения. Далее, защитник Р.Д.О. считает, что схема места совершения административного правонарушении, рапорт не могли быть использованы в качестве доказательства совершения Р.Д.О. правонарушения, так как получены с нарушением закона. В частности, схема места совершения правонарушения не подписана свидетелем П., в схеме не указаны приборы, средства измерения, отсутствует дорожная разметка; рапорт составлен лицом, заинтересованным в исходе дела, в присутствии Р.Д.О. не составлялся, на рапорте в нарушение Инструкции по работе с обращениями граждан в системе МВД России отсутствует штамп о его регистрации. Кроме того, заявитель указывает, что у Р.Д.О. было изъято водительское удостоверение в нарушение статьи 27.10 КоАП РФ, а именно в отсутствие понятых и соответствующего протокола изъятия вещей. Заявитель также указывает, что к показаниям П. необходимо отнестись критически; мировой судья необоснованно принял дело к своему производству; в материалах дела отсутствует дислокация дорожных знаков и постовая ведомость.

В силу части 1 статьи 30.16 КоАП РФ по жалобе, принятой к рассмотрению в порядке надзора, постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, проверяются исходя из доводов, изложенных в жалобе.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, поступившие в адрес Верховного Суда Удмуртской Республики 18 мая 2011 года, доводы жалобы, оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

В соответствии с частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ административным правонарушением признается выезд в нарушение Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090 (далее по тексту - Правила дорожного движения) на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 указанной статьи.

Часть 3 статьи 12.15 КоАП РФ запрещает выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, при объезде препятствия.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 9 января 2011 года в 19 часов 15 минут на 35 километре автодороги <...> Р.Д.О., управляя транспортным средством, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" совершил обгон впереди идущего транспортного средства <...>, государственный регистрационный знак <...>, при этом выехал на полосу дороги, предназначенную для встречного движения.

Факт совершения Р.Д.О. административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ (выезд на полосу, предназначенную для встречного движения, соединенный с обгоном транспортного средства), подтверждается протоколом об административном правонарушении от 9 января 2011 года (л.д. 1); объяснениями П. (л.д. 2), согласно которым Р.Д.О. в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" совершил обгон его транспортного средства с выездом на полосу дороги, предназначенную для встречного движения; схемой места совершения административного правонарушения (л.д. 3), согласно которой транспортное средство под управлением Р.Д.О. совершило обгон впереди идущего транспортного средства с выездом на полосу встречного движения в зоне действия знака 3.20 "Обгон запрещен"; рапортом (оборот л.д. 3); объяснениями Р.Д.О. (л.д. 1), согласно которым Р.Д.О. совершил обгон в связи с тем, что не видел знака "Обгон запрещен".

Указанные доказательства оценены мировым судьей в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

Кроме того, при рассмотрении дела об административном правонарушении и жалобы на постановление по делу об административном правонарушении Р.Д.О. движение по автодороге <...> во время, указанное в протоколе от 9 января 2011 года, не оспаривал, наличие знака 3.20 "Обгон запрещен" на данном участке дороги, не опровергал.

В соответствии с приложением N 1 к Правилам дорожного движения дорожный знак 3.20 "Обгон запрещен", требования которого согласно протоколу об административном правонарушении от 9 января 2011 года были нарушены Р.Д.О., запрещает обгон всех транспортных средств, кроме тихоходных транспортных средств, гужевых повозок, мопедов и двухколесных мотоциклов без коляски.

Совершение заявителем обгона транспортного средства, то есть невыполнение предписаний знака 3.20 "Обгон запрещен", соединенного с выездом на полосу дороги, предназначенной для встречного движения, подтверждается материалами дела об административном правонарушении, установлено постановлением от 24 февраля 2011 года и решением по жалобе на постановление от 18 марта 2011 года и образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что мировым судьей не установлено место совершения правонарушения, так как в постановлении указывается о совершении обгона на 35 километре автодороги, тогда как материалы дела (протокол об административном правонарушении, схема, объяснения свидетеля) указывают на совершение обгона на 36 километре, является голословным, поскольку противоречит материалам истребованного дела.

Так, протокол об административном правонарушении от 9 января 2011 года (л.д. 1), объяснения свидетеля П. (л.д. 2), схема места совершения административного правонарушения (л.д. 3), рапорт (оборот л.д. 3) указывают на совершение Р.Д.О. обгона транспортного средства с выездом на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, на 35 километре автодороги <...>.

Таким образом, мировой судья, оценив представленные доказательства, обоснованно установил, что правонарушение по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ совершено Р.Д.О. именно на 35 километре вышеназванной дороги.

Указание в жалобе о том, что рапорт сотрудника государственной автоинспекции и схема являются недопустимыми доказательствами, признается необоснованным.

КоАП РФ, а также постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (пункт 10) предусматривает возможность дачи должностными лицами, составившими протокол об административном правонарушении, объяснений по вопросам совершения лицом административного правонарушения. В данном случае, рапорт инспектора ДПС К. оценен мировым и районным судьей как объяснения должностного лица, содержащие сведения о наличии либо отсутствии события административного правонарушения, виновности лица в совершении правонарушения.

Должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении, в порядке пункта 118 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного приказом МВД РФ от 2 марта 2009 года N 185 (далее по тексту - Административный регламент), изложил дополнительные сведения, которые имеют значение для правильного разрешения дела об административном правонарушении, в рапорте (оборот л.д. 3) и схеме места совершения административного правонарушения (л.д. 3), которые приложены к делу.

Согласно пункту 118 Административного регламента схема места совершения административного правонарушения подписывается сотрудником, ее составившим, и лицом, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении.

Дополнительных требований к схеме места совершения правонарушения, в том числе, об указании измерительных приборов, о подписании схемы свидетелями, указанный регламент не содержит.

Схема места совершения административного правонарушения (л.д. 3) подписана инспектором ДПС К. и Р.Д.О., который со схемой был согласен.

Ссылка заявителя на Инструкцию по работе с обращениями граждан в системе МВД России, утвержденной приказом МВД РФ от 22 сентября 2006 года N 750 несостоятельна, так как положения данного нормативного правового акта распространяются исключительно на порядок работы с устными и письменными обращениями граждан и иных лиц.

В рассматриваемом случае должностное лицо, самостоятельно выявив факт совершения правонарушения, действуя в пределах предоставленных полномочий, путем составления протокола возбудило дело об административном правонарушении.

В связи с указанным, рапорт инспектора ДПС К. (оборот л.д. 3), схема места совершения правонарушения (л.д. 3) оценены мировым судьей по правилам статьи 26.11 КоАП РФ и обоснованно признаны доказательством совершения Р.Д.О. правонарушения по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Указание в жалобе на необходимость присутствия двух понятых при изъятии водительского удостоверения признается необоснованным.

В силу части 2 статьи 27.10 КоАП РФ присутствие понятых является обязательным при изъятии вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении. Целью же изъятия водительского удостоверения является не собирание доказательств по делу об административном правонарушении, а обеспечение исполнения наказания о лишении специального права. Обязательное участие понятых при изъятии водительского удостоверения законом не предусмотрено (часть 3 статьи 27.10 КоАП РФ).

Об изъятии водительского удостоверения Р.Д.О. должностным лицом произведена соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении от 9 января 2011 года (л.д. 1), что соответствует требованиям части 5 статьи 27.10 КоАП РФ.

Таким образом, должностным лицом при возбуждении дела об административном правонарушении не допущено нарушение требований КоАП РФ.

Принятие мировым судьей судебного участка N 2 Октябрьского района города Ижевска Удмуртской Республики поступившего административного материала в отношении Р.Д.О. 24 января 2011 года не может повлечь отмену либо изменение состоявшихся постановления и решения.

Так, мировой судья судебного участка N 2 Октябрьского района города Ижевска Удмуртской Республики в силу постановления Председателя Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 25 января 2011 года (л.д. 13) осуществлял полномочия отсутствующего мирового судья судебного участка N 3 Октябрьского района города Ижевска Удмуртской Республики.

Поэтому при рассмотрении дела об административном правонарушении (24 февраля 2011 года) мировой судья действовал в пределах отведенных ему полномочий и в рамках требований КоАП РФ.

Отсутствие в материалах дела дислокации дорожных знаков и разметки на 35 километре автодороги <...> не может быть признано тем обстоятельством, по которому возможно поставить под сомнение выводы судей, так как о совершении Р.Д.О. правонарушения по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ свидетельствуют иные материалы дела, в том числе и объяснения самого Р.Д.О. (л.д. 1).

Совершение заявителем выезда в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, при объезде препятствия (часть 3 статьи 12.15 КоАП РФ), из материалов дела не усматривается, поэтому судьи правильно квалифицировали действия Р.Д.О. по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Постановление о привлечении Р.Д.О. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Административное наказание назначено в пределах, установленных санкцией части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Таким образом, по результатам рассмотрения жалобы и материалов дела оснований полагать, что при рассмотрении настоящего дела судьями были допущены существенные нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, которые не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, не имеется. Обстоятельства, на основании которых были вынесены указанные постановление и решение, доказаны.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы судом надзорной инстанции выносится постановление об оставлении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы без изменения, а жалобы, рассмотренной в порядке надзора, без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 30.17, статьей 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 3 Октябрьского района города Ижевска Удмуртской Республики от 24 февраля 2011 года и решение судьи Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 18 марта 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Р.Д.О. оставить без изменения, жалобу защитника Р.Д.О. - Ш. - без удовлетворения.

 

Первый заместитель

Председателя Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.В.ЕМЕЛЬЯНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018