| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 июля 2011 г. по делу N 4а-315

 

И.о. Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев надзорную жалобу защитника Р.С.Г. - А.В.Н. на постановление мирового судьи судебного участка N 5 Устиновского района г. Ижевска от 26 апреля 2011 года и решение судьи Устиновского районного суда г. Ижевска от 30 мая 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Р.С.Г.,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 5 Устиновского района г. Ижевска от 26 апреля 2011 года Р.С.Г. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде одного года восьми месяцев лишения права управления транспортными средствами.

Решением судьи Устиновского районного суда г. Ижевска от 30 мая 2011 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, поступившей в Верховный Суд УР 9 июня 2011 года, защитник Р.С.Г. - А.В.Н. просит состоявшиеся по делу судебные постановления отменить, ссылаясь на их незаконность и необоснованность.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, ознакомившись с доводами жалобы, нахожу, что оснований к отмене или изменению судебных постановлений не имеется.

В силу пункта 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, водитель транспортного средства обязан проходить по требованию сотрудников милиции освидетельствование на состояние опьянения.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет административную ответственность.

Из материалов дела следует, что <...> около дома <...> Р.С.Г., управляя транспортным средством с признаками алкогольного опьянения, отказался от выполнения законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования.

Указанные обстоятельства подтверждаются собранными по делу об административном правонарушении доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 1); протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, в котором Р.С.Г. собственноручно зафиксировал свое несогласие пройти данное освидетельствование (л.д. 3); рапортом сотрудника ГИБДД (л.д. 5), оцененными судом в совокупности с другими материалами дела по правилам ст. 26.11 КоАП РФ.

Таким образом, объективная сторона правонарушения, предусмотренная ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, выразившаяся в отказе от выполнения водителем транспортного средства законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, подтверждается материалами дела.

В надзорной жалобе заявитель, не оспаривая факта употребления Р.С.Г. спиртных напитков в принадлежащем ему автомобиле, указывает, что в момент вмененного правонарушения он транспортным средством не управлял и осуществлять дальнейшее движение на нем не собирался.

Между тем данные доводы заявителя являются несостоятельными и подлежат отклонению. Показания свидетелей ФИО 9 С.В., утверждавших, что Р.С.Г. не управлял транспортным средством, правильно расценены судебными инстанциями как защитные, поскольку совокупность вышеперечисленных доказательств не согласуется с показаниями данных лиц. Кроме того, их присутствие в момент правонарушения в протоколе об административном правонарушении не зафиксировано ни сотрудниками ГИБДД, ни самим Р.С.Г.

Также заявитель надзорной жалобы утверждает, что сотрудники ГИБДД нарушили Правила освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, так как при применении технических средств измерения в материалах дела должен наличествовать бумажный носитель с результатами освидетельствования.

Указанное утверждение заявителя надзорной жалобы необоснованно, поскольку в данном случае основанием привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ явился зафиксированный в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование отказ Р.С.Г. от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный непосредственно должностному лицу ГИБДД. Законный характер требований сотрудников ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования нашел свое подтверждение в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование и в протоколе об административном правонарушении, не отрицал факта употребления спиртных напитков и сам Р.С.Г.

Таким образом, совершенное Р.С.Г. административное правонарушение квалифицировано в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

По результатам рассмотрения надзорной жалобы оснований для отмены или изменения вынесенных судебных постановлений не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 30.13, 30.16 - 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 5 Устиновского района г. Ижевска от 26 апреля 2011 года и решение судьи Устиновского районного суда г. Ижевска от 30 мая 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Р.С.Г. оставить без изменения, надзорную жалобу защитника А.В.Н. - без удовлетворения.

 

И.о. Председателя Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.В.ЕМЕЛЬЯНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018