| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 августа 2011 г. по делу N 4а-352

 

Председатель Верховного Суда Удмуртской Республики Суханов Ю.В., рассмотрев надзорную жалобу П.В.С. на постановление мирового судьи судебного участка N 3 Завьяловского района УР от 1 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении П.В.С.,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Завьяловского района УР от 1 июня 2011 года П.В.С. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

В порядке ст.ст. 30.1 - 30.6 КоАП РФ постановление не обжаловалось.

В надзорной жалобе, поступившей в Верховный Суд УР 6 июля 2011 года, П.В.С. ставит вопрос об отмене постановления мирового судьи и прекращении производства по делу об административном правонарушении, ссылаясь на то, что он действовал в условиях крайней необходимости, что является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы надзорной жалобы, нахожу, что оснований к отмене или изменению состоявшихся по делу судебных постановлений не имеется.

Частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ административным правонарушением признается выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 указанной статьи.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что <...> на <...> западного объезда <...> П.В.С., управляя транспортным средством, пересек линию дорожной разметки 1.1 приложения N 2 к Правилам дорожного движения Российской Федерации и совершил обгон автомобиля с выездом на сторону дороги, предназначенную для встречного движения.

Указанные обстоятельства подтверждены протоколом об административном правонарушении (л.д. 1), схемой происшествия (л.д. 2), фотофиксацией правонарушения (л.д. 3). Кроме того, в судебном заседании П.В.С. свою вину признал, подтвердил факт совершения обгона. Полученные доказательства были оценены мировым судьей в совокупности с другими материалами дела по правилам статьи 26.11 КоАП РФ.

В надзорной жалобе заявитель также не оспаривает факт совершения обгона и пересечения дорожной разметки 1.1, но при этом ссылается на то, что его действия были вызваны стрессовой ситуацией и крайней необходимостью. 6 мая 2011 года П.В.С. была проведена операция, в связи с чем требовалось своевременное производство обезболивающих инъекций.

Указанные доводы подлежат отклонению по следующим основаниям.

Для квалификации состояния крайней необходимости суд должен располагать доказательствами наличия в совокупности всех условий, перечисленных в ст. 2.7 КоАП РФ: реальность угрозы общегосударственным интересам или законным интересам субъектов частного права; отсутствие возможности устранить опасность иным путем, кроме совершения правонарушения; причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный. При наличии указанных условий причинение лицом вреда охраняемым законом интересам признается судом крайней необходимостью, то есть не является административным правонарушением. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ действия лица в состоянии крайней необходимости являются обстоятельством, исключающим производство по административному делу.

Вместе с тем в материалах дела об административном правонарушении отсутствуют доказательства, свидетельствующие о действии П.В.С. в состоянии крайней необходимости. Ссылка заявителя в протоколе об административном правонарушении и в судебном заседании на то, что П.В.С. было необходимо своевременно поставить укол, не подтвержденная никакими другими доказательствами, является недостаточной для квалификации его действий по ст. 2.7 КоАП РФ.

Из изложенного следует, что совершенное П.В.С. административное правонарушение квалифицировано в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями КоАП РФ, административное наказание назначено в пределах, установленных санкцией ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах по результатам рассмотрения надзорной жалобы оснований для отмены или изменения вынесенных судебных постановлений не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.13, ч.ч. 1, 2 ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 3 Завьяловского района УР от 1 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении П.В.С. оставить без изменения, надзорную жалобу П.В.С. - без удовлетворения.

 

Председатель Верховного Суда

Удмуртской Республики

Ю.В.СУХАНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018