| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 сентября 2011 г. по делу N 4-а-407

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Емельянов А.В., рассмотрев жалобу Н.

на постановление мирового судьи судебного участка N 2 Завьяловского района Удмуртской Республики от 15 апреля 2011 года и решение судьи Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 1 июля 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Н.,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 2 Завьяловского района Удмуртской Республики от 15 апреля 2011 года Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее по тексту - КоАП РФ), назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

Решением судьи Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 1 июля 2011 года постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба Н. - без удовлетворения.

В жалобе, поступившей в Верховный Суд Удмуртской Республики, Н. оспаривает законность и обоснованность постановления по делу об административном правонарушении и решения по результатам рассмотрения жалобы на данное постановление. Заявитель указывает, что административное правонарушение по части 1 статьи 12.8 КоАП РФ не совершал, транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения не управлял. Судьи не учли тот факт, что в момент проведения медицинского освидетельствования он находился на "больничном", принимал пропосол и настойку пустырника; показания алкотестера о содержании алкоголя в выдыхаемом воздухе вызваны употреблением им лекарственных средств и были ниже допустимой погрешности данного прибора; медицинским работником, проводившим медицинское освидетельствование, необоснованно отобрана проба биологического объекта, поскольку такое допустимо лишь в случае наличия в состоянии водителя клинических признаков опьянения и отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе, тогда как в его состоянии клинические признаки опьянения отсутствовали; в материалах дела отсутствуют сведения о наличии лицензии у медучреждения на проведение медицинского освидетельствования, о необходимой подготовке врача, о проверке алкотестера, о разрешении его использования при проведении медицинского освидетельствования. Таким образом, Н. полагает, что при проведении медицинского освидетельствования были допущены нарушения Инструкции по проведению медицинского освидетельствования. Кроме того, заявитель указывает, что результаты освидетельствования на состояние алкогольного опьянения были отрицательными, показания алкотестера были нулевыми; понятые при направлении его на медицинское освидетельствование не присутствовали; должностным лицом нарушен трехдневный срок составления протокола об административном правонарушении; судьями дана ненадлежащая оценка показаний допрошенных свидетелей.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, поступившие в Верховный Суд Удмуртской Республики 18 августа 2011 года, доводы жалобы Н., оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В соответствии с частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

Согласно материалам дела 19 февраля 2011 года в 22 часа 00 минут на <...> километре автодороги <...> Н. управлял транспортным средством в состоянии опьянения.

Факт совершения Н. административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, подтверждается протоколом об административном правонарушении от 7 марта 2011 года (л.д. 1), протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 3), актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 4), оцененными мировым судьей в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

Должностное лицо в силу части 6 статьи 27.12 КоАП РФ и пункта 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475, имел достаточные основания полагать, что Н. находится в состоянии алкогольного опьянения, а именно в состоянии Н. присутствовали следующие признаки опьянения: запах алкоголя изо рта (л.д. 3).

Из материалов дела следует, что у должностного лица имелись основания, предусмотренные частью 1.1 статьи 27.12 КоАП РФ, для направления Н. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

При направлении на медицинское освидетельствование обеспечено участие двух понятых (л.д. 3). Пройти медицинское освидетельствование Н. был согласен.

На основании изложенного, присутствовали законные основания для направления Н. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также соблюден установленный КоАП РФ порядок направления и проведения медицинского освидетельствования.

Актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 4) в состоянии Н. установлено опьянение. Медицинское освидетельствование проведено врачом-наркологом в кабинете медицинского освидетельствования Республиканского наркологического диспансера. По результатам первого исследования установлено наличие алкоголя в 0,06 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. По результатам повторного исследования, проведенного по прошествии 20 минут с момента окончания первого исследования, установлено наличие алкоголя в 0,04 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. По результатам исследования биологического объекта установлено содержание в крови Н. этанола в количестве 0,1 грамма на литр крови.

Для количественного определения алкоголя в выдыхаемом воздухе использовано техническое средство LION ALCOMETER SD-400P, включенное в перечень зарегистрированных индикаторов алкогольных паров зарубежного производства с присвоением номера регистрации 577 и разрешенное к применению при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Врач-нарколог, определив содержание алкоголя в выдыхаемом Н. воздухе, с учетом пределов допускаемой основной погрешности технического средства измерения, установив наличие клинических признаков опьянения, в частности, запах алкоголя изо рта, замедленная реакция зрачков на свет, руководствуясь пунктом 10 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/у-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утвержденная приказом Министерства здравоохранения РФ от 14 июля 2003 года N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения" (далее по тексту - Инструкция по проведению медицинского освидетельствования), обоснованно произвел отбор пробы биологического объекта для последующего направления на химико-токсикологическое исследование с целью определения средств (веществ) или их метаболитов, вызвавших опьянение.

В акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 4) указаны данные лица, в отношении которого проведено освидетельствование, отражен ход освидетельствования, указан тип, марка, заводской номер технического средства измерения, дата его последней проверки, имеется подпись врача и печать медицинской организации.

Таким образом, медицинское освидетельствование проведено в соответствии с требованиями закона, нарушение предписаний Инструкции по проведению медицинского освидетельствования из материалов дела не усматривается.

Довод Н. о нарушении должностным лицом срока составления протокола об административном правонарушении не может повлечь отмену либо изменение постановления мирового судьи и решения районного судьи, поскольку нарушение срока составления протокола об административном правонарушении (статья 28.5 КоАП РФ) не является существенным недостатком протокола, так как данный срок не является пресекательным (пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

Указание в жалобе о том, что понятые не присутствовали при направлении Н. на медицинское освидетельствование, материалами дела не подтверждается.

Так, понятые своей подписью в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование (л.д. 3) подтвердили факт совершения в их присутствии процессуального действия - направление водителя на медицинское освидетельствование.

Замечания, в порядке части 4 статьи 25.7 КоАП РФ, от понятых по поводу совершения в их присутствии процессуальных действий не поступали.

Таким образом, при возбуждении дела об административном правонарушении обеспечена надлежащая фиксация доказательств, нарушений закона при направлении заявителя на медицинское освидетельствование, при составлении протокола об административном правонарушении не усматривается.

Ссылка Н. на то обстоятельство, что транспортным средством он не управлял, является необоснованной и противоречит материалам дела (л.д. 1, 3). Данный довод являлся предметом рассмотрения мирового и районного судьи, ему на основании исследованных материалов дела дана надлежащая оценка. Оснований для переоценки выводов судей не имеется.

Действия Н. были правильно квалифицированы мировым судьей по части 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

Постановление о привлечении Н. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Административное наказание назначено Н. в пределах, установленных санкцией части 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

Таким образом, по результатам рассмотрения жалобы и материалов дела, оснований полагать, что при рассмотрении настоящего дела судьями были допущены существенные нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, которые не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, не имеется. Обстоятельства, на основании которых было вынесено указанные постановление и решение, доказаны.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы судом надзорной инстанции выносится постановление об оставлении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы без изменения, а жалобы, рассмотренной в порядке надзора, без удовлетворения.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 30.17, статьями 30.18, 30.19 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 2 Завьяловского района Удмуртской Республики от 15 апреля 2011 года и решение судьи Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 1 июля 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Н. оставить без изменения, жалобу Н. - без удовлетворения.

 

Первый заместитель

Председателя Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.В.ЕМЕЛЬЯНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018