| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 августа 2010 года

 

Председатель Верховного Суда Удмуртской Республики Суханов Ю.В., рассмотрев жалобу Д.Д.Р.

на постановление мирового судьи судебного участка <...> Удмуртской Республики от 20 апреля 2010 года и решение судьи <...> суда Удмуртской Республики от 17 мая 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Д.Д.Р.,

 

установил:

 

31 марта 2010 года протоколом <...> <...> в отношении Д.Д.Р. возбуждено дело об административном правонарушении по части 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее по тексту - КоАП РФ).

Постановлением мирового судьи судебного участка <...> Удмуртской Республики от 20 апреля 2010 года Д.Д.Р. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на четыре месяца.

Решением судьи <...> суда Удмуртской Республики от 17 мая 2010 года постановление мирового судьи судебного участка <...> Удмуртской Республики от 20 апреля 2010 года оставлено без изменения, жалоба Д.Д.Р. - без удовлетворения.

Д.Д.Р., не согласившись с судебными актами по делу об административном правонарушении, оспорил их, подав жалобу в суд надзорной инстанции. В жалобе заявитель просит вынесенные в отношении него судебные постановления отменить, производство по делу прекратить, в связи с отсутствием события административного правонарушения. Д.Д.Р. полагает, что судьями дана неверная оценка показаниям Ш.А.В., который, как и Р.А.Ю., не подтвердил факт выезда заявителя на полосу встречного движения, что свидетельствует о невиновности Д.Д.Р. в совершении правонарушения. Дополнительно указывает, что сотрудники ДПС ГИБДД находились в значительной удаленности от места предполагаемого выезда на полосу встречного движения, поэтому не могли видеть событие административного правонарушения. Считает, что основания для квалификации его действий по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ отсутствовали, так как на участке автодороги, где согласно протоколу об административном правонарушении совершен обгон, не нанесена дорожная разметка.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, поступившие в адрес Верховного Суда Удмуртской Республики 14 июля 2010 года, доводы жалобы, оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

В соответствии с частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ административным правонарушением признается выезд в нарушение Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090 (далее по тексту - Правила дорожного движения), на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 указанной статьи.

Часть 3 статьи 12.15 КоАП РФ запрещает выезд на трамвайные пути встречного направления, а равно выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, соединенный с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 31 марта 2010 года <...> Д.Д.Р., управляя транспортным средством <...>, государственный регистрационный знак <...>, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" совершил обгон автомобиля <...>, государственный регистрационный знак <...>, с выездом на полосу дороги, предназначенную для встречного движения.

Факт совершения Д.Д.Р. административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ, подтверждается протоколом об административном правонарушении от 31 марта 2010 года (л.д. 4), объяснениями Ш.А.В. (л.д. 5), рапортом (оборот л.д. 6), схемой места совершения административного правонарушения (л.д. 6), оцененными мировым судьей в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

В жалобе, поданной в порядке надзора, а также при рассмотрении дела об административном правонарушении и жалобы на постановление по делу об административном правонарушении Д.Д.Р. наличие знака 3.20 "Обгон запрещен" на <...> километре автодороги <...> не опровергал, движение по данному участку дороги во время, указанное в протоколе от 31 марта 2010 года, совершение маневра, в результате которого он опередил автомобиль под управлением Ш.А.В., не оспаривал. Кроме того, свидетели, допрошенные мировым судьей по ходатайству Д.Д.Р., также подтвердили факт совершения заявителем указанного маневра в отношении впереди идущего транспортного средства (л.д. 25, 34 - 35).

В соответствии с приложением N 1 к Правилам дорожного движения дорожный знак 3.20 "Обгон запрещен", требования которого согласно протоколу об административном правонарушении от 31 марта 2010 года были нарушены Д.Д.Р., запрещает обгон всех транспортных средств.

Невыполнение заявителем предписаний знака 3.20 "Обгон запрещен", соединенного в выездом на полосу дороги, предназначенной для встречного движения, подтверждается материалами дела об административном правонарушении, установлено постановлением от 20 апреля 2010 года и решением по жалобе на постановление от 17 мая 2010 года и образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ (пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

Довод жалобы Д.Д.Р. со ссылкой на показания Ш.А.В., Р.А.Ю., данными в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении, о совершении им опережения транспортного средства ВАЗ-21074 в пределах попутной полосы для движения, то есть без выезда на полосу дороги, предназначенной для встречного движения, признается несостоятельным, так как противоречит материалам дела.

Так, согласно объяснениям Ш.А.В. (л.д. 5) заявитель совершил обгон транспортного средства под его управлением с выездом на полосу, предназначенную для встречного движения, в зоне действия знака 3.20 "Обгон запрещен". Ш.А.В. предупрежден сотрудником ДПС ГИБДД об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (статья 17.9 КоАП РФ), статья 51 Конституции РФ разъяснена, объяснения, отобранные сотрудником ДПС ГИБДД, свидетелем прочитаны, их достоверность скреплена подписью Ш.А.В.

На основании изложенного, мировой судья обоснованно оценил объяснения Ш.А.В., данные непосредственно после совершения Д.Д.Р. административного правонарушения, а именно 31 марта 2010 года, как доказательство совершения Д.Д.Р. правонарушения по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ, а также как имеющие наибольшее содержательное значение для правильного рассмотрения дела в отличие от показаний Ш.А.В., данных уже при рассмотрении дела.

Рассматривая противоречия в объяснениях Ш.А.В. с показаниями Р.А.Ю., прихожу к следующему. Ш.А.В., двигаясь впереди транспортного средства Д.А.В., обладал более объективной информацией относительно расположения заявителя на проезжей части дороги по окончании маневра "обгон", тогда как Р.А.Ю. с учетом движения во встречном направлении, а также скорости движения автомобиля под управлением Д.Д.Р. (оборот л.д. 5) не мог обладать полными сведениями о характере движения заявителя.

Кроме того, Д.Д.Р. и Ш.А.В. ознакомлены под роспись со схемой места совершения административного правонарушения (л.д. 6), замечания относительно расположения транспортных средств указанными лицами не оставлены.

Отсутствие дорожной разметки не может являться основанием для освобождения Д.Д.Р. от ответственности за совершение административного правонарушения по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Так, согласно пункту 9.1 Правил дорожного движения количество полос движения для безрельсовых транспортных средств определяется разметкой и (или) знаками 5.15.1, 5.15.2, 5.15.7, 5.15.8, а если их нет, то самими водителями с учетом ширины проезжей части, габаритов транспортных средств и необходимых интервалов между ними. При этом стороной, предназначенной для встречного движения, считается половина ширины проезжей части, расположенная слева, не считая местных уширений проезжей части (переходно-скоростные полосы, дополнительные полосы на подъем, заездные карманы мест остановок маршрутных транспортных средств).

Таким образом, Д.Д.Р. должен был самостоятельно определить количество полос для движения, полосу для попутного и, следовательно, встречного движения, выезд на которую был запрещен дорожным знаком 3.20.

В связи с тем, что участок проезжей части на 10-м километре автодороги Сарапул - Каракулино имеет две полосы для движения по одной в каждом направлении, то определение сотрудником ДПС ГИБДД выезда транспортного средства на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, с развилки Тарасово - Киясово затруднений не вызывает.

Сведения о том, что сотрудник ДПС ГИБДД не видел событие административного правонарушения, равно как и рассмотрение жалобы на постановление 18 мая 2010 года, в материалах дела не имеется.

Совершение Д.Д.Р. выезда в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, соединенного с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия, из материалов дела не усматривается, поэтому действия заявителя были правильно квалифицированы по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Административное наказание назначено в пределах, установленных санкцией части 4 статьи 12.15 КоАП РФ.

Таким образом, по результатам рассмотрения жалобы и материалов дела оснований полагать, что при рассмотрении настоящего дела судьями были допущены существенные нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, которые не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, не имеется. Обстоятельства, на основании которых были вынесены указанные постановление и решение, доказаны.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы судом надзорной инстанции выносится постановление об оставлении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы без изменения, а жалобы, рассмотренной в порядке надзора, без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 30.17, статьей 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка <...> Удмуртской Республики от 20 апреля 2010 года и решение судьи <...> районного суда Удмуртской Республики от 17 мая 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Д.Д.Р. оставить без изменения, жалобу Д.Д.Р. - без удовлетворения.

 

Председатель Верховного Суда

Удмуртской Республики

Ю.В.СУХАНОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018