| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 августа 2010 г. по делу N 4а-2310/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу А. на постановление мирового судьи судебного участка N 313 района Марьина Роща г. Москвы от 11 августа 2009 года и решение судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 05 мая 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 313 района Марьина Роща г. Москвы от 11 августа 2009 года А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 7 (семь) месяцев.

Решением судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 22 октября 2009 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба А. - без удовлетворения.

Постановлением заместителя председателя Московского городского суда от 09 февраля 2010 года решение судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 22 октября 2009 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Останкинский районный суд г. Москвы

Решением судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 05 мая 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба А. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе А. просит об отмене названных судебных решений, ссылаясь на то, что от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения он не отказывался, подписал протокол о направлении на данное освидетельствование под диктовку сотрудников ДПС, так как думал, что его остановили за другое правонарушение, также он подписал процессуальные документы по указанию сотрудника ДПС, который заполнил их позже; понятые при проведении процессуальных действий не присутствовали; понятой А.А. в судебном заседании не смог подтвердить его (А.) отказ пройти медицинское освидетельствование, кроме того, этот свидетель показал, что подписи в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения учинены не им; судьей районного суда не были допрошены сотрудник милиции Г. и второй понятой С.; рапорт сотрудника ДПС не может быть принят в качестве доказательства по делу; в протокол об административном правонарушении и в протокол о направлении на медицинское освидетельствование внесены изменения, которых нет в копиях названных протоколов, врученных ему; мировым судьей дело было незаконно рассмотрено в его отсутствие; копию постановления мирового судьи своевременно он не получил.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи от 11 августа 2009 года и решение судьи районного суда г. Москвы от 05 мая 2010 года законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 01 августа 2009 года в 12 часов 40 минут А., управляя автомашиной марки "ВАЗ-21102" государственный номерной знак <...>, следуя в районе дома 3 по ул. Рижская площадь в г. Москве, не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, чем нарушил п. 2.3.2 ПДД РФ. Таким образом, А. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, имеет правовое значение отказ водителя от прохождения медицинского освидетельствования, заявленный сотруднику милиции либо медицинскому работнику и зафиксированный в протоколе об административном правонарушении.

В соответствии с положениями, установленными ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ, требование о направлении водителя на медицинское освидетельствование является законным, если у должностного лица имелись достаточные основания полагать, что лицо, управляющее транспортным средством, находится в состоянии опьянения.

Факт совершения А. административного правонарушения и его виновность подтверждены протоколом об административном правонарушении; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; рапортом сотрудника ГИБДД; показаниями свидетелей К. (сотрудника ДПС), А.А. (понятого), данными ими при рассмотрении судьей районного жалобы на постановление мирового судьи. Допустимость и достоверность перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

В жалобе А. утверждает, что от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения он не отказывался, подписал протокол о направлении на данное освидетельствование под диктовку сотрудников ДПС, так как думал, что его остановили за другое правонарушение, кроме того, он не все понимает по-русски, поэтому не понял, за что его привлекли к административной ответственности; также он подписал процессуальные документы по указанию сотрудника ДПС, который заполнил их позже; понятые при проведении процессуальных действий не присутствовали; понятой А.А. в судебном заседании не смог подтвердить его (А.) отказ пройти медицинское освидетельствование. Указанные доводы заявителя не состоятельны, объективно опровергаются приведенными выше доказательствами. В частности, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, из которого следует, что А. в присутствии двух понятых отказался пройти такое освидетельствование. Свое несогласие А. собственноручно выразил в названном протоколе. Понятые своими подписями удостоверили правильность названного протокола и изложенных в нем сведений, при этом каких-либо замечаний от понятых не поступило. А. при подписании данного протокола, как и иных процессуальных документов, копии которых ему были вручены, замечаний относительно отсутствия понятых и не достоверности изложенных в документах сведений не сделал, как и о том, что он нуждается в услугах переводчика, равно как и при подписании протокола об административном правонарушении, в котором А. объяснил свой отказ пройти процедуру медицинского освидетельствования тем, что опаздывал. Кроме того, допрошенные судьей районного суда при проверке доводов жалобы на постановление мирового судьи в качестве свидетелей сотрудник ДПС К. подтвердил отказ А. пройти медицинское освидетельствование в присутствии двух понятых, свидетель А.А. подтвердил факт своего участия в качестве понятого при отказе А. от прохождения упомянутой процедуры.

В жалобе А. указывает на то, что в протокол о направлении на медицинское освидетельствование внесены изменения, которых нет в копии названного протокола, врученной ему, а именно, в его копии в соответствующих графах не указаны признаки опьянения, его отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, не зафиксировано его несогласие пройти медицинское освидетельствование, тогда как в подлиннике этого протокола перечисленные графы заполнены. Этот довод заявителя не может повлечь удовлетворения жалобы по следующим основаниям. При визуальном осмотре приложенной к надзорной жалобе копии протокола о направлении на медицинское освидетельствование видно, что некоторые заполненные графы протокола плохо пропечатаны, а некоторые - не читаемы. Между тем, то обстоятельство, что на копии обозначенного протокола не пропечатались перечисленные выше заявителем сведения, не влечет нарушение прав А. на защиту. Кроме того, ставить под сомнение факт направления А. на медицинское освидетельствование и сведения, изложенные в протоколе о направлении на такое освидетельствование, оснований нет, поскольку в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указан признак опьянения у А., давший сотруднику милиции достаточно оснований полагать, что последний находится в состоянии опьянения (поведение, не соответствующее обстановке), зафиксирован собственноручный отказ А. в присутствии двух понятых пройти это освидетельствование. Перечисленные основания являются достаточными для направления лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. При этом упомянутый акт заявителем не оспаривается.

Ссылка А. на то, что понятой А.А. в судебном заседании показал, что подписи в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения учинены не им, несостоятельна, поскольку из содержания решения судьи районного судьи следует, что понятой А.А. при обозрении акта освидетельствования пояснил, что он сомневается в том, что в акте стоит его подпись. Между тем, показаниям свидетеля А.А. в обозначенной части судьей районного суда дана надлежащая оценка с учетом категоричного утверждения названного лица о том, что во всех других процессуальных документах стоят его подписи. Помимо прочего, данное обстоятельство не опровергает объективно установленный судебными инстанциями факт отказа А. от законного требования сотрудника милиции пройти медицинское освидетельствование.

Довод А. о том, что судьей районного суда не были допрошены сотрудник милиции Г. и второй понятой С., не влияет на законность и обоснованность обжалуемых судебных решений, поскольку из материалов дела видно, что судьей районного суда были предприняты надлежащие меры для обеспечения явки в судебное заседание упомянутых лиц, однако они по неизвестным причинам в суд не явились. Между тем, судьей районного суда с учетом показаний свидетелей К. и А.А. объективно установлено, что материалы дела содержат достаточно доказательств, позволяющих принять обоснованное и объективное решение по результатам их исследования и оценки.

Довод заявителя о том, что в протокол об административном правонарушении внесены изменения, которых нет в копии данного протокола, врученной ему, а именно, исправлено время совершения А. на "12.40", не влечет отмену обжалуемых судебных решений. Из материалов дела следует, что от управления транспортным средством А. был отстранен в 12 часов 35 минут. Факт отказа А. пройти медицинское освидетельствование в 12 часов 40 минут зафиксирован в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, протокол об административном правонарушении составлен должностным лицом в 12 часов 45 минут. Таким образом, совершение А. описанного выше нарушения в 12 часов 40 минут объективно установлено судебными инстанциями. При таких обстоятельствах оговоренное исправление в названном протоколе в части времени совершения правонарушения не повлекло нарушение права А. на защиту.

Ссылка А. на то, что рапорт сотрудника ДПС Г. не может быть принят в качестве доказательства по делу, так как из текста рапорта следует, что он был привлечен за другое правонарушение, кроме того, данный рапорт содержит иные несоответствия, как то, инспектор Г. указывает, что работал совместно с самим собой, необоснованна. В рапорте сотрудника милиции описаны фактические обстоятельства совершенного А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Рапорт сотрудника ГИБДД отвечает требованиям ст. 26.2 КоАП РФ, оценен мировым судьей как письменное доказательство по правилам ст. 26.11 КоАП РФ. Указание сотрудником ДПС Г. в рапорте на то, что он работал совместно с Г., является явной технической ошибкой, которая не ставит под сомнение достоверность изложенных в рапорте сведений.

Утверждение А. о том, что мировым судьей дело было незаконно рассмотрено в его отсутствие, о месте и времени рассмотрения дела надлежащим образом он не был извещен, не влечет удовлетворения жалобы. Как усматривается из протокола об административном правонарушении, о месте и времени рассмотрения дела мировым судьей 14 августа 2009 года в 15 часов 00 минут А. был извещен инспектором ГИБДД при составлении названного протокола, копию данного протокола А. получил, о чем в соответствующих графах протокола имеются его подписи, при этом каких-либо замечаний о невозможности своего присутствия в указанное время и месте при рассмотрении дела, равно как и ходатайств об отложении дела слушанием А. не заявил. В целях соблюдения установленных ст. 29.6 КоАП РФ сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях суду необходимо принимать меры для быстрого извещения участвующих в деле лиц о времени и месте судебного рассмотрения. КоАП РФ не содержит каких-либо ограничений, связанных с таким извещением, поэтому оно может быть произведено с использованием любых доступных средств, а потому такое извещение инспектора ГИБДД является надлежащим. При изложенных обстоятельствах мировым судьей дело было обоснованно рассмотрено в отсутствие А. Кроме того, учитывая, что при проверке судьей районного суда доводов жалобы на постановление мирового судьи А. вместе со своим защитником присутствовал, доводы жалобы поддержал, давал объяснения, право А. на защиту нарушено не было, а его отсутствие при рассмотрении дела мировым судьей не повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела.

Ссылка заявителя на то, что копию постановления мирового судьи своевременно он не получил, не влияет на вывод судебных инстанций о виновности А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Кроме того, по заявлению А. копия постановления мирового судьи была им получена 04 мая 2009 года (л.д. 17).

При производстве по делу об административном правонарушении порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены, достоверность и допустимость представленных доказательств сомнений не вызывает, бремя доказывания распределено правильно. Административное наказание назначено А. в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ с учетом характера совершенного им административного правонарушения; с учетом данных о личности виновного, отягчающего обстоятельства - повторное совершение в течение года административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 313 района Марьина Роща г. Москвы от 11 августа 2009 года и решение судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 05 мая 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении А. оставить без изменения, надзорную жалобу А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018