| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 сентября 2010 г. по делу N 4а-2294/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев надзорную жалобу Т. в защиту Б. на постановление мирового судьи судебного участка N 99 района Зюзино г. Москвы от 09.03.2010 г. и решение судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 03.06.2010 г. по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 99 района Зюзино г. Москвы от 09.03.2010 г. Б. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

Решением судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 03.06.2010 г. постановление мирового судьи судебного участка N 99 района Зюзино г. Москвы от 09.03.2010 г. оставлено без изменения, жалоба Б. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе защитник Толстов В.И. просит отменить указанные судебные решения, ссылаясь на то, что совершенный Б. маневр не является обгоном, что схема нарушения противоречит описанному в протоколе об административном правонарушении существу нарушения, поскольку на ней изображен поворот налево, а не обгон, что судебными инстанциями было установлено, что Б. совершил нарушение при повороте налево, а потому его действия необоснованно квалифицированы по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, а также на то, что при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении судьей районного суда не был вызван и допрошен инспектор ГИБДД Ц., а при вынесении решения были учтены лишь его показания, данные при рассмотрении дела мировым судьей.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 99 района Зюзино г. Москвы от 09.03.2010 г. и решение судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 03.06.2010 г. законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что Б. 05 февраля 2010 года в 10 часов 40 минут, управляя автомобилем марки "Лексус GX 470" государственный регистрационный знак N <...>, следуя по ул. Одесская в г. Москве в направлении от ул. Сивашская в сторону Нахимовского проспекта, в районе дома 1 в нарушение п. 11.5 ПДД РФ и дорожной разметки 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Б. подтверждены: протоколом об административном правонарушении, рапортом инспектора ГИБДД, схемой места нарушения, показаниями инспектора ГИБДД Ц., а также видеозаписью нарушения, поэтому вывод мирового судьи о наличии в действиях Б. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Довод надзорной жалобы о том, что совершенный Б. маневр не является обгоном, нельзя признать обоснованным. Этот довод заявителя опровергается исследованными при рассмотрении настоящего дела доказательствами, в том числе показаниями инспектора ГИБДД Ц. о том, что Б. совершил обгон на регулируемом перекрестке с выездом на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, а кроме того, видеозаписью, исследованной в судебном заседании, согласно которой автомобиль Б. пересек дорожную разметку 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ, произвел обгон транспортных средств, движущихся в попутном направлении на регулируемом перекрестке, выехав при этом на полосу встречного движения. Таким образом, судебными инстанциями обоснованно вменено Б. в вину в том числе и нарушение требований п. 11.5 ПДД РФ. Указанные доказательства были проверены судебными инстанциями и оценены в совокупности с другими доказательствами по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, а потому их относимость, допустимость и достоверность сомнений не вызывают.

Довод защитника Толстова В.И. о том, что схема нарушения противоречит описанному в протоколе об административном правонарушении существу нарушения, поскольку на ней изображен поворот налево, а не обгон, не является состоятельным, поскольку при рассмотрении дела судебными инстанциями с достоверностью установлено, что Б. при выезде с пересечения проезжих частей был осуществлен поворот налево на Нахимовский проспект, а потому оснований признавать названную схему недостоверной не имеется при том, что порядок ее составления нормами КоАП РФ не регламентирован. Схема нарушения является приложением к протоколу об административном правонарушении. В указанной схеме инспектор ГИБДД отражает те сведения, которые, по его мнению, могут иметь значение для принятия правильного решения по делу. Кроме того, совершение Б. обгона в нарушение п. 11.5 ПДД РФ неопровержимо установлено на основе других вышеупомянутых доказательств. С учетом данных обстоятельств этот довод заявителя является надуманным.

Довод жалобы о том, что судебными инстанциями было установлено, что Б. совершил нарушение при повороте налево, а потому его действия необоснованно квалифицированы по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, нельзя признать обоснованным. Как следует из представленных материалов, основанием для квалификации действий Б. по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ явилось нарушение последним п. 11.5 ПДД РФ и дорожной разметки 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ. При этом собранные по делу доказательства свидетельствуют о том, что Б. сначала выехал на полосу встречного движения в нарушение Правил дорожного движения РФ, а после при выезде с пересечения проезжих частей повернул налево. При таких обстоятельствах выезд Б. на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, не был соединен с поворотом налево, а потому правильно квалифицирован по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Этот довод заявителя основан на неверном толковании закона.

Довод защитника Толстова В.И. о том, что при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении судьей районного суда не был вызван и допрошен инспектор ГИБДД Ц., а при вынесении решения были учтены лишь его показания, данные при рассмотрении дела мировым судьей, не влечет удовлетворения жалобы. Как следует из представленных материалов, инспектор ГИБДД Ц. был допрошен мировым судьей при рассмотрении настоящего дела. Судьей районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи показания инспектора Ц. наряду с другими доказательствами положены в основу принятого решения. При этом совокупность имеющихся в распоряжении судьи районного суда доказательств признана достаточной для разрешения дела по существу. Кроме того, из представленных материалов следует, что показания инспектора Ц. достаточно подробны, не противоречивы, они согласуются с другими доказательствами по настоящему делу, а потому оснований для повторного вызова и допроса инспектора ГИБДД не имелось, что, тем не менее, не лишало Б. возможности заявить ходатайство об этом в порядке ст. 24.4 КоАП РФ, которое, однако, Б. заявлено не было.

Надзорная жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемых судебных постановлений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности привлечения к административной ответственности не нарушен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 99 района Зюзино г. Москвы от 09.03.2010 г. и решение судьи Зюзинского районного суда г. Москвы от 03.06.2010 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Б. оставить без изменения, надзорную жалобу защитника Толстова В.И. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018