| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 сентября 2010 г. по делу N 4а-2297/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев надзорную жалобу Ш. на постановление мирового судьи судебного участка N 372 Таганского района г. Москвы от 01 июня 2010 года и решение судьи Таганского районного суда г. Москвы от 21 июня 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 372 Таганского района г. Москвы от 01 июня 2010 года Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 (шесть) месяцев.

Решением судьи Таганского районного суда г. Москвы от 21 июня 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Ш. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Ш. просит об отмене названных судебных решений, ссылаясь на то, что вмененного правонарушения он не совершал, находился в трезвом состоянии; на медицинское освидетельствование он был направлен незаконно, поскольку он не был согласен пройти данное освидетельствование, кроме того, названный протокол был составлен в 19 часов 00 минут, тогда как медицинское освидетельствование началось лишь в 19 часов 05 минут; копия протокола о направлении на медицинское освидетельствование ему не была вручена; при составлении протокола об административном правонарушении ему не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ; рапорт сотрудника милиции не содержит сведений о задержании Ш. с признаками опьянения; мировым судьей необоснованно не были допрошены понятые; судебными инстанциями не была установлена его виновность в совершении вмененного правонарушения; мировым судьей дело не было рассмотрено полно и всесторонне, судьей районного суда доводы жалобы должным образом не проверены.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные решения законными и обоснованными.

Судебными инстанциями установлено, что 22 марта 2010 года в 15 часов 00 минут Ш., управляя автомашиной "Хенде Акцент" государственный регистрационный знак <...>, следовал по 65 км автодороги "Кашира - Климовск - Узловая" в состоянии опьянения, чем нарушил п. 2.7 ПДД РФ. Таким образом, Ш. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Ш. подтверждены протоколом об административном правонарушении; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование; актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения; свидетельством о проверке прибора "Дрегер Алкотест"; выпиской из журнала учета медицинского освидетельствования; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; рапортом сотрудника ГИБДД.

Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Доводы заявителя о том, что он находился в трезвом состоянии, вмененного правонарушения он не совершал, судебными инстанциями не была установлена его виновность в совершении вмененного правонарушения, опровергаются приведенными выше доказательствами. В частности, актом медицинского освидетельствования, из которого следует, что при проведении Ш. в соответствующем медицинском учреждении врачом-наркологом, имеющим специальное медицинское образование, освидетельствования с использованием средства измерения - прибора "Дрегер-Алкотест", прошедшего проверку (срок действия до 30 июня 2010 года), установлено состояние опьянения (первоначально концентрация алкоголя в выдыхаемом Ш. воздухе составила 1,49 мг/л, при повторном исследовании - 1,28 мг/л).

Утверждение Ш. о том, что на медицинское освидетельствование он был направлен незаконно, поскольку он не был согласен пройти данное освидетельствование, о чем указал в протоколе о направлении на это освидетельствование, не состоятельно. Как видно из протокола о направлении на медицинское освидетельствование, Ш. собственноручно в присутствии понятых указал, что не согласен с признаками опьянения (запах алкоголя изо рта, нарушение речи), которые визуально определил у него сотрудник ГИБДД, добавив при этом, что спиртных напитков не употреблял. Данные объяснения Ш. содержат его позицию относительно вмененного ему правонарушения, но не выражают отказ от прохождения процедуры освидетельствования. Между тем, при проведении освидетельствования Ш. выполнял требования врача, делал выдохи для забора воздуха, что с очевидностью указывает на то, что он добровольно согласился пройти и прошел процедуру медицинского освидетельствования. Кроме того, при рассмотрении дела мировым судьей Ш. пояснил, что когда сотрудники ГИБДД приехали в больницу и предложили ему пройти медицинское освидетельствование в этой же больнице, он согласился.

При изложенных обстоятельствах довод Ш. о том, что копия протокола о направлении на медицинское освидетельствование ему не была вручена, о чем свидетельствует отсутствие его подписи в соответствующей графе данного протокола, не может повлечь отмену обжалуемых судебных решений, поскольку из вышеуказанных объяснений Ш., указанных им в данном протоколе, очевидно, что последний был ознакомлен со сведениями, изложенными в протоколе.

Ссылка заявителя на то, что протокол о направлении Ш. на медицинское освидетельствование был составлен сотрудником ГИБДД в 19 часов 00 минут, тогда как медицинское освидетельствование началось лишь в 19 часов 05 минут, что, по мнению Ш., указывает на нарушение порядка направления на медицинское освидетельствования, не обоснована, поскольку названные меры обеспечения производства по делу были применены к Ш. с соблюдением требований ст. 27.12 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что Ш. при составлении протокола об административном правонарушении не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, не влечет удовлетворения жалобы. Как видно из указанного протокола, Ш. при оформлении названного протокола были разъяснены его процессуальные права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, копия протокола Ш. была вручена. Кроме того, как следует из письменных объяснений Ш., перед написанием которых сотрудником милиции ему были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, Ш. отказался давать какие-либо объяснения, изобличающие его в совершении описанного выше правонарушения.

В жалобе Ш. утверждает, что в тот день на своей автомашине он попал в ДТП, в связи с чем плохо себя чувствовал, но сотрудник ДПС и врачи в больнице отказали ему в оказании медицинской помощь; имеющийся в материалах рапорт сотрудника милиции не содержит сведений о его (Ш.) задержании с признаками опьянения, напротив, этот рапорт подтверждает его версию о ДТП; Эти доводы заявителя не опровергают объективно установленный судебными инстанциями факт управления Ш. транспортным средством в состоянии опьянения. Между тем, рапорт сотрудника ГИБДД содержит информацию о выявленном и зафиксированном им административном правонарушении. Данный рапорт отвечает требованиям ст. 26.2 КоАП РФ, оценен мировым судьей как письменное доказательство в совокупности с иными доказательствами по делу.

Довод Ш. о том, что мировым судьей необоснованно не были допрошены понятые, которые могли подтвердить, что он просил сотрудников милиции и врачей отказать ему после произошедшего ДТП медицинскую помощь, не может повлечь отмену обжалуемых судебных решений, поскольку судебными инстанциями объективно установлено, что материалы дела содержат достаточно доказательств, позволяющих принять обоснованное решение по результатам их исследования и оценки. Кроме того, обстоятельство, на которое ссылается заявитель, не влияет на вывод судебных инстанций о виновности Ш. в совершении описанного выше правонарушения.

Утверждение заявителя о том, что мировым судьей дело не было рассмотрено полно и всесторонне, судьей районного суда доводы жалобы должным образом не проверены, не соответствует действительности. Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о виновности Ш. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи дело проверил в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение, в котором также дал надлежащую оценку всем доказательствам по делу и всем доводам жалобы, которая сомнений не вызывает.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены. Бремя доказывания распределено правильно. Административное наказание назначено Ш. в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в соответствии с требованиями, установленными ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения; с учетом данных о личности виновного, отягчающего обстоятельства - повторное совершение в течение года однородного административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 372 Таганского района г. Москвы от 01 июня 2010 года и решение судьи Таганского районного суда г. Москвы от 21 июня 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Ш. оставить без изменения, надзорную жалобу Ш. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018