| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 сентября 2010 г. по делу N 4а-2398/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев надзорную жалобу Л. на постановление мирового судьи судебного участка N 234 района Чертаново-Северное г. Москвы от 31 марта 2010 года и решение судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 234 района Чертаново-Северное г. Москвы от 31 марта 2010 года Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Решением судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Л. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Л. просит об отмене названных судебных решений, ссылаясь на то, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения инспектор ДПС ему не предлагал пройти, что подтвердил в судебном заседании понятой А., от проведения данной процедуры он (Л.) не отказывался, а потому на медицинское освидетельствование он был направлен незаконно; акт медицинского освидетельствования не может быть принят в качестве доказательства по делу; процессуальные действия были произведены в отсутствие одного понятого; он (Л.) подписал процессуальные документы под диктовку сотрудника ДПС; акт медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения составлен с нарушением Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, управляющего транспортным средством; мировым судьей дело не было рассмотрено полно и всесторонне, судьей районного суда доводы жалобы должным образом не проверены.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено, что 21 февраля 2010 года в 01 час 00 минут Л., управляя автомашиной "ВАЗ-21102" государственный регистрационный знак <... >, следовал в г. Москве по ул. Чертановская в районе дома 15 в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил требования п. 2.7 ПДД РФ. Таким образом, Л. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Л. подтверждены протоколом об административном правонарушении; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения; актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения; рапортом инспектора ГИБДД; показаниями свидетелей Х. и Б. (инспекторов ГИБДД), данными ими при рассмотрении дела мировым судьей. Допустимость и достоверность перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Доводы Л. о том, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения инспектор ДПС ему не предлагал пройти, что подтвердил в судебном заседании понятой А.; процессуальные действия были произведены в отсутствие одного понятого; от проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения он (Л.) не отказывался, а потому на медицинское освидетельствование он был направлен незаконно, в связи с чем протокол о направлении на медицинское освидетельствование, а потому и акт медицинского освидетельствования не могут быть приняты в качестве доказательств по делу, не обоснованы, опровергаются совокупностью перечисленных выше доказательств. В частности, протоколом об административном правонарушении, в котором Л. собственноручно указал о том, что двигался в нетрезвом состоянии, так как хотел доехать до дома. Кроме того, из протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения видно, что Л. в присутствии двух понятых отказался пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, при этом у инспектора ГИБДД имелись достаточные основания полагать, что Л. находится в состоянии алкогольного опьянения (запах алкоголя изо рта, невнятная речь). При таких обстоятельствах Л. был законно направлен сотрудником милиции на медицинское освидетельствование, которое Л. согласился пройти добровольно, о чем собственноручно указал в упомянутом протоколе. В результате проведенного медицинского освидетельствования у Л. было установлено состояние алкогольного опьянения. Понятые своими подписями удостоверили правильность упомянутых протоколов и изложенных в них сведений, при этом каких-либо замечаний от понятых не поступило. Равным образом, Л. при подписании процессуальных документов замечаний об отсутствии понятых не сделал. Фактические обстоятельства вышеописанного правонарушения подтвердили при рассмотрении дела мировым судьей допрошенные в качестве свидетелей сотрудники ДПС Х. и Б., при этом свидетель Б. добавил, что Л. и инспектор Х., оформлявший процессуальные документы, находились в автомашине, а он (Б.) и понятые стояли около автомобиля и через открытую дверь все слышали. Более того, при рассмотрении дела мировым судьей Л. не заявлял об отсутствии одного понятого при проведении процессуальных действий, тогда как впоследствии изменил свою позицию, что не противоречит его процессуальному положению. Между тем, допрошенный мировым судьей понятой А. при рассмотрении дела мировым судьей показал, что он не слышал, чтобы Л. в его присутствии предлагали пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, и чтобы последний отказался пройти это освидетельствование. Данные показания А. не опровергают объективно установленный судебными инстанциями факт управления Л. транспортным средством в состоянии опьянения. Показаниям названного лица судебными инстанциями дана надлежащая оценка в совокупности с иным доказательствами по делу. Кроме того, как усматривается из показаний А., он не отрицал своего присутствие на месте правонарушения и факт подписания им процессуальных документов, пояснил, что инспектор ГИБДД сообщил ему о том, что водитель (Л.) "подозревается в вождении в нетрезвом состоянии".

Довод заявителя о том, что он подписал все процессуальные документы под диктовку сотрудника ДПС, является надуманным. Каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать об обоснованности данного утверждения, в представленных материалах не имеется, в надзорной жалобе не приведено.

Ссылка Л. на то, что акт медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения составлен с нарушением Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, управляющего транспортным средством, а именно, в данном акте не заполнены пункты с 6 по 14, вывод о наличии у Л. состояния алкогольного опьянения не мог быть сделан только при наличии положительных проб выдыхаемого воздуха, без оценки всех клинических показателей, в связи с чем названный акт не может являться доказательством по настоящему делу, не может повлечь удовлетворения жалобы. Акт медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения составлен в специализированном медицинском учреждении врачом-наркологом, в профессиональной компетенции которого оснований сомневаться не имеется. Из указанного акта следует, что у Л. установлено состояние алкогольное опьянение. Порядок оформления результатов проведенного медицинского освидетельствования соблюден.

Утверждение заявителя о том, что мировым судьей дело не было рассмотрено полно и всесторонне, судьей районного суда доводы жалобы должным образом не проверены, не соответствует действительности. Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о виновности Л. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи дело проверил в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение, в котором также дал надлежащую оценку всем доказательствам по делу и всем доводам жалобы, которая сомнений не вызывает.

При производстве по делу об административном правонарушении порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены, бремя доказывания распределено правильно. Административное наказание назначено Л. в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ, с учетом обстоятельств и характера совершенного административного правонарушения; с учетом данных о личности виновного, ранее не привлекавшегося к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 234 района Чертаново-Северное г. Москвы от 31 марта 2010 года и решение судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Л. оставить без изменения, надзорную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018