| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 апреля 2011 г. по делу N 4а-317/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу адвоката Тарасова Петра Николаевича в защиту Н. на постановление мирового судьи судебного участка N 229 района Чертаново Центральное г. Москвы от 08 декабря 2010 года и решение судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 12 января 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 229 района Чертаново Центральное г. Москвы от 08 декабря 2010 года Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 12 января 2011 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Н. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе адвокат Тарасов П.Н. в защиту Н. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения, ссылаясь на то, что Н. не совершал обгон, а объехал через прерывистую линию дорожной разметки препятствие в виде грузового транспортного средства с прицепом, при этом его маневр носил вынужденный и кратковременный характер; протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, что на стадии подготовки дела к рассмотрению влекло необходимость применения положений, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, однако, мировой судья Московской области и мировой судья г. Москвы в этом отказали, при этом мировой судья Московской области не вправе был выносить соответствующее определение вне судебного разбирательства в отсутствие Н. и его защитника; объяснения Н. и показания инспектора ДПС П. относительно обстоятельств правонарушения противоречат друг другу, в связи с чем при принятии решений судебным инстанциям надлежало основываться на бесспорных доказательствах, руководствуясь положениями ст. 1.5 КоАП РФ, тогда как они "приняли сторону инспектора ДПС", а к показаниям Н. отнеслись критически; содержание составленной инспектором ДПС схемы противоречит представленным инспектором ДПС фотографиям; мировой судья привел в постановлении противоречивые выводы, сославшись при этом на доказательства, которые бесспорными не являются, ссылка в постановлении на представленные инспектором ДПС фотографии отсутствует.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела и жалобы на постановление мирового судьи судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что 15 сентября 2010 года в 22 часа 02 минуты Н., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <... >, следовал на * км + * м ММК * направления, совершил обгон движущегося в попутном направлении транспортного средства с выездом на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, с пересечением дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, нарушив при этом требование указанной дорожной разметки и п. 1.3 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Н. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и в котором Новиков М.В. не отразил каких-либо возражений относительно обстоятельств вменяемого ему правонарушения; схемой места совершения административного правонарушения, с содержанием которой Н. согласился, удостоверив это своей подписью; дислокацией дорожных знаков и разметки; показаниями инспектора ГИБДД П., данными в рамках рассмотрения дела мировым судьей, и представленными им фотографиями, на которых зафиксировано совершенное Н. правонарушение.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций о наличии в действиях Н. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным, а довод жалобы о том, что Н. обгон не совершал, а объехал через прерывистую линию дорожной разметки препятствие в виде грузового транспортного средства с прицепом - несостоятельным. Совокупность перечисленных выше доказательств объективно свидетельствует о том, что выезд на сторону встречного движения совершен Н. в зоне сплошной линии дорожной разметки с целью обгона движущегося в попутном направлении транспортного средства, которое не являлось препятствием движению автомобиля под управлением Н. Каких-либо объективных данных, указывающих на то, что совершенный Н. маневр носил вынужденный и кратковременный характер, не имеется.

В надзорной жалобе защитник указывает, что протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, поскольку в нем содержится упоминание о пересечении Н. дорожной разметки 1.1, однако, не указано, каким нормативно-правовым актом она предусмотрена, ссылка на Правила дорожного движения в протоколе отсутствует, более того, в протоколе не определен точный адрес совершения правонарушения и указано еще одно лицо Н.М., к протоколу не приложено водительское удостоверение Н., несмотря на то, что запись об этом в протоколе имеется. Наличие данных недостатков, по мнению защиты, на стадии подготовки дела к рассмотрению влекло необходимость применения положений, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, однако, мировой судья Московской области и мировой судья г. Москвы в этом отказали, при этом мировой судья Московской области не вправе был выносить соответствующее определение вне судебного разбирательства в отсутствие Н. и его защитника.

Приведенный довод не может повлечь удовлетворение жалобы. Действия Н. описаны в протоколе об административном правонарушении с учетом диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Из существа нарушения, описанного в протоколе, видно, что в качестве квалифицирующего признака ему вменяется нарушение сплошной линии дорожной разметки 1.1, а также в протоколе имеется ссылка на то, что эта разметка предусмотрена Приложением N 2. Сплошная линия дорожной разметки 1.1 регламентирована Приложением N 2 к Правилам дорожного движения и с учетом совокупности зафиксированных в протоколе сведений иного толкования изложенной в протоколе информации о нарушенной Н. правовой норме быть не может. Приведенное в протоколе описание существа вменяемого Н. правонарушения позволяет установить событие правонарушения и дать юридическую оценку его действиям.

Утверждение в жалобе о том, что в протоколе об административном правонарушении не определен точный адрес совершения правонарушения, не соответствует действительности. Должностным лицом указано в протоколе об административном правонарушении, что выезд на полосу встречного движения в нарушение ПДД был совершен Н. на * км + * м ММК * направления * района * области. Поскольку нормы КоАП РФ не содержат конкретных указаний, каким образом должно быть описано место совершения административного правонарушения, то избранная форма описания места совершения правонарушения в упомянутом протоколе позволяет идентифицировать его и не противоречит требованиям ст. ст. 28.2, 26.1 КоАП РФ.

Ссылка защитника на то, что в протоколе об административном правонарушении помимо Н. указано еще одно лицо Н.М., не может быть принята во внимание как не соответствующая действительности. Содержание протокола об административном правонарушении позволяет сделать вывод о неверном прочтении защитником инициалов лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, что вызвано особенностями почерка должностного лица, составившего протокол.

Относительно того обстоятельства, что к протоколу об административном правонарушении не было приложено водительское удостоверение Н., несмотря на то, что запись об этом в протоколе имеется, следует отметить, что это не является недостатком протокола, влекущим его возвращение должностному лицу, данный недостаток был устранен в ходе производства по делу мировым судьей.

Вышеизложенное дает основания признать протокол об административном правонарушении составленным с соблюдением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, поводов для выполнения мировым судьей требований, установленных п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, не имелось, а потому в удовлетворении соответствующего ходатайства защитника было отказано обоснованно.

Утверждение защитника о том, что мировой судья Московской области не вправе был выносить определение об отказе в удовлетворении ходатайства о возвращении протокола составившему его должностному лицу вне судебного разбирательства в отсутствие Н. и его защитника, не может быть принято во внимание. Согласно ч. 2 ст. 24.4 КоАП РФ ходатайство заявляется в письменной форме и подлежит немедленному рассмотрению. Из материалов дела видно, что названное ходатайство поступило в судебный участок 01 октября 2010 года и рассмотрено мировым судьей Московской области в этот же день с учетом положений ч. 2 ст. 24.4 КоАП РФ. Более того, следует учесть, что рассматриваемое утверждение защитника, во всяком случае, не оказывает влияние на законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных решений.

В надзорной жалобе защитник заявляет, что объяснения Н. и показания инспектора ДПС П. относительно обстоятельств правонарушения противоречат друг другу, в связи с чем при принятии решений судебным инстанциям надлежало основываться на бесспорных доказательствах, руководствуясь положениями ст. 1.5 КоАП РФ, тогда как они "приняли сторону инспектора ДПС", а к показаниям Н. отнеслись критически. Данный довод не влечет удовлетворение жалобы, поскольку наличие противоречий в доказательствах не может однозначно свидетельствовать о невиновности привлекаемого к административной ответственности лица, а подлежит оценке при вынесении судебного акта, и данное требование судебными инстанциями соблюдено. При этом из материалов дела видно, что позиция Новикова М.В. проверена судебными инстанциями должным образом, вывод о его виновности основан на совокупности исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, оценка объяснениям Н. дана судебными инстанциями с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных при рассмотрении дела и жалобы. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Равным образом по вышеизложенным причинам нельзя согласиться с доводом жалобы о том, что мировой судья привел в постановлении противоречивые выводы, сославшись при этом на доказательства, которые бесспорными не являются.

В числе изложенного защитник также указывает на несоответствие содержания составленной инспектором ДПС схемы представленным инспектором ДПС фотографиям в той части, что в схеме зафиксирован обгон с выездом на сторону встречного движения всем корпусом автомобиля, а из фотографий видно, что на протяжении всего пути автомобиль Н. едет в ровном положении по разделительной линии с пересечением ее только двумя левыми колесами. Данный довод не ставит под сомнение виновность Н. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, поскольку выезд на сторону встречного движения половиной корпуса автомобиля и движение по ней при наличии дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ также является нарушением данной дорожной разметки и образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Кроме того, следует отметить, что содержание схемы и фотографий находится в достаточном соответствии друг с другом и в совокупности с другими доказательствами объективно свидетельствует о виновности Н. в совершении инкриминируемого ему деяния.

Довод жалобы о том, что ссылка в постановлении на представленные инспектором ДПС фотографии отсутствует, не соответствует действительности.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 229 района Чертаново Центральное г. Москвы от 08 декабря 2010 года и решение судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 12 января 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Н. оставить без изменения, надзорную жалобу адвоката Тарасова П.Н. в защиту Н. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018