| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 апреля 2011 г. по делу N 4а-318/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Х. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы от 20 октября 2010 года и решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 14 января 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы от 20 октября 2010 года Х. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 5 месяцев.

Решением судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 14 января 2011 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Х. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Х. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, так как ПДД РФ он не нарушал, объехал автобус с выездом на сторону встречного движения в зоне действия прерывистой линии дорожной разметки, сотрудник ГИБДД неправильно оценил обстоятельства произошедшего и отразил их в протоколе об административном правонарушении и схеме, поскольку двигался в попутном направлении на расстоянии 50 метров от него и с учетом наличия на участке дороги смещения вправо не мог видеть совершенного им маневра; протокол об административном правонарушении составлен с нарушением положений ст. 28.2 КоАП РФ, а в схеме места нарушения ПДД искажены фактические обстоятельства произошедшего и не отражены все сведения относительно обстоятельств правонарушения, а потому на стадии выполнения требований, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, протокол с приложенными к нему документами подлежал возвращению составившему его должностному лицу для устранения недостатков; водитель обгоняемого транспортного средства не привлечен в качестве свидетеля; его (Х.) объяснениям необоснованно дана критическая оценка, а представленные им фотографии не приняты в качестве доказательств по делу; истребованная мировым судьей схема нанесения дорожной разметки не исследовалась в его присутствии и в присутствии сотрудника ГИБДД, о поступлении данного документа он узнал на следующий день после рассмотрения дела по существу; содержание схемы нанесения дорожной разметки говорит о том, что в схеме, составленной сотрудником ГИБДД, недостоверно обозначен маршрут транспортного средства; в показаниях сотрудника ГИБДД содержатся противоречия; жалоба на постановление мирового судьи рассмотрена формально, в материалах дела отсутствуют приложения, представленные им вместе с дополнением к жалобе; судья районного суда, признав необходимым вызвать в судебное заседание сотрудника ГИБДД, рассмотрел дело без его допроса, свои выводы о возможности рассмотрения дела в отсутствие сотрудника ГИБДД не мотивировал; решение вынесено судьей районного суда за пределами срока давности привлечения к административной ответственности.

В дополнении к надзорной жалобе Х. также указывает о недостоверности и неполноте сведений, отраженных в протоколе об административном правонарушении и схеме.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы и дополнения к ней, нахожу постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы от 20 октября 2010 года законным и обоснованным, а решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 14 января 2011 года подлежащим изменению.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 26 сентября 2010 года в 10 часов 10 минут Х., управляя автомашиной "..." государственный регистрационный знак <... >, следуя в г. * по ул. * в сторону ул. *, в районе дома * по ул. * произвел обгон транспортного средства с выездом на полосу встречного движения и пересечением сплошной линии дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Х. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД М. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства при рассмотрении дела мировым судьей; схемой места нарушения ПДД; схемой нанесения дорожной разметки, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Х. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе Х. указывает, что в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, так как ПДД РФ он не нарушал, объехал автобус с выездом на сторону встречного движения в зоне действия прерывистой линии дорожной разметки в районе дома * по ул. *, а в районе дома * по ул. *, где ему вменяется выезд на сторону встречного движения, он объехал в пределах полосы попутного направления микроавтобус, который сотрудник ГИБДД принял за маршрутное такси. По утверждению Х., сотрудник ГИБДД неправильно оценил обстоятельства произошедшего и отразил их в протоколе об административном правонарушении и схеме, поскольку двигался в попутном направлении на расстоянии 50 метров от него (Х.) и с учетом наличия на участке дороги смещения вправо не мог видеть совершенного им маневра.

Данный довод нельзя признать обоснованным, поскольку он опровергается совокупностью перечисленных выше доказательств, которые объективно свидетельствуют о том, что Х. совершил выезд на сторону встречного движения в нарушение дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ именно в районе дома * по ул. *. Вышеприведенные доказательства исследованы при рассмотрении дела мировым судьей и жалобы судьей районного суда, им дана надлежащая и мотивированная оценка по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ. Ставить под сомнение достоверность сведений, изложенных в названных доказательствах, в том числе место совершения административного правонарушения, указанное сотрудником ГИБДД в составленных им документах, оснований не имеется. Будучи допрошенным в ходе судебного разбирательства с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, сотрудник ГИБДД настаивал, что отчетливо видел совершенный Х. выезд на сторону встречного движения в нарушение ПДД, который он осуществил в районе дома * по ул. *, выполняя обгон именно маршрутного такси. При этом утверждение Х. о том, что сотрудник ГИБДД не мог видеть совершенного им маневра, носит предположительный характер, каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о его обоснованности, в материалах дела не имеется, а представленные Х. схемы и фотографии не опровергают показаний сотрудника ГИБДД и сведений, указанных в составленных им документах.

По мнению Х., протокол об административном правонарушении составлен с нарушением положений ст. 28.2 КоАП РФ, а в схеме места нарушения ПДД искажены фактические обстоятельства произошедшего и не отражены все сведения относительно обстоятельств правонарушения, а потому на стадии выполнения требований, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, протокол с приложенными к нему документами подлежал возвращению составившему его должностному лицу для устранения недостатков.

Данный довод не ставит под сомнение законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных решений. Неверное указание в протоколе данных о собственнике управляемого автомобиля и адресе места жительства привлекаемого к административной ответственности лица не является существенным недостатком, допущенным при составлении протокола, которое может повлечь признание его недопустимым доказательством по делу. Относительно отсутствия в протоколе данных о водителе обгоняемого автомобиля как о свидетеле, а также довода Х. о том, что этот водитель не привлечен в качестве свидетеля, надлежит учесть, что в качестве свидетеля по делу может быть привлечено только лицо, являвшееся очевидцем правонарушения. Вместе с тем, сведений о том, что водитель обгоняемого автомобиля наблюдал совершенный Х. выезд на сторону встречного движения в нарушение ПДД, не имеется. Тем не менее, также следует отметить, что неуказание в протоколе об административном правонарушении свидетелей не лишало Х. в случае их наличия ссылаться на них и ходатайствовать об их допросе в судебном заседании. Утверждение Х. о том, что в протоколе не указано, какой пункт ПДД им нарушен, не соответствует действительности, поскольку в качестве квалифицирующего признака в протоколе указано о нарушении Х. требования дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, которая предусмотрена Приложением N 2 к Правилам дорожного движения РФ и является их неотъемлемой частью. Данная дорожная разметка содержит запрет выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, и ее нарушение образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Что касается утверждения Х. о неверном указании в протоколе времени вменяемого ему правонарушения, то с ним согласиться нельзя, поскольку ставить под сомнение то обстоятельство, что административное правонарушение совершено Х. в 10 часов 10 минут, как это указано должностным лицом в протоколе и установлено судебными инстанциями в ходе судебного разбирательства, оснований не имеется. Ссылка Х. на то, что первый фотоснимок исполнен им после остановки сотрудником ГИБДД в 10 часов 09 минут, является голословным, время на фотоснимке проставлено Х. самостоятельно.

Протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным на то должностным лицом с соблюдением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, нарушений, которые бы могли повлечь признание данного документа недопустимым доказательством по делу, не установлено.

Выражая несогласие со схемой места нарушения ПДД, Х. указывает о том, что в ней неверно отражен маршрут транспортного средства под его управлением, схема не содержит данных о составившем ее лице и его подпись, дату и время составления, в схеме не указано, к какому протоколу она прилагается, отсутствует информация об обгоняемом автомобиле, не нанесены остановка общественного транспорта и дорожные знаки, нет данных об особенностях рельефа местности. Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы. Нормами КоАП РФ порядок составления схем не регламентирован, схема является приложением к рапорту сотрудника ГИБДД и иллюстрирует описанные в нем события. С учетом совокупности материалов дела сомнений в том, что схема составлена должностным лицом, выявившим совершение Х. административного правонарушения, и непосредственно по обнаружении признаков правонарушения, не имеется. Достоверность сведений, изложенных в схеме места нарушения ПДД, объективно подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств. Должностным лицом в схеме зафиксировано достаточно данных об обстоятельствах инкриминируемого Х. деяния, которые имеют значение для производства по настоящему делу, схема соответствует требованиям, предусмотренным ст. 26.2 КоАП РФ, а потому она обоснованно признана судебными инстанциями достоверным и допустимым доказательством по делу.

Оснований для выполнения требований, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, у мирового судьи не имелось.

Довод Х. о том, что его объяснениям необоснованно дана критическая оценка, а представленные им фотографии не приняты в качестве доказательств по делу, нельзя признать состоятельным. Из материалов дела видно, что оценка объяснениям Х. и представленным им доказательствам дана судебными инстанциями на основании и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе рассмотрения дела и жалобы. Выводы, по которым были отвергнуты объяснения Х. и представленные им доказательства, судебными инстанциями мотивированы в обжалуемых решениях, данная названным доказательствам оценка является надлежащей, а потому ставить ее под сомнение оснований не имеется. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Довод Х. о том, что истребованная мировым судьей схема нанесения дорожной разметки не исследовалась в его присутствии и в присутствии сотрудника ГИБДД, о поступлении данного документа он узнал на следующий день после рассмотрения дела по существу, нельзя признать соответствующим действительности. Из материалов дела видно, что схема нанесения дорожной разметки поступила в судебный участок 14 октября 2010 года, о чем свидетельствует соответствующий штамп судебного участка, и была исследована в судебном заседании 20 октября 2010 года, в котором Х. участие принимал.

Доводы Х. о том, что содержание схемы нанесения дорожной разметки говорит о том, что в схеме, составленной сотрудником ГИБДД, недостоверно обозначен маршрут транспортного средства, а в показаниях сотрудника ГИБДД содержатся противоречия, является необоснованным. Из содержания указанных доказательств усматривается, что они находятся в достаточном соответствии друг с другом и не вступают в противоречие между собой. Обстоятельств, которые бы позволили считать версию Х. заслуживающей внимания и могли бы свидетельствовать о недостоверности сведений, зафиксированных сотрудником ГИБДД в письменных документах, не имеется.

С доводом Х. о том, что жалоба на постановление мирового судьи рассмотрена судьей районного суда формально, не соответствует действительности. Из материалов дела видно, что судья районного суда проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Довод Х. о том, что в материалах дела отсутствуют приложения, представленные им вместе с дополнением к жалобе, не может быть принят во внимание, потому как указание в дополнении к жалобе в качестве приложения ряда документов еще не свидетельствует о том, что эти документы были представлены Х. судье.

Довод Х. о том, что судья районного суда, признав необходимым вызвать в судебное заседание сотрудника ГИБДД, рассмотрел дело без его допроса, свои выводы о возможности рассмотрения дела в отсутствие сотрудника ГИБДД не мотивировал, не влечет отмену вынесенного судьей районного суда решения. Из материалов дела усматривается, что судья районного суда неоднократно предпринимал надлежащие меры к вызову сотрудника ГИБДД М. в судебное заседание, однако, обеспечить его явку не представилось возможным. В материалах дела имеется справка командира роты ОБ ДПС ГИБДД по САО г. Москвы, из которой следует, что на момент рассмотрения дела сотрудник ГИБДД М. находился в учебном отпуске. При таких обстоятельствах и с учетом того, что Х. письменно ходатайствовал о рассмотрении дела в отсутствие сотрудника ГИБДД М. (л.д. 87), судья районного суда обоснованно счел возможным рассмотреть дело в отсутствие указанного лица, при этом на всесторонность и полноту выяснения обстоятельств дела это не повлияло.

Довод Х. о том, что решение вынесено судьей районного суда за пределами срока давности привлечения к административной ответственности, не может быть принят во внимание, поскольку этот срок не распространяется на период рассмотрения жалобы на постановление мирового судьи.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

Вместе с тем, имеются основания для изменения решения судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 14 января 2011 года. Из содержания указанного решения и материалов дела видно, что судьей районного суда проверены законность и обоснованность постановления и.о. мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы от 20 октября 2010 года, однако, во вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частях решения судьей районного суда ошибочно указана дата названного судебного акта.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы в порядке надзора выносится решение об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 14 января 2011 года в отношении Х. надлежит изменить, указав в его вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частях, что предметом проверки являлась законность и обоснованность постановления и.о. мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы от 20 октября 2010 года вместо "30.10.2010 года".

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 14 января 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Х. изменить, указав в его вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частях, что предметом проверки являлась законность и обоснованность постановления и.о. мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы от 20 октября 2010 года вместо "30.10.2010 года".

В остальной части решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 14 января 2011 года и постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 338 Дмитровского района г. Москвы от 20 октября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Х. оставить без изменения, а надзорную жалобу Х. и дополнение к ней - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018