| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 апреля 2011 г. по делу N 4а-351/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу защитника Малофеева А.В. в интересах М.С. на постановление мирового судьи судебного участка N 281 района Вешняки г. Москвы от 09 декабря 2010 года и решение судьи Перовского районного суда г. Москвы от 28 декабря 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 281 района Вешняки г. Москвы от 09 декабря 2010 года М.С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 2 года.

Решением судьи Перовского районного суда г. Москвы от 28 декабря 2010 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба защитника Малофеева А.В. в интересах М.С. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе защитник Малофеев А.В. в интересах М.С. выражает несогласие с названными судебными решениями, просит об отмене постановления мирового судьи и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что перед освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения М.С. не разъяснены порядок проведения данной процедуры, его права и обязанности, в том числе право не соглашаться с результатами освидетельствования и положения ст. 51 Конституции РФ, которые не доведены до сведения М.С. и при составлении протокола об административном правонарушении; понятые приглашены после проведения освидетельствования, они только подписали документы после предъявления им распечатки с результатами теста дыхания и написали объяснения под диктовку сотрудника ГИБДД, права и обязанности им не разъяснялись; мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о вызове понятых; М.С. не предоставили возможность изложить в протоколе об административном правонарушении свои объяснения, данное право ему не разъяснялось, фраза об отказе М.С. давать объяснения дописана в названном протоколе после его составления и в выданной ему копии отсутствует, что обязывало мирового судью на стадии подготовки дела к рассмотрению применить положения, предусмотренные п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ; при наличии имеющихся в материалах дела недостатков и противоречий мировой судья "со стопроцентным доверием" отнесся к документам, составленным сотрудником ГИБДД, и его показаниям, проигнорировав то обстоятельство, что он заинтересован подтверждать сведения, указанные ранее; судья районного суда не проверил доводы жалобы, поданной на постановление мирового судьи, и в нарушение требований, предусмотренных ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ, рассмотрел жалобу в отсутствие М.С. при том, что он не был извещен о месте и времени ее рассмотрения.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела и жалобы на постановление мирового судьи судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что 15 ноября 2010 года в 02 часа 30 минут М.С., следуя в районе дома * по ул. * в г. *, управлял автомашиной "..." государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения М.С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с приложенными к нему результатами теста дыхания на бумажном носителе, согласно которым у М.С. было установлено состояние опьянения (показания прибора 0,519 мг/л при погрешности прибора 0,05 мг/л), при этом, М.С. выразил согласие с результатами освидетельствования; письменными объяснениями понятых Т. и Я., в присутствии которых проводилось освидетельствование М.С. на состояние алкогольного опьянения; рапортом сотрудника ГИБДД Ч. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства; свидетельством о поверке технического средства измерения, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях М.С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным.

По утверждению защитника, перед освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения М.С. не разъяснены порядок проведения данной процедуры, его права и обязанности, в том числе право не соглашаться с результатами освидетельствования и положения ст. 51 Конституции РФ, которые не доведены до сведения М.С. и при составлении протокола об административном правонарушении; подписывая акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, М.С. полагал, что удостоверяет своей подписью ознакомление с результатами освидетельствования, рассчитывая на проведение последующей процедуры у врача.

Данный довод нельзя признать состоятельным. Факт разъяснения М.С. порядка проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с применением технического средства измерения, информирования его о целостности клейма государственного поверителя и наличии свидетельства о поверке подтверждается показаниями допрошенного в рамках рассмотрения дела с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ сотрудника ГИБДД Ч., не доверять которым оснований не имеется. Ссылка защитника на то, что перед проведением означенного освидетельствования М.С. не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, не может быть принята во внимание, потому как этого не требуется перед применением данной меры обеспечения производства по делу. Выраженное М.С. в соответствующем акте согласие с результатами проведенной процедуры является его отношением к таковым и не расценивается как позиция относительно обстоятельств правонарушения. При этом сомневаться в том, что М.С. осознавал суть записей, исполненных им в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, поводов нет, поскольку М.С. был разъяснен порядок проведения освидетельствования, а, кроме того, возможность не согласиться с его результатами обозначена и в соответствующей графе названного акта "С результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (согласен, не согласен)", что уже само по себе говорит о том, что освидетельствуемое лицо наделено правом не согласиться с результатами проведенной в отношении него процедуры. Будучи ознакомленным с содержанием акта и получив соответствующие разъяснения от должностного лица, М.С. не мог не понять смысл приведенной выше фразы. Права и обязанности, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, а также положения ст. 51 Конституции РФ разъяснены М.С. при составлении протокола об административном правонарушении, что следует из текста данного документа и удостоверено подписью М.С.

В надзорной жалобе защитник указывает, что понятые приглашены после проведения освидетельствования, они только подписали документы после предъявления им распечатки с результатами освидетельствования и написали объяснения под диктовку сотрудника ГИБДД, при этом отсутствие в составленных сотрудником ГИБДД документах замечаний понятых говорит о том, что права и обязанности им не разъяснялись, и они не были осведомлены о своем праве излагать замечания в подписываемых ими документах.

С данным доводом согласиться нельзя, так как факт участия понятых при проведении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения подтверждается показаниями сотрудника ГИБДД, а также наличием анкетных данных и подписей понятых в соответствующем акте. Более того, сам М.С. при подписании данного документа не заявлял о недостоверности изложенных в нем сведений о понятых. Ставить под сомнение то обстоятельство, что объяснения даны понятыми самостоятельно и изложены в том содержании, в котором были даны ими, оснований не имеется. Утверждение защитника о том, что понятым не разъяснялись их права и обязанности, не может быть принято во внимание как основанное на предположениях, а отсутствие в процессуальных документах замечаний понятых свидетельствует лишь о том, что таковых не имелось.

Довод жалобы о том, что мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о вызове понятых, не влечет удовлетворение жалобы, поскольку по смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ мировым судьей выполнены. Выводы об отсутствии оснований к удовлетворению названного ходатайства мотивированы мировым судьей в определении от 06 декабря 2010 года, они являются убедительными, имеющиеся по делу доказательства обоснованно признаны мировым судьей достаточными для рассмотрения дела по существу.

Довод жалобы о том, что М.С. не предоставили возможность изложить в протоколе об административном правонарушении свои объяснения, данное право ему не разъяснялось, является необоснованным, так как факт разъяснения М.С. процессуальных прав, в том числе права давать объяснения, удостоверен его подписью в соответствующей графе протокола об административном правонарушении. Каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о том, что М.С. препятствовали в реализации его права давать объяснения, в материалах дела не имеется, и в надзорной жалобе не приведено.

Ссылка защитника на то, что фраза об отказе М.С. давать объяснения дописана в названном протоколе после его составления и в выданной ему копии отсутствует, является голословной, но, во всяком случае, подобное обстоятельство не является недостатком протокола об административном правонарушении, влекущим необходимость выполнения требований, предусмотренных п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ.

По мнению защитника, при наличии имеющихся в материалах дела недостатков и противоречий мировой судья "со стопроцентным доверием" отнесся к документам, составленным сотрудником ГИБДД, и его показаниям, проигнорировав то обстоятельство, что он заинтересован подтверждать сведения, указанные ранее при составлении административного материала. С данным доводом согласиться нельзя, поскольку из материалов дела видно, что оценка показаниям сотрудника ГИБДД и составленным им документам дана мировым судьей на основании и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства. Выводы, по которым они были признаны достоверными, мотивированы в обжалуемом постановлении и сомнений не вызывают. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Причины, которые заявитель называет, мотивируя свое мнение о заинтересованности сотрудника ГИБДД, являются надуманными.

Довод защитника о том, что судья районного суда не проверил доводы жалобы, поданной на постановление мирового судьи, не соответствует действительности. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Довод жалобы о том, что в нарушение требований, предусмотренных ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ, судья районного суда рассмотрел жалобу в отсутствие М.С. при том, что он не был извещен о месте и времени ее рассмотрения, является несостоятельным. О месте и времени рассмотрения жалобы М.С. уведомлялся через защитника Малофеева А.В., который получил повестку с соответствующей информацией для передачи М.С. (л.д. 33), а потому судья районного суда обоснованно и с соблюдением требований, предусмотренных ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ, рассмотрел жалобу в его отсутствие.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 281 района Вешняки г. Москвы от 09 декабря 2010 года и решение судьи Перовского районного суда г. Москвы от 28 декабря 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении М.С. оставить без изменения, надзорную жалобу защитника Малофеева А.В. в интересах М.С. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018