| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 апреля 2011 г. N 44А-71/2011

 

Председатель Липецкого областного суда Марков И.И., рассмотрев надзорную жалобу В.Г.В. на постановление мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 24 декабря 2010 года, и решение судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 15 марта 2011 года,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 24 декабря 2010 года В.Н.В. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и подвергнута наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 15 марта 2011 года постановление оставлено без изменения.

В надзорной жалобе В.Г.В. просит об отмене судебных постановлений, указывая на отсутствие в ее действиях состава правонарушения.

Изучив материалы дела, проверив изложенные в жалобе доводы, прихожу к выводу об отсутствии оснований для отмены судебных постановлений.

В силу п. 2.3.2. Правил дорожного движения РФ водитель транспортного средства обязан проходить освидетельствование на состояние опьянения по требованию сотрудника милиции, если такое требование является законным.

Согласно ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Собранные по делу доказательства в их совокупности, не оставляют сомнений в совершении В.Г.В. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

На основании собранных доказательств, судьей правильно установлено, что 31 октября 2010 года в 2 час. 41 мин. на ул. Индустриальная около дома N 149 г. Липецка В.Г.В. управляла автомобилем "Шевроле-Авео" рег. знак <...>, находясь в помещении "Л" по адресу: <...>, не выполнила законное требование сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждены протоколом об административном правонарушении, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 31 октября 2010 года, показаниями свидетелей К.Н.Р., П.В.Ю. - инспекторов ГИБДД.

Поскольку в силу ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ протоколы, предусмотренные КоАП РФ имеют доказательственное значение для дела, вышеуказанные протоколы обоснованно приняты в качестве доказательств самого факта управления В.Г.В. транспортным средством, так и факта отказа от прохождения медицинского освидетельствования. Кроме того, все протоколы подписаны лицом их составившим, понятыми.

Заявлений об обстоятельствах, способных повлечь иной исход дела, при составлении протоколов от В.Г.В. не последовало.

Довод В.Г.В. о том, что она не отказывалась от прохождения медицинского освидетельствования, противоречит собранным доказательствам.

Так, согласно показаниям инспектора ГИБДД К.А.А. при несении им службы совместно с инспектором П.В.Ю. на ул. Индустриальная был остановлен автомобиль под управлением В.Г.В., у которой имелись признаки алкогольного опьянения. Затем в присутствии понятых ей было предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения. Прибыв в "Л", В.Г.В. несколько раз продувала приборы, но результата не было. В связи с чем врачом был сделан вывод об отказе от прохождения медосвидетельствования.

Аналогичные показания дал инспектор ГИБДД П.В.Ю.

Основания для критической оценки названных свидетелей отсутствуют. В личных взаимоотношениях с В.Г.В. они не находятся, и данных о наличии у них заинтересованности в искажении действительности обстоятельств дела, либо оговоре В.Г.В., не имеется.

Ссылка в жалобе на конфликт, возникший у В.Г.В. с инспекторами ГИБДД, является бездоказательной.

В силу ст. 25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению.

Каких-либо изъятий относительно доказательственного значения показаний сотрудников ГИБДД, закон не предусматривает.

Объяснениям В.Г.В. об обстоятельствах дела, и показаниям свидетеля И.Ю.П. обоснованно дана критическая оценка по изложенным в решении мотивам.

При этом указанный свидетель впервые дал показания об обстоятельствах дела спустя значительный временной промежуток после 31 октября 2010 года.

Мотивы отказа от выполнения требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, не связаны с крайней необходимостью (ст. 2.7 КоАП РФ), правового значения не имеют.

Согласно п. 8 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", в качестве отказа от освидетельствования, заявленного медицинскому работнику, следует рассматривать не только отказ от медицинского освидетельствования в целом, но и отказ от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования.

Как указано в акте медицинского освидетельствования В.Г.В. отказалась дуть в аппарат, а также от инъекции магнезии (мочегонного средства), что было правильно расценено врачом-наркологом как отказ пройти освидетельствование.

Поводом для предъявления В.Г.В. требования о прохождении медицинского освидетельствования, как указано в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, явилось наличие признака опьянения - запах алкоголя из полости рта, что свидетельствует о законности этого требования.

Право сотрудника ГИБДД требовать от водителей прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, определено статьей 11 Закона РФ "О милиции".

При таких обстоятельствах у мирового судьи имелись основания для привлечения В.Г.В. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Довод В.Г.В. в жалобе об отсутствии понятых при составлении протоколов, является несостоятельным, поскольку опровергается собранными по делу доказательствами.

Кроме того, в силу ст. 25.7 КоАП РФ целью участия понятых в административном производстве является удостоверение соответствующих юридически значимых обстоятельств. В данном же случае сам факт отказа от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, для удостоверения которого приглашались понятые П.Е.Е., К.А.В., подтвержден достаточными доказательствами.

Доказательства, свидетельствующие о том, что В.Г.В. чинились препятствия в прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения по требованию сотрудников милиции, а также в получении копии акта медицинского освидетельствования, отсутствуют.

При этом, как правильно указано судьей, само по себе невручение копии акта медицинского освидетельствования не повлекло для В.Г.В. негативных последствий, в том числе применительно к обжалованию постановления.

Ссылка в жалобе на неверное указание в протоколе места совершения правонарушения, не может повлечь иной исход дела.

<...> правомерно указана в протоколе в качестве места совершения правонарушения, поскольку отказ В.Г.В. пройти медосвидетельствование на состояние опьянения последовал именно по указанному адресу, независимо от того, что автомобиль под управлением В.Г.В. был остановлен на ул. Индустриальной, д. 149.

При составлении протокола об административном правонарушении, В.Г.В. никаких заявлений о намерении пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения не сделала.

Данных, свидетельствующих о том, что В.Г.В. желала, но была незаконно лишена возможности подписать протокол, получить его копию, оставить свои объяснения в протоколе в деле не имеется.

Процессуальных нарушений, влекущих в силу ст. 30.7 КоАП РФ отмену постановления и (или) решения по жалобе на постановление, не допущено.

Административное наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ с учетом положений ст. 4.1 КоАП РФ и является минимальным.

Руководствуясь ст. 30.17 КоАП РФ, председатель суда

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 24 декабря 2010 года и решение судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 15 марта 2011 года оставить без изменения, надзорную жалобу В.Г.В. без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председатель суда

МАРКОВ И.И.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018