| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 апреля 2011 г. по делу N 4а-381/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Л. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 408 района Красносельский г. Москвы от 05 ноября 2009 года и решение судьи Мещанского районного суда г. Москвы от 15 января 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 408 района Красносельский г. Москвы от 05 ноября 2009 года Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 8 месяцев.

Решением судьи Мещанского районного суда г. Москвы от 15 января 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба адвоката П. в защиту Л. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Л. просит об отмене названных судебных актов, ссылаясь на то, что протокол об административном правонарушении составлен без участия понятых, а, кроме того, в его отсутствие в протокол были внесены изменения; судебными инстанциями было отказано в удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание понятых; протоколы о направлении на медицинское освидетельствование и об отстранении от управления транспортным средством его виновность не подтверждают и не опровергают; в ходе медицинского освидетельствования не были выполнены все необходимые исследования, в нарушение п. 16 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, проводился только один тест дыхания с использованием одного технического средства измерения, акт медицинского освидетельствования не соответствует требованиям закона, так как составлен неразборчиво и не полностью.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела и жалобы на постановление мирового судьи судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что 03 ноября 2009 года в 02 часа 50 минут Л., следуя в районе дома * по ул. * в г. *, в нарушение п. 2.7 ПДД РФ управлял автомобилем "..." государственный регистрационный знак <... >, находясь в состоянии опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения Л. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и при подписании которого Л. не выражал несогласие с вменяемым ему правонарушением; рапортом сотрудника ГИБДД; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование; актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения с приложенными к нему результатами теста дыхания на бумажных носителях, согласно которым у Л. было установлено состояние опьянения, а потому вывод судебных инстанций о наличии в действиях Л. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным.

Довод Л. о том, что протокол об административном правонарушении составлен в отсутствие понятых, не основан на законе. В соответствии с ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно лишь в случаях, прямо предусмотренных главой 27 КоАП РФ, то есть в случаях применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, к каковым не относится составление протокола об административном правонарушении, а положения ст. 28.2 КоАП РФ не предусматривают обязательное участие понятых при составлении протокола об административном правонарушении. При этом следует отметить, что меры обеспечения производства по делу (направление на медицинское освидетельствование и отстранение от управления транспортным средством) применялись к Л. с соблюдением требований, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ, в присутствии понятых.

Что касается довода Л. о том, что судебными инстанциями было отказано в удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание понятых, то он не может повлечь отмену состоявшихся по делу судебных решений, поскольку по смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ судебными инстанциями выполнены, свои выводы об отсутствии оснований для допроса понятых мировой судья и судья районного суда мотивировали в определениях от 05 ноября 2009 года и 15 января 2010 года, эти выводы являются убедительными, обстоятельств, которые могли бы поставить их под сомнение, нет.

В надзорной жалобе Л. указывает о внесении в его отсутствие в протокол об административном правонарушении изменений, но этот довод не является основанием для признания названного документа недопустимым доказательством по делу. Из протокола об административном правонарушении и его копии, врученной Л. сотрудником ГИБДД непосредственно после составления (л.д. 64) видно, что после описания существа нарушения в протоколе дописаны наличествующие у Л. признаки опьянения. Однако, внесение в протокол об административном правонарушении таких дополнений не оказало влияния на существо инкриминируемого Л. правонарушения и квалификацию его действий. До внесения в протокол признаков опьянения существо нарушения в нем было описано должным образом, факт управления Л. транспортным средством в состоянии опьянения, имеющий правовое значение для квалификации действий по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в протоколе был отражен. Таким образом, Л. был осведомлен о том, в чем обвиняется, нарушение его права на защиту не усматривается. Более того, при описании события административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, не требуется перечисление признаков опьянения, но, в то же время их указание в протоколе недостатком не является.

Довод Л. о том, что протоколы о направлении на медицинское освидетельствование и об отстранении от управления транспортным средством его виновность не подтверждают и не опровергают, не соответствует действительности, поскольку в совокупности с другими доказательствами данные документы объективно подтверждают виновность Л. в совершении инкриминируемого ему деяния.

В числе других доводов Л. заявляет, что в ходе медицинского освидетельствования не были выполнены все необходимые исследования, в нарушение п. 16 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным, средством, утвержденной приказом Минздрава от 14.07.2003 N 308, проводился только один тест дыхания с использованием одного технического средства измерения, акт медицинского освидетельствования составлен не полностью. Данный довод нельзя признать состоятельным, поскольку, вопреки утверждению заявителя, исследование выдыхаемого воздуха производилось дважды с интервалом 20 минут и с использованием надлежащего технического средства измерения, что соответствует требованиям вышеупомянутой Инструкции. То обстоятельство, что в ходе медицинского освидетельствования не производился отбор биологического объекта, не противоречит названной Инструкции, согласно которой химико-токсикологическое исследование биологических объектов производится в случае наличия клинических признаков опьянения и отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе. Исследование клинических признаков опьянения при медицинском освидетельствовании не является обязательным, так как в соответствии с Примечанием к ст. 27.12 КоАП РФ (действовавшим на момент совершения инкриминируемого Л. правонарушения) для установления состояния опьянения достаточно показаний технических средств измерения о наличии превышения установленной законом пороговой концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе.

Довод Л. о том, что акт медицинского освидетельствования составлен неразборчиво, не может быть принят во внимание как надуманный.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 408 района Красносельский г. Москвы от 05 ноября 2009 года и решение судьи Мещанского районного суда г. Москвы от 15 января 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Л. оставить без изменения, надзорную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018