| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 апреля 2011 г. по делу N 4а-303/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу адвоката Доронкина Алексея Борисовича в защиту Г. на постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 28 декабря 2009 года и решение судьи Московского городского суда от 25 февраля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 28 декабря 2009 года Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Московского городского суда от 25 февраля 2010 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба адвоката Доронкина А.Б. в защиту Г. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе адвокат Доронкин А.Б. в защиту Г. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что ДТП фактически не было, а имела место аварийная ситуация, в ходе которой никакого контакта между транспортными средствами не произошло, имеющиеся на них повреждения образовались раньше в результате других ДТП; Г. не мог явиться в судебное заседание по причине болезни, о чем в суд были направлены по факсу оправдательные документы, однако, судья районного суда рассмотрел дело в отсутствие Г., лишив его возможности осуществления предоставленных ему законом прав и нарушив его право на защиту.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела и жалобы судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что 28 октября 2009 года в 19 часов 33 минуты Г., управляя автомашиной "..." государственный регистрационный знак "...", у дома * по проспекту * в г. *, будучи участником ДТП с автомашиной "..." государственный регистрационный знак "..." под управлением Л., в нарушение п. 2.5 ПДД РФ оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого являлся, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Факт совершения Г. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД; сведениями о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП и схемой места ДТП; письменными объяснениями второго участника ДТП Л. и ее показаниями, данными в рамках судебного заседания; протоколом об административном правонарушении, составленным в отношении Л. по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ за нарушение п. 8.4 ПДД РФ, а потому вывод судьи районного суда о наличии в действиях Г. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе защитник указывает, что ДТП фактически не было, а имела место аварийная ситуация, в ходе которой никакого контакта между транспортными средствами не произошло, имеющиеся на них повреждения образовались раньше в результате других ДТП.

Данный довод не может быть признан состоятельным, потому как вывод судебных инстанций о том, что между транспортными средствами "..." государственный регистрационный знак "..." под управлением Г. и "..." государственный регистрационный знак "..." под управлением Л. произошло ДТП, после чего Г. в нарушение п. 2.5 ПДД РФ место ДТП оставил, основан на совокупности вышеприведенных доказательств. В частности, об этом свидетельствуют письменные объяснения и показания Л., которая как в ходе досудебного производства по делу, так и в рамках его рассмотрения, категорически настаивала на том, что между названными выше транспортными средствами столкновение имело место, водитель автомашины "..." стал ругаться, после чего уехал с места ДТП. При этом в результате данного столкновения образовались повреждения на автомашине "..." (заднее правое крыло, две правые двери), которые зафиксированы в сведениях о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП. Не доверять письменным объяснениям и показаниям второго участника ДТП оснований не имеется, поскольку они не вступают в противоречие с совокупностью собранных по делу доказательств, а, напротив, объективно подтверждаются ими. Кроме того, сам Г. в ходе производства по делу не отрицал свое нахождение на месте ДТП. В своих объяснениях Г. оспаривал факт столкновения, но, тем не менее, из них следует, что он останавливался, водитель автомашины "..." показывал ему повреждения на своем транспортном средстве, уведомил его о вызове сотрудников ГИБДД, а затем закрылся в своем автомобиле, при этом, Г. "ждал 5 - 7 минут в надежде оформить все страховые формальности на месте, однако на его машине не было никаких следов, он не почувствовал никакого удара, даже не слышал звуков соприкосновения транспортных средств... У него не было оснований тратить свое рабочее время на ожидание сотрудников ГИБДД". Данные объяснения Г. в совокупности с перечисленными выше доказательствами свидетельствуют о том, что между транспортными средствами произошло столкновение, в результате которого на них образовались механические повреждения, и Г. был осведомлен об этом, в противном случае у него не имелось бы желания "оформить все страховые формальности на месте". Факт ДТП обязывал Г. действовать в строгом предписании с п. 2.5 ПДД РФ, однако он уклонился от выполнения предусмотренных данной правовой нормой обязанностей и оставил место ДТП, совершив виновное правонарушение, за что правомерно привлечен судом к административной ответственности.

По утверждению защитника, Г. не мог явиться в судебное заседание по причине болезни, о чем в суд были направлены по факсу оправдательные документы, однако судья районного суда рассмотрел дело в отсутствие Г., лишив его возможности осуществления предоставленных ему законом прав и нарушив его право на защиту.

Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы, поскольку из материалов дела видно, что, будучи извещенным о месте и времени рассмотрения дела через адвоката Доронкина А.Б. (л.д. 36), Г. в судебное заседание не явился, равно как и его адвокат, об отложении рассмотрения дела ни Г., ни его защитник, не ходатайствовали, а потому судья районного суда обоснованно рассмотрел дело в их отсутствие, при этом процессуальные требования КоАП РФ судьей нарушены не были. Рассматривая означенный довод защитника, надлежит учесть, что направленная по факсу в адрес суда копия больничного листа Г. поступила 28 декабря 2009 года в 10 часов 26 минут, о чем свидетельствует штамп экспедиции Бабушкинского районного суда г. Москвы (л.д. 39), тогда как рассмотрение дала было назначено на 28 декабря 2009 года в 09 часов 15 минут. Таким образом, на момент рассмотрения дела судья районного суда не был осведомлен о болезни Г., соответствующие документы к назначенному времени рассмотрения дела ему представлены не были. Более того, означенный документ, во всяком случае, не подтверждает уважительность причин неявки Г. в судебное заседание, поскольку из него не следует, что Г. страдал заболеванием, лишающим его возможности присутствовать при рассмотрении дела. В этой связи нельзя не принять во внимание, что на период времени, когда Г. находился на больничном листе, а именно, 23 декабря 2009 года адвокатом Доронкиным А.Б. был направлен запрос в страховую компанию "..." (л.д. 33), в котором он просил истребуемые документы выдать на руки Г. Данное обстоятельство говорит лишь о том, что Г. имел возможность посещать различные учреждения, а потому ничто не мешало ему явиться в судебное заседание и присутствовать при рассмотрении дела.

Утверждение защитника о том, что Г. был лишен возможности осуществления предоставленных ему законом прав, и о нарушении его права на защиту, является несостоятельным, поскольку Г. принимал участие в ранее назначенных в районном суде судебных заседаниях, свою позицию относительно обстоятельств вменяемого ему правонарушения высказал, она являлась предметом проверки в ходе судебного разбирательства. Также Г. совместно со своим защитником присутствовал при рассмотрении судьей Московского городского суда жалобы на постановление судьи районного суда. Таким образом, Г. реализовал свои процессуальные права, предусмотренные КоАП РФ, его право на защиту нарушено не было.

Судья Московского городского суда при рассмотрении жалобы на постановление судьи районного суда проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания судья районного суда учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 28 декабря 2009 года и решение судьи Московского городского суда от 25 февраля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении Г. оставить без изменения, надзорную жалобу адвоката Доронкина А.Б. в защиту Г. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018