| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 апреля 2011 г. по делу N 4а-349/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу У. на постановление мирового судьи судебного участка N 71 Головинского района г. Москвы от 08 июня 2010 года и решение судьи Головинского районного суда г. Москвы от 24 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 71 Головинского района г. Москвы от 08 июня 2010 года У. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Головинского районного суда г. Москвы от 05 августа 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба У. - без удовлетворения.

Постановлением заместителя председателя Московского городского суда от 25 октября 2010 года решение судьи Головинского районного суда г. Москвы от 05 августа 2010 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Головинский районный суд г. Москвы.

Решением судьи Головинского районного суда г. Москвы от 24 ноября 2010 года постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба У. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе У. просит об отмене постановления мирового судьи и решения судьи Головинского районного суда г. Москвы от 24 ноября 2010 года и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что у него не было мотивов для выезда на сторону встречного движения, поскольку на ул. * и * шоссе движение не интенсивно, но, если он и пересек сплошную линию разметки в районе пешеходного перехода, то его действия должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, так как это было соединено с поворотом налево; сотрудник ГИБДД неправильно отразил в схеме сведения относительно обстоятельств правонарушения, о чем свидетельствуют, в частности, представленные им фотографии, которые не были приняты судебными инстанциями к рассмотрению, а также скрыл наличие дорожного знака 4.1.2 "Движение направо" Приложения N 1 к ПДД РФ, в нарушении которого он был обвинен сотрудником ГИБДД изначально; несоответствие составленной сотрудником ГИБДД схемы реальной дорожной обстановке влекло необходимость назначения экспертизы; в постановлении мирового судьи неверно указаны обстоятельства правонарушения; в ходе допроса сотрудника ГИБДД судья районного суда не выяснял у него сведений относительно обстоятельств правонарушения; мировой судья необоснованно рассмотрел дело в его (У.) отсутствие, поскольку он не был извещен о месте и времени судебного заседания, а также проигнорировал ходатайство "не рассматривать дело в его отсутствие"; сотрудник ГИБДД отказался записать в протокол об административном правонарушении сведения о его фактическом месте проживания, а также приобщить к протоколу его изменения к схеме.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела и жалобы на постановление мирового судьи судебными инстанциями установлено, что 11 мая 2010 года в 14 часов 20 минут У., управляя автомашиной "..." государственный регистрационный знак <...>, у дома * по * шоссе в г. * нарушил требование дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, что не было соединено с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения У. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД с отраженной в нем схемой места нарушения ПДД; показаниями сотрудника ГИБДД И., данными в качестве свидетеля в рамках проверки доводов жалобы на постановление мирового судьи.

При таких обстоятельствах вывод мирового судьи о наличии в действиях У. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

По утверждению У., что у него не было мотивов для выезда на сторону встречного движения, поскольку на ул. * и * шоссе движение не интенсивно. Данный довод не опровергает вывод судебных инстанций о виновности У. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, поскольку перечисленные выше доказательства объективно свидетельствуют о том, что, следуя по ул. * в направлении * шоссе, У. выехал на сторону встречного движения в нарушение дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 ПДД РФ. Доказательства были исследованы судебными инстанциями в ходе судебного разбирательства и оценены по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, их достоверность и допустимость сомнений не вызывает.

Заявляя вышеуказанный довод об отсутствии мотивов для выезда на сторону встречного движения, У. в то же время указывает в надзорной жалобе, что, если он и пересек сплошную линию разметки в районе пешеходного перехода, то его действия должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, так как это было соединено с поворотом налево. С данным доводом согласиться нельзя, поскольку выезд на сторону встречного движения У. произвел до начала совершения маневра поворота, а потому это выезд не был сопряжен с поворотом налево. Также надлежит отметить, что согласно материалам дела У. выехал на сторону встречного движения до пешеходного перехода.

Довод У. о том, что сотрудник ГИБДД неправильно отразил в схеме сведения относительно обстоятельств правонарушения, о чем свидетельствуют, в частности, представленные им фотографии, которые не были приняты судебными инстанциями к рассмотрению, нельзя признать состоятельным. Каких-либо объективных данных, указывающих на несоответствие содержания схемы реальной организации дорожного движения, а также на искажение сотрудником ГИБДД обстоятельств правонарушения, в материалах дела не имеется. Изготовленная У. схема и представленные им фотографии не содержат существенных отличий в технических средствах организации дорожного движения, наличествующих на участке дороги, где У. вменяется выезд на сторону встречного движения в нарушение ПДД. Эти документы не опровергают сведений, зафиксированных в материалах дела. Что касается отсутствия в составленной сотрудником ГИБДД схеме дорожного знака 4.1.2 "Движение направо" Приложения N 1 к ПДД РФ, то данное обстоятельство не оказывает влияния на существо инкриминируемого У. правонарушения, несоблюдение этого знака ему не вменяется. Ссылка У. на то, что изначально сотрудник ГИБДД составил в отношении него протокол за нарушение упомянутого выше знака, не нашла своего подтверждения в ходе судебного разбирательства. Будучи допрошенным в рамках проверки доводов жалобы на постановление мирового судьи с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, сотрудник ГИБДД пояснил, что первоначально оформленный в отношении У. протокол был испорчен по причине неправильного указания в нем места совершения нарушения, а потому был составлен новый протокол, при этом квалификация действий У. не менялась.

Довод У. о том, что несоответствие составленной сотрудником ГИБДД схемы реальной дорожной обстановке влекло необходимость назначения экспертизы, не может быть принят во внимание, потому как такого несоответствия не выявлено, а, кроме того, для установления виновности У. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, не требуется специальных познаний.

Довод У. о том, что в постановлении мирового судьи неверно указаны обстоятельства правонарушения, является надуманным. Вопреки утверждению У., из постановления мирового судьи не следует, что он осуществлял движение по * шоссе. В данном судебном акте указано, что у дома * по * шоссе в г. * он выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, нарушив требование дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ.

Довод У. о том, что в ходе допроса сотрудника ГИБДД судья районного суда не выяснял у него сведений относительно обстоятельств правонарушения, не соответствует действительности.

Довод У. о том, что мировой судья необоснованно рассмотрел дело в его отсутствие, поскольку он не был извещен о месте и времени судебного заседания, а также проигнорировал ходатайство "не рассматривать дело в его отсутствие", не влечет удовлетворение жалобы. Из материалов дела видно, что мировой судья извещал У. о месте и времени рассмотрения дела по единственно известному адресу места его жительства, указанному в протоколе об административном правонарушении. Утверждение У. о том, что сотрудник ГИБДД отказался записать в протокол сведения о его фактическом месте проживания, не может быть признана достоверной, в том числе и по той причине, что У., имея реальную возможность давать объяснения относительно всех обстоятельств, тем не менее, не сделал в протоколе замечаний о недостоверности указанного адреса его места жительства. Более того, и впоследствии в ходе производства по делу в ходатайствах о продлении срока временного разрешения, в жалобе на постановление мирового судьи У. указывал только адрес, приведенный в протоколе, несмотря на то, что по его же утверждению дом, находящийся по этому адресу, снесен. Сведений о месте своего фактического проживания У. не сообщал. Таким образом, при отсутствии у мирового судьи иных данных о месте жительства У., его извещение о месте и времени рассмотрения дела по адресу, указанному в протоколе об административном правонарушении, следует признать надлежащим, а рассмотрение дела в отсутствие У. соответствующим требованиям, предусмотренным ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ.

Довод У. о том, что сотрудник ГИБДД отказался приобщить к протоколу об административном правонарушении его изменения к схеме, не может быть принят во внимание, поскольку объективных данных, свидетельствующих о его обоснованности, в материалах дела не имеется. В ходе дальнейшего производства по делу У. вправе был выражать несогласие с доказательствами, представленными в подтверждение его виновности, и данное право им было реализовано.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении У. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 71 Головинского района г. Москвы от 08 июня 2010 года и решение судьи Головинского районного суда г. Москвы от 24 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении У. оставить без изменения, надзорную жалобу У. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018