| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 апреля 2011 г. по делу N 4а-282/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу и дополнения к ней Ш. на постановление мирового судьи судебного участка N 158 района Бибирево г. Москвы от 27 декабря 2010 года и решение судьи Бутырского районного суда г. Москвы от 27 января 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 158 района Бибирево г. Москвы от 27 декабря 2010 года Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 8 месяцев.

Решением судьи Бутырского районного суда г. Москвы от 27 января 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Ш. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Ш. выражает несогласие с состоявшимися по делу судебными решениями, просит об отмене постановления мирового судьи и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что понятой А. в судебное заседание не вызывался; в личной беседе с ним (Ш.) он (А.) пояснил, что не осведомлен о том, что был указан в качестве понятого по настоящему делу, его остановили для участия в качестве понятого при оформлении документов другого лица.

В дополнении к надзорной жалобе от 21 марта 2011 года Ш. представил диктофонную запись с разговором, который по его утверждению состоялся с понятым А., и указал, что заявленное им ходатайство о вызове понятых мировым судьей не рассмотрено и не принято во внимание; акт медицинского освидетельствования является недопустимым доказательством, так как в нем неверно указаны его фамилия и год рождения; в материалах дела приведен неверный транзитный номер автомобиля; в протокол об административном правонарушении внесены изменения в отсутствие кого-либо.

В дополнении к надзорной жалобе от 30 марта 2011 года Ш. прикладывает объяснения, в которых указано, что они исполнены А.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 28 августа 2010 года в 03 часа 30 минут Ш., управляя транспортным средством "..." с транзитными номерами <... >, следовал в районе дома * по ул. * в * * района * области с признаками опьянения: запах алкоголя изо рта, изменение окраски кожных покровов, в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении Ш. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование и акту медицинского освидетельствования на состояние опьянения он от его прохождения отказался.

Факт совершения Ш. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения Ш.: "Прошу сделать независимую экспертизу в связи с тем, что мне были предоставлены мундштуки в незапечатанном виде (старые)"; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, пройти которое Ш. отказался, о чем им собственноручно произведена запись "не согласен"; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, согласно которому Ш. при наличии признаков опьянения - запах алкоголя изо рта, окраска кожных покровов, а также, отказавшись от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, отказался от прохождения медицинского освидетельствования; актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения, из которого следует, что Ш. пройти исследование с применением технических средств измерения отказался; письменными объяснениями понятого М.; показаниями сотрудников ГИБДД О. и К., данными в рамках рассмотрения дела мировым судьей; объяснениями Ш., который в ходе производства по делу не оспаривал факт отказа от прохождения медицинского освидетельствования, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Ш. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Довод Ш. о том, что понятой А. в судебное заседание не вызывался, заявленное им ходатайство о вызове понятых мировым судьей не рассмотрено и не принято во внимание, не соответствует действительности. Из материалов дела следует, что ходатайство Ш. о допросе понятых мировым судьей было удовлетворено. Признав необходимым допросить в ходе судебного разбирательства понятых М. и А., мировой судья принимал надлежащие и своевременные меры как к вызову М., так и к вызову А. Однако, обеспечить явку этих лиц в судебное заседание не представилось возможным, в связи с чем мировой судья счел необходимым рассмотреть дело в их отсутствие, мотивировав свои выводы в обжалуемом постановлении. Следует принять во внимание также, что, несмотря на неявку понятого М. в судебное заседание, мировому судье были представлены его письменные объяснения (л.д. 43). Эти объяснения получены сотрудником ГИБДД с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, так как предварительно М. были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 25.6, а также положения ст. 51 Конституции РФ, М. был предупрежден об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ. Сведения, которые М. сообщил об известных ему обстоятельствах, последовательны, непротиворечивы, полностью согласуются с совокупностью собранных по делу доказательств, а потому его объяснения обоснованно признаны мировым судьей достоверными относительно обстоятельств правонарушения и имеющими доказательственную силу.

В надзорной жалобе Ш. указывает, что понятой А. в личной беседе с ним (Ш.) пояснил, что не осведомлен о том, что был указан в качестве понятого по настоящему делу, его остановили для участия в качестве понятого при оформлении документов другого лица. В подтверждение этого в дополнении к надзорной жалобе от 21 марта 2011 года Ш. представил диктофонную запись с разговором, который по его утверждению состоялся с понятым А., а в дополнении к надзорной жалобе от 30 марта 2011 года - объяснения, в которых указано, что они исполнены А.

Между тем, данный довод Ш. и представленные им документы не опровергают соблюдение порядка направления его на медицинское освидетельствование, в том числе и участие А. в качестве понятого при применении данной меры обеспечения производства по делу. Такой вывод позволяет сделать совокупность перечисленных выше доказательств, каждое их которых было исследовано судебными инстанциями и получило должную оценку по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. В частности, участие двух понятых при направлении Ш. на медицинское освидетельствование объективно подтверждается наличием в соответствующем протоколе их анкетных данных и подписей, показаниями допрошенных в ходе судебного разбирательства сотрудников ГИБДД; а также тем обстоятельством, что при подписании всех процессуальных документов, составленных по факту применения мер обеспечения производства по делу, Ш. не сделал каких-либо замечаний или возражений относительно недостоверности изложенных в них сведений о понятых.

Что касается представленной Ш. диктофонной записи и письменных объяснений, в которых указано, что они исполнены А., то эти документы не могут быть признаны подтверждающими позицию Ш., потому как не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам ст. 26.2 КоАП РФ. Следует отметить, что из диктофонной записи невозможно установить кем, когда и при каких обстоятельствах она производилась, а также участников зафиксированного на ней диалога. Упомянутые выше объяснения также не позволяют сделать однозначный вывод о том, что их автором являлся А., они получены не процессуальным путем, в судебное заседание для дачи показаний А. по вызову не являлся. Более того, хотя означенные документы и невозможно признать относимыми по настоящему делу, нельзя не принять во внимание, что содержащаяся в них информация полностью противоречит совокупности собранных по настоящему делу доказательств.

Довод Ш. о том, что акт медицинского освидетельствования является недопустимым доказательством, так как в нем неверно указаны его фамилия и год рождения, не ставит под сомнение то обстоятельство, что в этом акте зафиксированы сведения о медицинском освидетельствовании, проводимом именно в отношении Ш., в ходе которого он отказался от нескольких видов исследований, тем более, что сам Ш. в жалобе на постановление мирового судьи (л.д. 55 - 56) подтвердил свое присутствие в наркологическом диспансерном отделении г. *, где "врачом была представлена коробка с распечатанными мундштуками ... он отказался дуть в трубку, так как неизвестно кому был предоставлен этот мундштук ранее ...".

Довод Ш. о том, что в материалах дела приведен неверный транзитный номер автомобиля, не влечет признание содержащихся в материалах дела документов недопустимыми доказательствами. Все процессуальные документы составлены в отношении Ш. при изложенных в них обстоятельствах и установленных судебными инстанциями. Кроме того, сам Ш. при подписании всех документов не указывал на неправильность приведенного в них транзитного номера его автомобиля.

Довод Ш. о том, что в протокол об административном правонарушении внесены изменения в отсутствие кого-либо, не влечет отмену состоявшихся по делу судебных решений. Из протокола об административном правонарушении (л.д. 2) и его копии, которая была представлена Ш. (л.д. 31), усматривается, что в данный протокол было внесено исправление относительно места совершения административного правонарушения, а также подлинник протокола содержит подпись свидетеля О., которая в копии протокола отсутствует. Между тем, наличие или отсутствие в протоколе подписи свидетеля не влияет на существо инкриминируемого Ш. правонарушения, сомневаться в том, что О. являлся очевидцем произошедших событий, поводов нет, поскольку он сообщил о них в ходе судебного разбирательства, будучи допрошенным с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ. Что касается исправления в протоколе относительно места совершения административного правонарушения, то оно не явилось существенным изменением в описании события административного правонарушения, которое могло бы повлечь нарушение права Ш. на защиту, либо повлиять на квалификацию его действий. Ш. знал, в чем обвиняется, и не оспаривал факт отказа от прохождения медицинского освидетельствования у врача. Протокол об административном правонарушении составлен в соответствии с требованиями ст. 28.2 КоАП РФ уполномоченным на то должностным лицом, существенных нарушений, которые могли бы повлечь признание его недопустимым доказательством по делу, не имеется.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 158 района Бибирево г. Москвы от 27 декабря 2010 года и решение судьи Бутырского районного суда г. Москвы от 27 января 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Ш. оставить без изменения, надзорную жалобу Ш. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018