| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 апреля 2011 г. по делу N 44а-388-2011

 

М.с. Азанова С.В.

С. Обухова О.А.

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда П.Н.Сурков, рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе Черепанова С.И. - защитника Т. на постановление мирового судьи судебного участка N 81 Чусовского муниципального района Пермского края от 08.02.2011 г. и решение судьи Чусовского городского суда Пермского края от 23.03.2011 г.,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 81 Чусовского муниципального района Пермского края от 08.02.2011 г. Т. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца за то, что 29.12.2010 г. в 12 час. 37 мин. после строения N <...> по ул. <...>, управляя автомобилем "марки 1" государственный регистрационный знак <...> регион, совершил обгон нескольких транспортных средств, движущихся вместе с ним в попутном направлении, в том числе трактор "марки 2" государственный регистрационный знак <...>, с выездом на полосу встречного движения в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" (л.д. 36-38).

Решением судьи Чусовского городского суда Пермского края от 23.03.2011 г. постановление мирового судьи судебного участка N 81 Чусовского муниципального района Пермского края от 08.02.2011 г. оставлено без изменения, жалоба Т. - без удовлетворения (л.д. 65-67).

В надзорной жалобе Черепанова С.И. - защитника Т., поступившей в Пермский краевой суд 06.04.2011 г., поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с их незаконностью и необоснованностью.

Дело об административном правонарушении в отношении Т. по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ истребовано в Пермский краевой суд 07.04.2011 г. и поступило - 18.04.2011 г.

Изучив дело об административном правонарушении, считаю доводы, изложенные в надзорной жалобе, с учетом положений пунктов 2-4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ не могут повлечь отмену или изменение судебных постановлений.

Согласно ст. 26.1 КоАП РФ при разбирательстве по делу об административном правонарушении выяснению подлежат обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а именно: наличие события административного правонарушения; виновность лица в совершении административного правонарушения; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Установление виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ.

Часть 4 ст. 12.15 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 настоящей статьи.

По части 4 статьи 12.15 КоАП РФ следует квалифицировать прямо запрещенные Правилами дорожного движения действия, которые связаны с выездом на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения (пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов, при применении Особенной части КоАП РФ").

Дорожный знак 3.20 "Обгон запрещен" запрещает обгон всех транспортных средств, кроме тихоходных транспортных средств, гужевых повозок, мопедов и двухколесных мотоциклов без коляски (Приложение N 1 к ПДД).

В нарушение указанного положения ПДД Т. выехал на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен", что свидетельствует о совершении им объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Т. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, подтверждается собранными по данному делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении <...> от 29.12.2010 г. (л.д. 3); рапортом инспектора ДПС ГИБДД по Чусовскому муниципальному району К. от 29.12.2010 г., подтверждающим факт совершения Т. после строения N <...> по ул. <...> обгона попутно движущихся транспортных средств с выездом на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" (л.д. 6); схемой места совершения административного правонарушения, которую Т. подписал без возражений (л.д. 4); письменными объяснениями водителя Ч., управлявшего трактором "марки 2" государственный регистрационный знак <...>, подтвердившего факт обгона его транспортного средства в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" автомобилем "марки 1" государственный регистрационный знак <...> с выездом на полосу дороги, предназначенную для встречного движения (л.д. 5), и его аналогичными показаниями, данными им качестве свидетеля в судебном заседании 08.02.2011 г. у мирового судьи (л.д. 36); показаниями инспектора ДПС ГИБДД ОВД Чусовского муниципального района Ш., составлявшего схему места совершения административного правонарушения и опрашивавшего водителя Ч., допрошенного в качестве свидетеля в судебном заседании 08.02.2011 г. у мирового судьи (л.д. 36 оборот), оцененными в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

Оснований не доверять указанным доказательствам у мирового судьи и судьи городского суда не имелось, данных, свидетельствующих о получении этих доказательств с нарушением требований закона, не установлено.

Вывод о наличии в действиях Т. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, сделан мировым судьей и судей городского суда на основании собранных по делу доказательств в их совокупности, оценка которым дана в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ. Квалификация по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ совершенного Т. правонарушения является правильной.

В надзорной жалобе защитник Т. приводит доводы о том, что протокол об административном правонарушении от 29.12.2010 г. составлен неразборчивым почерком (так вместо ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в протоколе указано ст. 12.15 4.4.), с исправлениями (исправлен государственный регистрационный знак автомобиля Т., первоначально было указано <...>, в дальнейшем <...>). Также защитник Т. указывает в жалобе на то, что Т. лишили возможности дать письменные объяснения в соответствующей графе протокола, дав лишь возможность сделать запись об ознакомлении со ст. 51 Конституции РФ.

Данные доводы не могут служить основанием к отмене обжалуемых судебных постановлений.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" в порядке подготовки дела к рассмотрению судья должен также установить, правильно ли составлен протокол об административном правонарушении с точки зрения полноты исследования события правонарушения и сведений о лице, его совершившем, а также соблюдения процедуры оформления протокола.

Существенным недостатком протокола является отсутствие данных, прямо перечисленных в ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ, и иных сведений в зависимости от их значимости для данного конкретного дела об административном правонарушении.

Несущественными являются такие недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела по существу.

В данном случае протокол об административном правонарушении от 29.12.2010 составлен инспектором ДПС К. разборчивым, поддающимся прочтению, почерком, из которого однозначно усматривается, что данный протокол составлен в отношении Т. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, а не "ст. 12.15 4.4. КоАП РФ".

То обстоятельство, что первоначально в протоколе об административном правонарушении государственный регистрационный знак автомобиля Т. был указан - <...>, а в последующем исправлен на - <...>, не является существенным недостатком протокола об административном правонарушении. В судебном заседании 08.02.2011 г. с участием Т. и инспектора ДПС Ш. указанный недостаток протокола мировым судьей был устранен, поскольку установлено и подтверждено названными лицами, что Т. 29.12.2010 г. в 12 час. 37 мин. после строения N <...> по ул. <...> управлял автомобилем, имеющим государственный регистрационный знак <...>.

Несоответствующим действительности является довод защитника Т. о том, что инспектор ДПС, составлявший в отношении Т. протокол об административном правонарушении, лишил последнего возможности дать письменные объяснения в протоколе. Из протокола об административном правонарушении усматривается, что Т. воспользовался своим правом дачи письменных объяснений по делу путем зачеркивания свободной области графы протокола об административном правонарушении "Объяснение лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении", поставив свою подпись в указанной части, а также за ознакомление со ст. 51 Конституции РФ (л.д. 3).

Довод надзорной жалобы защитника Т. о том, что в протоколе об административном правонарушении не конкретизировано место его составления, указано лишь "г. Чусовой", о недопустимости протокола в качестве доказательства по делу не свидетельствует. В силу положений ст. 26.1 КоАП РФ во взаимосвязи со ст. 29.5 КоАП РФ обстоятельством, подлежащим выяснению по делу об административном правонарушении, является место совершения лицом административного правонарушения, от установления которого зависит место его рассмотрения. В данном случае место совершения Т. административного правонарушения по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ установлено: <...>.

В надзорной жалобе защитник Т. приводит довод о том, что протокол об административном правонарушении оформлен с нарушениями требований ст. 28.2, ст. 25.6 КоАП РФ, указывая на то, что в нем в качестве свидетеля указан Ш., являющийся инспектором ДПС ГИБДД ОВД по Чусовскому муниципальному району.

Данный довод не влечет отмену вступивших в законную силу обжалуемых судебных постановлений.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ" поскольку органы и должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении, не являются участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП РФ, они не вправе заявлять ходатайства, отводы, а также обжаловать вынесенные по делу определения и постановления судей. Вместе с тем при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за административное правонарушение, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд указанных лиц для выяснения возникших вопросов.

Согласно ст. 25.6 КоАП РФ, свидетелем является лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению.

Нормы КоАП РФ не содержат запрета о допросе сотрудника ДПС ГИБДД в качестве свидетеля, что и было в последующем сделано мировым судьей при рассмотрении дела об административном правонарушении 08.02.2011 г.

Довод защитника Т. о том, что схема места совершения административного правонарушения не может служить доказательством по делу, так как она составлена с нарушением требований закона (после составления протокола об административном правонарушении инспекторы ДПС внесли в схему изменения, указав ширину проезжей части 8 метров), не может служить основанием к удовлетворению жалобы, поскольку порядок составления подобных схем нормами КоАП РФ не регламентирован. Кроме того, факт совершения Т. обгона попутно движущихся транспортных средств, в том числе трактора "марки 2" под управлением Ч., с выездом на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен", помимо названной выше схемы места совершения административного правонарушения, подтверждается и другими собранными по делу доказательствами, в частности, письменными объяснениями водителя Ч. от 29.12.2010 г. (л.д. 5) и его показаниями в качестве свидетеля в судебном заседании от 08.02.2011 г. (л.д. 36), которым в совокупности была дана надлежащая и мотивированная оценка, в правильности которой оснований сомневаться не имеется.

В надзорной жалобе защитник Т. приводит довод о том, что в схеме места совершения административного правонарушения указан только один понятой, что является нарушением.

Приведенный довод не влечет отмену обжалуемых судебных постановлений.

Согласно ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно в случаях, предусмотренных главой 27 КоАП РФ.

Как усматривается из материалов дела, при составлении протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Т. не была применена ни одна из перечисленных в главе 27 КоАП РФ мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как следствие, обязательное присутствие понятых по настоящему делу не требовалось.

Довод защитника Т. о том, что п. 11.5 ПДД необоснованно указан инспектором ГИБДД в протоколе об административном правонарушении, нельзя принять во внимание. Из обжалуемых судебных постановлений усматривается, что нарушение п. 11.5 ПДД в вину Т. не вменяется.

В надзорной жалобе защитник Т. утверждает, что умысла на совершение вменяемого Т. правонарушения у последнего не было, обгон попутно движущихся транспортных средств он совершил, действуя в состоянии крайней необходимости, а именно, с целью благополучного завершения маневра обгона и избежания аварийной ситуации.

Данный довод не может явиться основанием к удовлетворению жалобы и освобождению Т. от административной ответственности, поскольку каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о том, что выезд Т. на полосу встречного движения в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" совершен в состоянии крайней необходимости, в представленных материалах дела об административном правонарушении не имеется и защитником Т. в надзорной жалобе не приведено.

Довод защитника Т. о том, что заявленные Т. письменные ходатайства о приобщении документов мировым судьей не были рассмотрены, не обоснован и не соответствует действительности, поскольку из дела об административном правонарушении усматривается, что письменное объяснение Т. (л.д. 21-23), ходатайство о несогласии с изменениями, внесенными в схему места совершения правонарушения (л.д. 24), акт замера ширины проезжей части (л.д. 25, 26) были приобщены мировым судьей к материалам дела об административном правонарушении и в постановлении от 08.02.2011 г. им дана надлежащая правовая оценка, выводы должным образом мотивированы, оснований не согласиться с которыми не имеется.

Несостоятельным является довод надзорной жалобы защитника Т. о том, что мировой судья не удовлетворил ходатайство Т. о вызове и допросе в качестве свидетелей инспекторов ДПС К., Ш., свидетелей Р. и Ч.

Определением мирового судьи от 11.01.2011 г. указанное ходатайство Т. было рассмотрено и удовлетворено, мировым судьей определено вызвать названных лиц в качестве свидетелей для допроса (л.д. 13). В судебное заседание 08.02.2011 г. явились и давали показания Ч., водитель трактора "марки 2", и инспектор ДПС Ш. (л.д. 36). Р. в судебное заседание не явилась, так как находилась на больничном с ребенком (л.д. 35а), инспектор ДПС К. не явился по неизвестным причинам, однако из постановления мирового судьи не усматривается, что Т. настаивал на его повторном вызове. Кроме того, обстоятельства, связанные с недостатками протокола об административном правонарушении, который составлял К., были устранены путем допроса в качестве свидетеля инспектора ДПС Ш.

Довод надзорной жалобы защитника Т. о том, что мировым судьей дело об административном правонарушении рассмотрено не всесторонне и не объективно, является несостоятельным.

При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 26.11 КоАП РФ).

Мировым судьей проверены достоверность и допустимость всех имеющихся по делу доказательств, им дана надлежащая оценка.

В надзорной жалобе защитник Т. приводит довод о том, что судья городского суда не принял представленные им документы с целью отложения судебного заседания на другое время, свидетельствующие о нахождении Т. на больничном листе.

Данный довод не влечет отмену вступившего в законную силу решения судьи городского суда от 23.03.2011 г.

Как следует из материалов дела, и данное обстоятельство подтверждалось защитником Т., принимавшего участие в судебном заседании 23.03.2011 г., Т. был извещен о времени и месте рассмотрения указанного судебного заседания. Ни Т., ни его защитником, в том числе в самом судебном заседании, не было заявлено ходатайство об отложении рассмотрения жалобы на постановление мирового судьи от 08.02.2011 г., в связи с чем судья городского суда, оценив представленные защитником Т. медицинские документы, пришел к выводу о том, что нахождение Т. на больничном листе не является основанием для отложения дела, как следствие, принял решение о продолжении рассмотрения дела в его отсутствие.

То обстоятельство, что судебное заседание от 23.03.2011 г. судьей городского суда проведено без секретаря судебного заседания, не влечет отмену решения судьи от 23.03.2011 г.

Из материалов дела усматривается, что 23.03.2011 г. протокол судебного заседания не велся, все процессуальные действия, из числа указанных в ст. 30.6 КоАП РФ, судья городского суда выполнил самостоятельно.

Довод защитника Т. о том, что судья городского суда формально рассмотрел жалобу Т., не проверив должным образом все доводы жалобы, не является основанием для отмены обжалуемых судебных решений. Судья городского суда при рассмотрении жалобы Т. на постановление мирового судьи от 08.02.2011 г. проверил дело в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес обоснованное и законное решение, в котором дал надлежащую оценку всем имеющимся доказательствам по делу и всем доводам жалобы, сомнений которая не вызывает.

Наказание Т. назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3.8 и 4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения, фактических обстоятельств дела, личности лица, привлекаемого к административной ответственности, в минимальном размере.

Постановление о привлечении Т. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Иных доводов, способных повлечь отмену или изменение вступивших в законную силу судебных постановлений, в настоящей жалобе не приведено, и оснований для отмены постановления мирового судьи и решения судьи городского суда при рассмотрении надзорной жалобы и проверки законности обжалуемых судебных постановлений не установлено.

Руководствуясь ч. 1 ст. 30.12, ч.ч. 1, 2 ст. 30.13, п. 1 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 81 Чусовского муниципального района Пермского края от 08.02.2011 г. и решение судьи Чусовского городского суда Пермского края от 23.03.2011 г., вынесенные в отношении Т. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, оставить без изменения, жалобу Черепанова С.И. - защитника Т. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

П.Н.СУРКОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018