| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 мая 2011 г. по делу N 4а-458/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу М.А. на постановление мирового судьи судебного участка N 423 Тверского района г. Москвы от 20 августа 2010 года и решение судьи Тверского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 423 Тверского района г. Москвы от 20 августа 2010 года М.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Тверского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба М.А. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе М.А. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения, ссылаясь на то, что в состоянии опьянения он не находился, что подтверждается результатами пройденного им самостоятельно независимого исследования; процедура освидетельствования на состояние алкогольного опьянения была нарушена, соответствующий акт в его присутствии не составлялся, подписи, исполненные в акте от его имени, подделаны, слово "Согласен" написано не им и содержит исправления, которые не заверены; в проведении почерковедческой экспертизы ему было отказано; с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения он не согласился и настаивал на проведении медицинского освидетельствования, однако, инспектор ответил: "Мне и так все ясно"; понятые при применении мер обеспечения производства по делу не присутствовали, были приглашены уже после составления протокола об административном правонарушении и протокола об отстранении от управления транспортным средством, которые они подписали "под явным давлением инспекторов"; дело рассмотрено судебными инстанциями без соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что 22 мая 2010 года в 09 часов 30 минут М.А., следуя в районе дома *, строение * по ул. * в сторону * бульвара г. *, управлял транспортным средством "..." государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии опьянения, в нарушение п. 2.7 ПДД РФ, чем совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения М.А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и приложенным к нему бумажным носителем с результатами теста выдыхаемого воздуха, согласно которым у М.А. установлено состояние алкогольного опьянения, и М.А. с этими результатами согласился; рапортом сотрудника ГИБДД М. и его показаниями, данными при рассмотрении дела мировым судьей; показаниями сотрудника ГИБДД К., данными в рамках проверки доводов жалобы на постановление мирового судьи, а потому вывод судебных инстанций о наличии в действиях М.А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным.

При таких обстоятельствах довод М.А. о том, что в состоянии опьянения он не находился, является необоснованным, поскольку опровергается вышеприведенными доказательствами, которые исследованы судебными инстанциями при рассмотрении дела и жалобы, им дана надлежащая мотивированная оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. В частности, помимо зафиксированных в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и на бумажном носителе показаний технического средства измерения Алкотектор PRO-100 - 0,208 мг/л (при погрешности прибора +/-0,048 мг/л), о достоверности сведений относительно установленного у М.А. состояния опьянения свидетельствует наличие совокупности выявленных у него и отраженных в названном акте признаков опьянения - запах алкоголя изо рта, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица.

Что касается результатов пройденного М.А. самостоятельно независимого исследования и представленного им в ходе производства по делу бумажного носителя с результатами теста дыхания (л.д. 25), согласно которому наличия алкоголя у него не выявлено, то эти результаты не опровергают вывод судебных инстанций о виновности М.А. в совершении инкриминируемого ему деяния. Согласно означенному документу повторное исследование осуществлялось по истечении определенного промежутка времени (3 часа 45 минут) после освидетельствования, проведенного сотрудником ГИБДД, за который могло произойти естественное снижение концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе с учетом скорости естественного выведения (элиминации) алкоголя из организма (до 0,145 мг/л в час). Данные сведения представлены контрольной комиссией по рассмотрению результатов медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 74 - 75, 84), и сомнений не вызывают.

Таким образом, результаты пройденного М.А. самостоятельно исследования вовсе не свидетельствуют о его нахождении в трезвом состоянии на момент управления транспортным средством. Более того, в этой связи нельзя не принять во внимание, что согласно представленным НКБ N 17 ДЗ г. Москвы сведениям в ходе повторного обследования по личному заявлению М.А. помимо исследования выдыхаемого воздуха у освидетельствуемого проверялось наличие клинических признаков опьянения, а также была взята биопроба (мочи). При этом согласно результатам газохроматографического исследования концентрация этанола в моче составила 0,09 мг/л, врач пришел к заключению: "Установлен факт употребления алкоголя. Признаков алкогольного опьянения не выявлено". Данное заключение подтверждает выводы первого исследования, и дает основания сделать однозначный вывод о том, что в момент управления транспортным средством М.А. находился в состоянии опьянения, тем более, что в ходе медицинского освидетельствования был установлен факт употребления им алкоголя, хотя и не выявлено признаков опьянения.

По утверждению М.А., процедура освидетельствования на состояние алкогольного опьянения была нарушена, так как прибор для теста дыхания не был опломбирован, предъявлен ему с уже установленной трубкой для осуществления выдоха, распечатка с показаниями прибора ему не предъявлялась, соответствующий акт в его присутствии не составлялся, подписи, исполненные в акте от его имени, подделаны, слово "Согласен" написано не им и содержит исправления, которые не заверены. Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы, так как из материалов дела усматривается, что освидетельствование М.А. на состояние алкогольного опьянения проводилось с соблюдением требований, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ, надлежащим средством измерения и в соответствии с установленными правилами проведения такого освидетельствования, в присутствии понятых, подписями которых удостоверены факт совершения указанной меры обеспечения производства по делу и его результаты. Это подтверждается и показаниями допрошенных в ходе производства по делу сотрудников ГИБДД М. и К., которые категорически настаивали на том, что перед проведением освидетельствования М.А. был ознакомлен с документами на техническое средство измерения, освидетельствование проводилось в присутствии понятых, привлеченных из числа остановленных водителей, М.А. и понятые были ознакомлены как с составленным по факту проведенной процедуры актом, так и с бумажным носителем, с результатами освидетельствования М.А. был согласен, подписывая документы, ни М.А., ни понятые замечаний не имели. Не доверять показаниям сотрудников ГИБДД поводов нет, поскольку они получены с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, последовательны, непротиворечивы, согласуются как между собой, так и с письменными материалами дела. Показаниям понятых о том, что они подписывали процессуальные документы, но не присутствовали при проведении освидетельствования М.А., судебными инстанциями дана надлежащая мотивированная оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, которая сомнений не вызывает. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Равным образом по вышеизложенным причинам нельзя согласиться с доводом жалобы о том, что понятые при применении мер обеспечения производства по делу не присутствовали, были приглашены уже после составления протокола об административном правонарушении и протокола об отстранении от управления транспортным средством, которые они подписали "под явным давлением инспекторов".

Изложенные выше обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что процедура освидетельствования на состояние алкогольного опьянения должностным лицом была соблюдена, участие понятых обеспечено, соответствующий акт составлен в присутствии М.А., с бумажным носителем, на котором зафиксированы результаты теста дыхания, он был ознакомлен. В материалах дела не имеется каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать об обоснованности утверждения М.А. о том, что подписи, исполненные в акте от его имени, подделаны, слово "Согласен" написано не им, а потому данное утверждение не может быть принято во внимание.

Довод М.А. о том, что в проведении почерковедческой экспертизы ему было отказано, не ставит под сомнение законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, поскольку по смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ судьей районного суда выполнены, выводы об отсутствии оснований для удовлетворения соответствующего ходатайства мотивированы в определении от 17 ноября 2010 года. Обстоятельств, которые могли бы поставить под сомнение эти выводы, нет, имеющиеся по делу доказательства обоснованно были признаны судьей районного суда достаточными для рассмотрения дела по существу.

В числе изложенного М.А. заявляет в надзорной жалобе, что с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения он не согласился и настаивал на проведении медицинского освидетельствования, однако, инспектор ответил: "Мне и так все ясно". Данный довод нельзя признать соответствующим действительности, так как, исходя из содержания материалов дела, М.А. выразил согласие с результатами проведенного в отношении него освидетельствования. Из показаний сотрудника ГИБДД М. следует, что о проведении медицинского освидетельствования М.А. заявил только после составления протокола об административном правонарушении. При таких обстоятельствах в силу положений "Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, при отсутствии сведений о несогласии М.А. с результатами проведенного в отношении него освидетельствования на состояние алкогольного опьянения у должностного лица не было оснований для направления его на медицинское освидетельствование.

Довод М.А. о том, что дело рассмотрено судебными инстанциями без соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, является надуманным. Из материалов дела видно, что к выводу о виновности М.А. судебные инстанции пришли с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в рамках судебного разбирательства. Позиция М.А. судебными инстанциями была проверена, но не нашла своего подтверждения в ходе производства по делу, в связи с чем получила критическую оценку.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 423 Тверского района г. Москвы от 20 августа 2010 года и решение судьи Тверского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении М.А. оставить без изменения, надзорную жалобу М.А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018