| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 мая 2011 г. по делу N 4а-661/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу З. на постановление судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 30 декабря 2010 года и решение судьи Московского городского суда от 04 февраля 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 30 декабря 2010 года З. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и ей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год.

Решением судьи Московского городского суда от 04 февраля 2011 года указанное выше постановление судьи районного суда оставлено без изменения, жалоба З. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе З. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что участником ДТП она не являлась; дело рассмотрено формально, учтены только обстоятельства, изложенные владельцем автомашины "..." С., который заинтересован в исходе дела, при этом, в удовлетворении ее ходатайств о назначении автотехнической экспертизы отказано, видеоматериалы с камер наружного наблюдения ГИБДД не истребованы, меры к установлению и опросу свидетелей не приняты; в подразделение ГИБДД ее вызвали спустя месяц после событий, о которых указывает С., ее личность долгое время не устанавливалась.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела и жалобы на постановление судьи районного суда судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что 25 ноября 2010 года примерно в 18.00 часов З., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, в районе дома *, корпус * по * проспекту в г. * стала участником ДТП с автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, принадлежащим С., после чего в нарушение п. п. 2.5, 2.6 ПДД РФ оставила место дорожно-транспортного происшествия, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Факт совершения З. административного правонарушения и ее виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД; схемой места ДТП с описанием внешних повреждений транспортного средства "..."; письменными объяснениями второго участника ДТП С. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства, а потому вывод судьи районного суда о наличии в действиях З. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе З. заявляет, что участником ДТП она не являлась, столкновения с автомашиной "..." не было, движение по проезжей части ул. * она осуществляла в крайнем правом ряду, и автомашина "..." находилась слева от нее, тогда как у указанного транспортного средства повреждены левая задняя дверь и левое заднее крыло.

Данный довод нельзя признать состоятельным, потому как вывод судебных инстанций о том, что между транспортными средствами "..." под управлением З. и "..." под управлением С. произошло ДТП, после чего З. в нарушение п. п. 2.5, 2.6 ПДД РФ место ДТП оставила, основан на совокупности вышеприведенных доказательств. В частности, к таковым относятся письменные объяснения и показания второго участника ДТП С., который как в ходе досудебного производства по делу, так и в рамках его рассмотрения, категорически настаивал на том, что между названными выше транспортными средствами столкновение произошло, о чем он сообщил женщине, управлявшей автомашиной "...", однако, та данный факт проигнорировала и место ДТП оставила. При этом С. утверждал, что автомобиль "..." находился слева относительно его движения по ул. *, и совершил столкновение правой стороной с задней левой частью его (С.) автомобиля. Ставить под сомнение данное обстоятельство поводов нет, поскольку повреждения на автомашине "..." обнаружены именно с левой стороны (левое заднее крыло, левая задняя дверь), и они зафиксированы в описании внешних повреждений (л.д. 4). Не доверять письменным объяснениям и показаниям второго участника ДТП оснований не имеется, поскольку они получены с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, не вступают в противоречие с другими собранными по делу доказательствами, а, напротив, объективно подтверждаются ими. Перечисленные выше доказательства в совокупности с тем обстоятельством, что сама З. подтвердила свое нахождение на месте ДТП, свидетельствуют о том, что между транспортными средствами произошло столкновение, и З. была об этом осведомлена. Факт ДТП обязывал З. действовать в строгом предписании с п. п. 2.5, 2.6 ПДД РФ, однако, она уклонилась от выполнения предусмотренных данными правовыми нормами обязанностями и оставила место ДТП, совершив виновное правонарушение, за что правомерно привлечена судом к административной ответственности.

По утверждению З., дело рассмотрено формально, учтены только обстоятельства, изложенные владельцем автомашины "..." С., который заинтересован в исходе дела, при этом, в удовлетворении ее ходатайств о назначении автотехнической экспертизы отказано, видеоматериалы с камер наружного наблюдения ГИБДД не истребованы, меры к установлению и опросу свидетелей не приняты.

Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы, так как из материалов дела видно, что к выводу о виновности З. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, судебные инстанции пришли с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в рамках судебного разбирательства. Позиция З. судебными инстанциями проверена, однако, не нашла своего подтверждения, а потому получила критическую оценку по мотивам, изложенным в судебных актах, которые являются убедительными и правильными. Ходатайства З. о назначении экспертизы разрешены судебными инстанциями с соблюдением требований, предусмотренных ст. 24.4 КоАП РФ, выводы об отсутствии оснований к его удовлетворению мотивированы в определении судьи районного суда от 30 декабря 2010 года, а также в решении судьи Московского городского суда. Причин усомниться в правильности этих выводов нет, поскольку совокупность вышеприведенных доказательств однозначно подтверждает факт столкновения автомашин и при описанных выше обстоятельствах. Для установления виновности З. в нарушении п. п. 2.5, 2.6 ПДД РФ и совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, не требуется специальных познаний, а потому проведения экспертизы по настоящему делу не требовалось.

Утверждение З. о том, что не истребованы видеоматериалы с камер наружного наблюдения ГИБДД, не приняты меры к установлению и опросу свидетелей, не может быть признано заслуживающим внимания, потому как из материалов дела не следует, что обстоятельства произошедшего ДТП зафиксированы на видеокамеру, сведения о наличии очевидцев ДТП отсутствуют.

Что касается довода З. о заинтересованности С. в исходе дела, то с ним согласиться нельзя, так как в материалах дела не имеется каких-либо объективных данных, которые могли бы служить тому подтверждением.

Довод З. о том, что в подразделение ГИБДД ее вызвали спустя месяц после событий, о которых указывает С., ее личность долгое время не устанавливалась, не порождает сомнений в ее виновности в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Судья Московского городского суда при рассмотрении жалобы на постановление судьи районного суда проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания судья районного суда учел личность виновной, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 30 декабря 2010 года и решение судьи Московского городского суда от 04 февраля 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении З. оставить без изменения, надзорную жалобу З. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018