| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 мая 2011 г. N 22-884/2011

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего - Нечаевой Т.В.,

судей Клюсовой С.А. и Теске Н.А.,

при секретаре И.,

рассмотрела 12 мая 2011 года в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Германюка М.Ф. в защиту осужденного Т. на приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 11 марта 2011 года, которым

Т. <...>, <...>, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к лишению свободы сроком на два года с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком в три года.

На осужденного возложены следующие обязанности: проходить ежемесячную регистрацию в специализированном государственном органе, осуществляющем контроль за поведением условно осужденного, не менять без уведомления этого органа места жительства и работы.

Постановлено взыскать с Т. компенсацию морального вреда в сумме <...> рублей в пользу <ФИО3>

За <ФИО3> признано право в части возмещения материального вреда право на удовлетворение гражданского иска, вопрос о размере возмещения ущерба оставлен для разрешения в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Клюсовой С.А., выслушав адвоката Германюка М.Ф. и осужденного Т., полагавших, что приговор подлежит отмене по доводам жалобы, мнение представителя потерпевшей <ФИО3> - адвоката <ФИО4> и прокурора Григоряна Д.К., полагавших необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

Приговором суда Т. признан виновным в том, что он, управляя автомобилем, совершил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Согласно приговору Т. <...> около <...>, управляя принадлежащим ему технически исправным автомобилем <...> государственный номер <...>, следовал по автодороге <...> во <...> в направлении от <...> в сторону <...>

Приближаясь к нерегулируемому пешеходному переходу, расположенному на 36 километре + 600 метров указанной дороги со скоростью 40 километров в час, которая не обеспечивала ему возможности постоянного контроля за движением транспортного средства, Т. проявил преступное легкомыслие и невнимательность к дорожной обстановке и ее изменениям.

Указанные нарушения выразились в следующем: пешеход <ФИО6> пересекала проезжую часть автодороги в зоне пешеходного перехода слева направо относительно направления движения его автомобиля и, преодолев по проезжей части расстояние 7,7 метра, изменила направление движения в обратную сторону.

Когда <ФИО6> преодолела 6 метров в обратную сторону, Т., в нарушение п. 10.1, п. 14.1 "Правил дорожного движения", дорогу ей не уступил, мер к снижению скорости, вплоть до полной остановки транспортного средства своевременно не принял и совершил на <ФИО6> наезд, причинив ей комплекс телесных повреждений, в том числе и закрытую черепно-мозговую травму, квалифицирующуюся как тяжкий вред здоровью, от которых наступила смерть потерпевшей.

В судебном заседании Т. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе адвокат Германюк М.Ф. просит отменить приговор суда как незаконный ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, которые выражаются в том, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Полагает, что суд необоснованно отказал в назначении дополнительной автотехнической экспертизы, хотя автотехническая экспертиза проводилась по усеченным данным, версия подозреваемого Т. не была исследована в полном объеме, по ней не имеется надлежащего заключения и, соответственно, суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Просит приговор суда отменить, направив дело на новое судебное разбирательство.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав стороны, и, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что выводы суда о доказанности вины Т. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на доказательствах, проверенных в судебном заседании, надлежащим образом оцененных и подробно изложенных в приговоре.

Так, из показаний свидетеля <ФИО8>, данных в ходе предварительного и судебного следствия, следует, что <...> около <...> она вместе с Т. в его машине ехала в <...>. При подъезде к пешеходному переходу, увидела, что дорогу переходят две женщины, когда они дошли до середины, одна из них развернулась и бросилась бежать обратно. Т. попытался избежать наезда и выехал на разделительный газон, но наезда избежать не удалось.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля <ФИО9> следует, что она вместе с <ФИО6> переходила дорогу при изложенных обстоятельствах, она шла впереди, <ФИО6> - за ней. Видела, что <ФИО6>, пройдя примерно пять шагов, побежала обратно и была сбита автомобилем.

Виновность осужденного подтверждается и справкой по дорожно-транспортному происшествию, в соответствии с которой на осматриваемом 36 километре + 600 метров шоссе <...> зафиксированы данные, имеющие отношение к происшедшему; заключением эксперта согласно выводам которого смерть <ФИО6> наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, которая квалифицируется как тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшей.

В судебном заседании были исследованы также иные доказательства, которые согласуются с показаниями указанных лиц и подтверждают правильность установленных судом обстоятельств совершенного осужденным преступления.

Достоверность и допустимость доказательств виновности Т., приведенных в приговоре в обоснование выводов суда, сомнений не вызывает, поскольку они собраны с соблюдением требований УПК РФ.

Показания допрошенных по делу свидетелей согласуются между собой и с иными собранными по делу доказательствами. Оснований для оговора Т. кем-либо из допрошенных по делу лиц не усматривается.

Из материалов дела усматривается, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с соблюдением требований действующего уголовно-процессуального закона. Согласно материалам уголовного дела, права обвиняемого Т., в том числе его право на защиту, соблюдались в установленном порядке. Сторона защиты не была лишена возможности, как в ходе предварительного следствия, так и в процессе судебного разбирательства представлять доказательства по делу и осуществлять свои процессуальные права иными предусмотренными законом способами.

Так, из протокола судебного заседания следует, что участникам процесса судом были созданы надлежащие условия для реализации процессуальных прав и при разрешении вопроса о возможности окончания судебного следствия никто из них не возражал, заявив о наличии каких-либо дополнений и ходатайств.

Доводы кассационной жалобы являются неубедительными и противоречащими материалам дела, по существу сводятся к переоценке имеющихся доказательств и выводов суда. При этом суд в соответствии с требованиями закона оценил добытые доказательства в их совокупности, а сторона защиты в настоящее время фактически оспаривает только лишь относимость, достоверность и допустимость отдельных доказательств.

Суд, вопреки доводам жалобы, тщательно, всесторонне и объективно исследовал заключение эксперта-автотехника, мотивировав свои выводы в приговоре.

При анализе и оценке заключения автотехнической экспертизы следует исходить из того, что объектом экспертного исследования могут быть обстоятельства, связанные с фактическими действиями участников дорожного движения, и конкретные данные об обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия, надлежащим образом зафиксированные и имеющиеся в материалах уголовного дела. В приговоре суда надлежащим образом оценена достаточность и последовательность выводов эксперта-автотехника о несоответствии действий Т. требованиям Правил дорожного движения РФ.

Нельзя согласиться и с доводами жалобы о неполноте экспертного исследования версии Т., об отсутствии у эксперта данных о происшедшем, полученных со слов осужденного, что, по мнению автора жалобы, повлияло на правильность его выводов.

Так, в судебном заседании исследовался протокол следственного эксперимента с участием Т. и его защитника, в ходе которого, с учетом пояснений Т., было установлено направление движения, расстояние, которое преодолел пешеход до момента наезда, и время движения пешехода, и каких-либо замечаний после окончания данного действия от Т. и его защитника не поступало.

Из заключения эксперта-автотехника следует, что при проведении исследования учитывались как версия осужденного Т., так и показания свидетеля <ФИО9>, о чем прямо сделана отметка в заключении, и эксперт, с учетом всех данных, пришел к выводу, что скорость движения автомобиля под управлением осужденного Т., с учетом его показаний, составляла не менее 40 километров в час, и в сложившейся ситуации, с момента начала движения пешехода <ФИО6> в обратную сторону (по версии осужденного Т.) водитель Т. имел техническую возможность предотвратить наезд на пешехода.

Эксперт-автотехник <ФИО10>, допрошенный в судебном заседании, подтвердил заключение в полном объеме и после допроса осужденного и оглашения его показаний выводы эксперта не изменились.

Надлежащим образом суд дал оценку и выводу эксперта-автотехника по вопросу <...> заключения, правильно отметив в приговоре, что версия, которой пользовался эксперт-автотехник при исследовании обстоятельств происшествия, в судебном заседании тщательно исследовалась, но своего подтверждения не нашла.

Таким образом, в ходе предварительного и судебного следствия исследовались все версии не только осужденного, но и свидетеля <ФИО9>, при проведении экспертного исследования эксперт также учитывал данные, полученные, как со слов Т., так и свидетеля <ФИО9>, и с учетом всех указанных обстоятельств пришел к выводу о возможности предотвращения Т. наезда на потерпевшую <ФИО6>

Судом сделан правильный вывод об отсутствии сомнений в обоснованности заключения эксперта-автотехника в связи с тем, что экспертные исследования были выполнены им с соблюдением установленных законом норм и на основе имеющихся конкретных данных; а его выводы не содержат противоречий. Оснований сомневаться в компетенции эксперта-автотехника у суда не имелось, не имеется их и у судебной коллегии. С учетом данных обстоятельств суд правильно признал данное заключение достоверным. Оснований для проведения по делу дополнительных или повторных экспертиз не усматривается, и суд правильно отказал в проведении повторной экспертизы.

При таком положении судом сделан обоснованный вывод, что в ходе судебного разбирательства осужденный и его защитник не представили каких-либо новых данных, которые ставили бы под сомнение выводы эксперта-автотехника и служили основанием для проведения повторной экспертизы.

Доводы кассационной жалобы, по существу, сводятся к несогласию с выводами эксперта-автотехника, и не могут быть приняты во внимание, поскольку его заключение мотивировано, в заключении указано кем и на каком основании проводились исследования, их содержание, даны обоснованные и объективные ответы на поставленные перед экспертом вопросы и сделаны выводы. Заключение эксперта оценено судом в совокупности с другими имеющимися в материалах дела доказательствами. Оснований для переоценки выводов эксперта-автотехника не имеется.

С учетом данного заключения эксперта в приговоре приведено обоснованное опровержение доводов стороны защиты о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине пешехода <ФИО6>, а представленные стороной защиты версии не являются основанием для признания неправильными выводов эксперта-автотехника или выводов суда о виновности осужденного, поскольку полностью основаны только лишь на предположениях о невозможности предотвратить наезд на пешехода <ФИО6>

По смыслу закона, уголовная ответственность по статье 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортного происшествия и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь.

В соответствии с требованиями Правил дорожного движения РФ водитель Т. должен был выбрать такую скорость движения, которая обеспечивала бы ему возможность постоянного контроля за движением автомобиля, и был обязан уступить дорогу пешеходам, переходящим проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу

Предположения о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло в результате несоблюдения требований Правил дорожного движения пешеходом <ФИО6>, вследствие которого водитель Т. и совершил на нее наезд, судебная коллегия находит несостоятельными в связи с тем, что добытыми по делу доказательствами объективно установлена причинно-следственная связь между нарушениями требований правил дорожного движения водителем Т. и произошедшим в результате этих нарушений дорожно-транспортным происшествием.

Доводы стороны защиты, изложенные в кассационной жалобе, фактически сводятся к переоценке тех доказательств, которые были предметом исследований в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре. Других оснований незаконности и необоснованности обвинительного приговора защитник не приводит.

Как правильно указано в приговоре суда, причиной дорожно-транспортного происшествия послужило нарушение требований Правил дорожного движения РФ именно Т., заявления и доводы о невиновности которого к совершению преступления в установленном порядке проверены в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и мотивированно признаны несостоятельными.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что исследованным в судебном заседании доказательствам суд дал надлежащую оценку и пришел к правильному выводу о виновности Т.

Действиям осужденного судом дана надлежащая юридическая оценка.

Согласно приговору, при назначении Т. наказания суд в полной мере учел требования ст. 60 УК РФ, а также характер и степень общественной опасности совершенного преступления, сведения о личности виновного и другие обстоятельства, влияющие на наказание.

Назначенное осужденному наказание с учетом обстоятельств дела нельзя признать чрезмерно суровым либо чрезмерно мягким; оно справедливо, соответствует содеянному и закону. Потому оснований для отмены приговора или его изменения в этой части не имеется.

Согласно приговору суда, при разрешении заявленных по делу гражданских исков суд учел требования закона и, руководствуясь принципами разумности и справедливости, обоснованно удовлетворил исковые требования о компенсации морального вреда. Каких-либо данных, свидетельствующих о необходимости отмены или изменения приговора в этой части, не имеется.

Таким образом, по делу не допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, влекущих безусловную отмену приговора или его изменение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 11 марта 2011 года в отношении Т. <...> оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Германюка М.Ф. в защиту осужденного Т. - без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018