| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 июня 2011 г. по делу N 4а-963/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Фомин Д.А., рассмотрев надзорную жалобу А.А. на постановление мирового судьи судебного участка N 109 района Богородское г. Москвы от 19 августа 2010 года и решение судьи Преображенского районного суда г. Москвы от 07 сентября 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 109 района Богородское г. Москвы от 19 августа 2010 года А.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами.

Решением судьи Преображенского районного суда г. Москвы от 07 сентября 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи изменено в части уточнения назначенного А.А. наказания в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев, в остальной части постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба А.А. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе А.А. выражает несогласие с состоявшимися по делу судебными решениями, ссылаясь на то, что требование сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения являлось незаконным, так как пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения ему не предлагалось, соответствующий акт в материалах дела отсутствует; лица, указанные в качестве понятых в процессуальных документах, при применении мер обеспечения производства по делу участия не принимали, с его личностью не ознакомлены, порядок и основания проведения соответствующих мероприятий им не разъяснялся, на месте вменяемого правонарушения они отсутствовали, более того, возможно, эти лица являются сотрудниками ГИБДД; согласно постановлению мирового судьи правонарушение он совершил в 09 часов 45 минут, тогда как из протокола о направлении на медицинское освидетельствование следует, что на указанную процедуру он был направлен только в 09 часов 57 минут; в протоколе об отстранении от управления транспортным средством указаны ложные сведения, так как фактически от управления транспортным средством он отстранен не был, транспортное средство не задерживалось, не эвакуировалось и другому лицу не передавалось, что свидетельствует о том, что в состоянии опьянения он не находился и об отсутствии признаков опьянения; мировой судья назначил ему максимальное наказание, необоснованно признав, что ранее он привлекался к административной ответственности за аналогичное правонарушение; дело и жалоба на постановление мирового судьи рассмотрены формально.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 30 мая 2010 года в 09 часов 45 минут А.А., управляя автомашиной "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал в районе дома * с. * * района * области с признаком опьянения - запах алкоголя изо рта, отказался от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и не выполнил законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, нарушив п. 2.3.2 ПДД РФ и совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении А.А. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование он от его прохождения отказался.

Факт совершения А.А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения А.А.: "Мед. освидетельствование пройти отказываюсь, т.к. дома находится ребенок, который болен аллергией. С протоколом ознакомлен. Согласен"; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, согласно которому А.А. при наличии у него признаков опьянения - запах алкоголя изо рта, покраснение кожных покровов лица и, отказавшись от прохождения освидетельствования на месте, не согласился пройти медицинское освидетельствование по требованию сотрудника милиции в присутствии двух понятых; письменными объяснениями сотрудника ГИБДД К.; объяснениями защитника А., данными в рамках рассмотрения дела мировым судьей, а также объяснениями А.А., данными в ходе проверки доводов жалобы на постановление мирового судьи, в которых каждый из них подтвердил факт отказа А.А. от прохождения медицинского освидетельствования.

При таких обстоятельствах вывод мирового судьи о наличии в действиях А.А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе А.А. указывает, что требование сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения являлось незаконным, так как пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения ему не предлагалось, соответствующий акт в материалах дела отсутствует. По мнению А.А., обратное в ходе рассмотрения дела не доказано. Данный довод нельзя признать обоснованным, поскольку утверждение А.А. о том, что ему не предлагалось пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения опровергается представленными материалами, в частности, протоколом о направлении А.А. на медицинское освидетельствование и протоколом об административном правонарушении, в которых указано, что от прохождения освидетельствования на месте он отказался. При этом, подписывая указанные протоколы, А.А. не заявлял о недостоверности этих записей. Сотрудник ГИБДД К. также подтвердил в своих письменных объяснениях факт отказа А.А. от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Более того, в качестве основания для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения в упомянутых протоколах указаны признаки опьянения, наличие которых уже являлось достаточным основанием для направления А.А. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в силу "Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475. Таким образом, требование сотрудника милиции являлось законным. Также следует отметить, что положения ст. 27.12 КоАП РФ не содержат указания на необходимость проведения обязательного предварительного освидетельствования водителя транспортного средства сотрудником милиции на состояние алкогольного опьянения на месте до направления его на медицинское освидетельствование.

По утверждению А.А., лица, указанные в качестве понятых в процессуальных документах, при применении мер обеспечения производства по делу участия не принимали, с его личностью не ознакомлены, порядок и основания проведения соответствующих мероприятий им не разъяснялся, на месте вменяемого правонарушения они отсутствовали, более того, возможно, эти лица являются сотрудниками ГИБДД. Данный довод является несостоятельным, поскольку из вышеприведенных доказательств следует, что все меры обеспечения производства по делу применялись к А.А. в присутствии понятых, о чем свидетельствует наличие их анкетных данных и подписей в соответствующих протоколах. Кроме того, следует принять во внимание, что, подписывая все процессуальные документы, А.А. каких-либо замечаний относительно недостоверности записей о понятых не делал. Ссылка А.А. на то, что порядок и основания проведения соответствующих мероприятий понятым не разъяснялся, не может быть принята во внимание, поскольку каких-либо объективных данных, которые могли бы служить тому подтверждением, в представленных материалах не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено. Из содержания процессуальных документов, напротив, усматривается, что понятые понимали, что обязаны удостоверить ход и результаты совершения в их присутствии соответствующих процессуальных действий. Довод А.А. о том, что понятые были сотрудниками ГИБДД, не основан на материалах дела и является предположением.

В числе изложенного А.А. отмечает в надзорной жалобе, что в постановлении мирового судьи совершение правонарушения ему вменяется в 09 часов 45 минут, тогда как согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование на указанную процедуру он был направлен только в 09 часов 57 минут. Этот довод не дает оснований полагать, что мировым судьей неверно установлены обстоятельства вменяемого А.А. правонарушения, поскольку, описывая событие правонарушения, мировой судья указал, что в 09 часов 45 минут А.А. управлял автомашиной, а не отказался в это время от выполнения законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования.

Довод А.А. о том, что в протоколе об отстранении от управления транспортным средством указаны ложные сведения, так как фактически от управления транспортным средством он отстранен не был, опровергается соответствующим протоколом, из которого усматривается, что такая мера обеспечения производства по делу к А.А. была применена, основанием к тому явилось наличие у него признаков опьянения. Отстранение А.А. от управления транспортным средством удостоверено как подписью самого А.А., так и подписями понятых. Ставить под сомнение сведения, изложенные в упомянутом протоколе, оснований не имеется. Как утверждает заявитель, транспортное средство не задерживалось, не эвакуировалось и другому лицу не передавалось, что, по его мнению, свидетельствует о том, что в состоянии опьянения он не находился и об отсутствии признаков опьянения. Однако совершение или несовершение означенных действий в отношении автомашины А.А. не указывает на отсутствие у него признаков опьянения и не опровергает установленный судебными инстанциями факт его отказа от законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, который сам А.А. не оспаривал.

Довод А.А. о том, что мировой судья назначил ему максимальное наказание, необоснованно признав, что ранее он привлекался к административной ответственности за аналогичное правонарушение, не влечет удовлетворение жалобы. Из текста постановления видно, что, назначая А.А. наказание в виде лишения права управления транспортными средствами, мировой судья изложил срок наказания в цифровом обозначении 1 год 8 месяцев, но, в буквенном выражении в скобках указал один год шесть месяцев. Данное обстоятельство не оставил без внимания судья районного суда при рассмотрении доводов жалобы на постановление мирового судьи, который, исходя из принципа презумпции невиновности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, закрепленного в ст. 1.5 КоАП РФ, истолковал имеющееся противоречие в пользу А.А. и изменил постановление мирового судьи в этой части, определив А.А. наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев. Таким образом, утверждение А.А. о том, что ему назначено максимальное наказание, не соответствует действительности. При назначении наказания были учтены личность А.А., характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

С доводом А.А. о том, что дело и жалоба на постановление мирового судьи рассмотрены формально, согласиться нельзя. Из представленных материалов видно, что к выводу о виновности А.А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, судебные инстанции пришли с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 109 района Богородское г. Москвы от 19 августа 2010 года и решение судьи Преображенского районного суда г. Москвы от 07 сентября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении А.А. оставить без изменения, надзорную жалобу А.А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Д.А.ФОМИН

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018