| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 июня 2011 г. по делу N 4а-931/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Фомин Д.А., рассмотрев надзорную жалобу З.А. на постановление мирового судьи судебного участка N 377 Пресненского района г. Москвы от 16 ноября 2010 года и решение судьи Пресненского районного суда г. Москвы от 28 января 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 377 Пресненского района г. Москвы от 16 ноября 2010 года З.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Пресненского районного суда г. Москвы от 28 января 2011 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба З.А. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе З.А. выражает несогласие с состоявшимися по делу судебными актами и просит об отмене решения судьи районного суда, ссылаясь на то, что с результатами проведенного в отношении него освидетельствования на состояние алкогольного опьянения он согласен не был, просил направить его на медицинскую экспертизу, однако, сотрудник ГИБДД отказал ему в этом, фразу "Согласен" он (З.А.) написал в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения по требованию сотрудника ГИБДД, который оказывал на него давление; результатами пройденной им по собственной инициативе медицинской экспертизы подтверждено, что этанол в крови и моче отсутствует; сотрудник ГИБДД неправильно использовал техническое средство измерения; сотрудник ГИБДД повторно опрошен не был, несмотря на то, что он (З.А.) неоднократно ходатайствовал об этом; понятые при проведении процедуры освидетельствования не присутствовали, и это подтвердил один из них в ходе судебного разбирательства, указав, что оговорил его (З.А.), однако, его показания во внимание не приняты, а второй понятой не допрошен вовсе.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 19 августа 2010 года в 08 часов 15 минут З.А., следуя в районе дома * по ул. * в направлении ул. * в г. *, в нарушение п. 2.7 ПДД РФ управлял автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения З.А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и приложенным к нему бумажным носителем с результатами теста дыхания, из которых следует, что у З.А. установлено состояние опьянения, и с данным результатом он согласился; письменными объяснениями понятых С. и Х.; рапортом сотрудника ГИБДД З. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства; свидетельством о поверке прибора Алкотектор PRO-100 combi; справкой заместителя главного врача НКБ N 17 ДЗ г. Москвы по медицинской части, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях З.А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным.

По утверждению З.А., с результатами проведенного в отношении него освидетельствования на состояние алкогольного опьянения он согласен не был, просил направить его на медицинскую экспертизу, однако, сотрудник ГИБДД отказал ему в этом, фразу "Согласен" он (З.А.) написал в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения по требованию сотрудника ГИБДД, который оказывал на него давление. Данный довод нельзя признать состоятельным. Из вышеприведенных доказательств следует, что по результатам проведенного освидетельствования на состояние алкогольного опьянения у З.А. было установлено состояние опьянения (наличие абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе при исследовании прибором Алкотектор PRO-100 combi 0,074 мг/л). Согласно соответствующему акту с данным результатом З.А. согласился, что удостоверил своей подписью. Кроме того, факт согласия З.А. с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения удостоверен в означенном акте подписями понятых, а также подтверждается показаниями допрошенного в рамках рассмотрения дела мировым судьей сотрудника ГИБДД З., из которых следует, что З.А. был согласен с результатами проведенной в отношении него процедуры, желание пройти медицинское освидетельствование не высказывал, какого-либо давления на него не оказывалось. Не доверять упомянутому акту, а также письменным объяснениям понятых и показаниям сотрудника ГИБДД оснований не имеется, поскольку они объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, которые исследованы и оценены судебными инстанциями по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. Таким образом, версия З.А. о том, что он не был согласен с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, не нашла своего подтверждения в ходе судебного разбирательства при рассмотрении дела по существу. Исходя из положений "Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, при согласии З.А. с результатами проведенного в отношении него освидетельствования на состояние алкогольного опьянения у должностного лица отсутствовали основания для направления его на медицинское освидетельствование.

В надзорной жалобе З.А. заявляет, что результатами пройденной им по собственной инициативе медицинской экспертизы подтверждено, что этанол в крови и моче отсутствует. Между тем, данный довод и приложенные З.А. к надзорной жалобе протокол медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения НКБ N 17 ДЗ г. Москвы и справка о результатах химико-токсикологических исследований не опровергают факт управления З.А. транспортным средством в состоянии опьянения, поскольку согласно ответу заместителя главного врача НКБ N 17 ДЗ г. Москвы по медицинской части на ответ мирового судьи с учетом скорости естественного вытрезвления (элиминации) алкоголя из организма и времени, прошедшего между исследованиями выдыхаемого воздуха инспектором ДПС и в кабинете N 4 отделения медицинского освидетельствования на состояние опьянения НКБ N 17 (более двух часов), результаты медицинского освидетельствования, проведенного по личному заявлению З.А., не могут рассматриваться ни как подтверждающие, ни как противоречащие исследованию концентрации этанола инспектором ДПС.

В числе изложенного З.А. указывает, что сотрудник ГИБДД неправильно использовал техническое средство измерения, поскольку применил мундштук, бывший в употреблении, и закрывал выходное отверстие. Данный довод какими-либо объективными данными не подтверждается и не ставит под сомнение достоверность показаний технического средства измерения, зафиксированных в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и в приложенном к нему бумажном носителе. Из вышеприведенных доказательств усматривается, что освидетельствование З.А. на состояние алкогольного опьянения проводилось надлежащим средством измерения и в соответствии с установленными правилами проведения такого освидетельствования, в присутствии двух понятых, подписями которых удостоверены факт совершения указанной меры обеспечения производства по делу и его результаты. Помимо зафиксированных в акте освидетельствования на состояние опьянения и в бумажном носителе показаний технического средства измерения Алкотектор PRO-100 combi - 0,074 мг/л, о достоверности сведений относительно установленного у З.А. состояния опьянения свидетельствует наличие совокупности выявленных у него и отраженных в названном акте признаков опьянения - нарушение речи, резкое изменение кожных покровов лица, не соответствующее обстановке поведение.

Довод З.А. о том, что сотрудник ГИБДД повторно опрошен не был, несмотря на то, что он (З.А.) неоднократно ходатайствовал об этом, а также не допрошен один из понятых, не может повлечь удовлетворение жалобы. Из представленных материалов видно, что сотрудник ГИБДД З. был подробно допрошен мировым судьей в ходе судебного разбирательства, повторный допрос указанного лица не осуществлялся, поскольку обеспечить его явку в судебное заседание не представилось возможным по объективным причинам. Равным образом, мировым судьей принимались надлежащие меры к вызову в судебное заседание понятого Х., что положительных результатов не дало. Тем не менее, то обстоятельство, что не был допрошен понятой Х. и повторно сотрудник ГИБДД, не повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела, свои выводы о возможности рассмотреть дело в отсутствие названных лиц мировой судья мотивировал.

В качестве одного из доводов надзорной жалобы З.А. указывает, что понятые при проведении процедуры освидетельствования не присутствовали, и это подтвердил один из них в ходе судебного разбирательства, указав, что оговорил его (З.А.), однако, его показания во внимание не приняты. Данный довод, равно как и показания понятого С., опровергаются вышеперечисленными доказательствами, из которых видно, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проведено с соблюдением требований, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ, при наличии достаточных оснований полагать, что он находится в состоянии опьянения и в присутствии двух понятых С. и Х. Об этом свидетельствуют показания сотрудника ГИБДД, наличие анкетные данных и подписей понятых в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, их письменные объяснения, данные непосредственно после проведения процедуры освидетельствования с предварительным разъяснением положений ст. 51 Конституции РФ, а также предупреждением об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ. Таким образом, оснований усомниться в присутствии понятых при совершении указанного процессуального действия не имеется, в частности, и с учетом того обстоятельства, что при подписании акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения З.А. каких-либо замечаний относительно недостоверности записей о понятых не сделал. Более того, несмотря на то, что показаниям понятого С. мировым судьей дана критическая оценка, с которой нельзя не согласиться, следует отметить, что, заявляя в своих показаниях об оговоре З.А. при даче письменных объяснений, С., в то же время, подтвердил, что, видел как З.А. дул в трубку в патрульной автомашине. Данное обстоятельство в совокупности с вышеизложенным позволяет сделать однозначный вывод о том, что порядок проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения сотрудником ГИБДД нарушен не был.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении З.А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 377 Пресненского района г. Москвы от 16 ноября 2010 года и решение судьи Пресненского районного суда г. Москвы от 28 января 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении З.А. оставить без изменения, надзорную жалобу З.А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Д.А.ФОМИН

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018