| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 сентября 2011 г. по делу N 4а-1640/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Д. на постановление мирового судьи судебного участка N 393 Обручевского района г. Москвы от 29 апреля 2011 года и решение судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 25 мая 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 393 Обручевского района г. Москвы от 29 апреля 2011 года Д. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

Решением судьи Гагаринского районного суда от 25 мая 2011 года данное постановление изменено в части указания места совершения административного правонарушения у дома * по * проспекту в г. *, в остальной части постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Д. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Д. выражает несогласие с указанными судебными актами и просит о прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что он совершил незначительный наезд на разделяющую линию дорожной разметки, при этом он действовал в состоянии крайней необходимости во избежание столкновения с находящимся справа от него автомобилем, который резко принял в его сторону, после чего он (Д.) продолжил движение и повернул налево на разрешающий сигнал светофора; выезд на полосу встречного движения при повороте налево не подлежит квалификации по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ; при привлечении его административной ответственности были грубо нарушены процессуальные требования, предусмотренные ст. ст. 28.2, 25.6, ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ; сотрудники ГИБДД не могут являться свидетелями по делу, потому как совмещение процессуальных функций законом не допускается; в схеме места нарушения неправильно отражена траектория движения его транспортного средства, в силу чего он с ней не согласен, данный документ не имеет существенного значения для рассматриваемого дела; имеющаяся в материалах дела видеосъемка не отражает сведений о том, кем она производилась, из нее не следует, что автомобиль под его управлением совершил выезд на полосу встречного движения; сотрудники ГИБДД не могли видеть траекторию движения его автомобиля с места своего расположения; рассмотрение дела носило формальный характер.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

Судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что 28 марта 2011 года в 08 часов 50 минут Д., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал в г. * по ул. * в сторону * проспекта и у д. * по * проспекту совершил выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, чем нарушил требования п. 9.2 ПДД РФ и дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Д. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД Д.; схемой места нарушения ПДД; показаниями сотрудников ГИБДД Д. и К., данными в ходе судебного разбирательства, а потому вывод судебных инстанций о наличии в действиях Д.административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

По утверждению Д., он совершил незначительный наезд на разделяющую линию дорожной разметки, при этом он действовал в состоянии крайней необходимости во избежание столкновения с находящимся справа от него автомобилем, который резко принял в его сторону, после чего он (Д.) продолжил движение и повернул налево на разрешающий сигнал светофора.

Между тем, поводов для признания данного довода состоятельным не имеется, поскольку он не основан на собранных по настоящему делу доказательствах. Так, будучи допрошенными в ходе судебного разбирательства с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, сотрудники ГИБДД утверждали, что Д. выехал на полосу встречного движения всем корпусом автомобиля и проследовал по ней около 15 метров, данный выезд был соединен с обгоном грузового автомобиля. Показания сотрудников ГИБДД не опровергаются и письменными материалами дела, из которых не следует, что имела место какая-либо аварийная ситуация. Объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о том, что выезд на полосу встречного движения был осуществлен Д. во избежание столкновения, не имеется. Согласно перечисленным выше доказательствам этот выезд произведен Д. по иным причинам, а потому он не может расцениваться как вынужденный и совершенный в состоянии крайней необходимости. Признаков, предусмотренных ст. 2.7 КоАП РФ, в действиях Д. не установлено. Он обоснованно привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

В надзорной жалобе Д. отмечает, что выезд на полосу встречного движения при повороте налево не подлежит квалификации по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Данный довод не может быть принят во внимание, поскольку выполненный Д. выезд на полосу встречного движения не был соединен с поворотом налево, а совершен до выполнения этого маневра.

Довод Д. о том, что при привлечении его к административной ответственности были грубо нарушены процессуальные требования, предусмотренные ст. ст. 28.2, 25.6, ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ, не соответствует действительности. Протокол об административном правонарушении составлен с соблюдением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, уполномоченным на то должностным лицом. Ссылка Д. на ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ, необоснованна, поскольку в силу указанной правовой нормы присутствие понятых обязательно в случаях, предусмотренных главой 27 КоАП РФ, которой регламентировано применение мер обеспечения по делам об административных правонарушениях, к каковым составление протокола об административном правонарушении не относится, а потому присутствие понятых при его составлении не требуется. Что касается ссылки Д. на ст. 25.6 КоАП РФ, то она также необоснованна, потому как ст. 28.2 КоАП РФ не предусмотрено обязательное указание в протоколе об административном правонарушении свидетелей, в случае наличия очевидцев правонарушения неуказание их в названном протоколе не лишало Д. возможности ссылаться на данных свидетелей и ходатайствовать об их допросе в ходе рассмотрения дела.

Довод Д. о том, что сотрудники ГИБДД не могут являться свидетелями по делу, потому как совмещение процессуальных функций законом не допускается, несостоятелен. При рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также жалоб и протестов на постановления по таким делам в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд должностных лиц для выяснения возникших вопросов. В силу ст. 25.6 КоАП РФ свидетелем может являться любое лицо, которому известны фактические данные, на основе которых судья устанавливает наличие или отсутствие административного правонарушения. Как видно из материалов дела, сотрудники ГИБДД были вызваны мировым судьей в качестве свидетелей для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, что не противоречит нормам КоАП РФ, и допрошены в судебном заседании с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ.

По утверждению Д., в схеме места нарушения неправильно отражена траектория движения его транспортного средства, в силу чего он с ней не согласен, данный документ не имеет существенного значения для рассматриваемого дела. С данным доводом согласиться нельзя, поскольку схема содержит сведения об обстоятельствах вменяемого Д. правонарушения, ее содержание полностью согласуется с другими собранными по настоящему делу доказательствами, схема отвечает требованиям, предъявляемым к доказательствам ст. 26.2 КоАП РФ, а потому она обоснованно признана судебными инстанциями достоверной относительно обстоятельств правонарушения и имеющей доказательственную силу по настоящему делу.

В надзорной жалобе Д. указывает, что имеющаяся в материалах дела видеосъемка не отражает сведений о том, кем она производилась, из нее не следует, что автомобиль под его управлением совершил выезд на полосу встречного движения. Этот довод не может быть принят во внимание, поскольку упомянутая видеозапись не использована судебными инстанциями в качестве доказательства по настоящему делу.

Довод Д. о том, что сотрудники ГИБДД не могли видеть траекторию движения его автомобиля с места своего расположения, является надуманным и основанным на предположении, он опровергается показаниями сотрудников ГИБДД, из которых следует, что они являлись очевидцами совершенного Д. выезда на полосу встречного движения. Не доверять показаниям сотрудников ГИБДД поводов нет.

Довод Д. о том, что рассмотрение дела носило формальный характер, не соответствует действительности. К выводу о виновности Д. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, судебные инстанции пришли с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства. Положения ст. 24.1 КоАП РФ судебными инстанциями соблюдены.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 393 Обручевского района г. Москвы от 29 апреля 2011 года и решение судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 25 мая 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Д.оставить без изменения, надзорную жалобу Д. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018