| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 сентября 2011 г. N 44А-151/2011

 

И.о. председателя Липецкого областного суда Беседин А.В., рассмотрев надзорную жалобу Р.С. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 3 июня 2011 года, и решение судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 27 июня 2011 года,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 3 июня 2011 года Р.С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 27 июня 2011 года постановление оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Р.С. просит об отмене судебных постановлений, указывая на то, что судья дал ненадлежащую оценку представленным доказательствам. Доводы жалобы сводятся к обоснованию отсутствия вины в совершении правонарушения (невозможность "продуть прибор" для медицинского освидетельствования по состоянию здоровья).

Изучив материалы дела, проверив изложенные в жалобе доводы, прихожу к выводу об отсутствии оснований для отмены судебных постановлений.

В силу п. 2.3.2. Правил дорожного движения РФ водитель транспортного средства обязан проходить освидетельствование на состояние опьянения по требованию сотрудника милиции, если такое требование является законным.

Согласно ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

В соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Собранные по делу доказательства в их совокупности, не оставляют сомнений в совершении Р.С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

На основании собранных доказательств, судьей правильно установлено, что 1 апреля 2011 года в 4 час. 10 мин. на пр. Победы около дома N 19А г. Липецка Р.С. управлял автомобилем "Хонда Цирвик" рег. знак <...>, находясь в помещении "Л" по адресу: <...>, не выполнил законное требование сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждены протоколом об административном правонарушении, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 1 апреля 2011 года, письменными объяснениями свидетелей К.А., З.В. - инспекторов ГИБДД в день правонарушения, их показаниями, а также показаниями врача психиатра-нарколога К.Е. в суде.

Заявлений об обстоятельствах, способных повлечь иной исход дела, при составлении протоколов от Р.С. не последовало.

Довод Р.С. о том, что он не отказывался от прохождения медицинского освидетельствования, противоречит собранным доказательствам.

Так, согласно показаниям инспектора ГИБДД К.А. при несении им службы совместно с инспектором З.В. был остановлен автомобиль под управлением Р.С., у которого имелись признаки алкогольного опьянения. В присутствии понятых ему было предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения. Прибыв в "Л", Р.С. несколько раз продувал прибор, но результата не было, т.к. полного выдоха воздуха им не производилось. В связи с чем врачом был сделан вывод об отказе от прохождения медосвидетельствования.

Аналогичные показания дал инспектор ГИБДД З.В.

Врач психиатр-нарколог ГУЗ "Л" К.Е. показала, что проводила медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения Р.С. Р.С. умышленно не продувал аппарат до конца, без видимых причин неоднократно прекращал выполнять указанную манипуляцию. На проблемы со здоровьем не указывал, сложностей с речью при разговоре не было. Был многословен. Никаких препятствий для продувания прибора не имелось.

Основания для критической оценки названных свидетелей отсутствуют. В личных взаимоотношениях с Р.С. они не находятся, и данных о наличии у них заинтересованности в искажении действительности обстоятельств дела, либо оговоре Р.С., не имеется.

Мотивы отказа от выполнения требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, не связаны с крайней необходимостью (ст. 2.7 КоАП РФ), правового значения не имеют.

Согласно п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", в качестве отказа от освидетельствования, заявленного медицинскому работнику, следует рассматривать не только отказ от медицинского освидетельствования в целом, но и отказ от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования.

Как указано в акте медицинского освидетельствования Р.С. после неоднократной попытки, так и не продул в аппарат, умышленно прерывая дыхание, что было правильно расценено врачом-наркологом как отказ пройти освидетельствование.

Поводом для предъявления Р.С. требования о прохождении медицинского освидетельствования, как указано в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, явилось наличие признака опьянения - запах алкоголя из полости рта, что свидетельствует о законности этого требования.

Право сотрудника ГИБДД требовать от водителей прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения определено п. 14 ст. 13 Закона "О полиции".

При таких обстоятельствах у мирового судьи имелись основания для привлечения Р.С. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Р.С. не представил доказательств невозможности продуть аппарат из-за имеющегося у него заболевания (парализация левой части лица), поэтому этот довод признается несостоятельным.

То обстоятельство, что у Р.С. для проведения освидетельствования не были взяты кровь, моча, не может повлечь иной исход дела.

Порядок исследования на предмет определения состояния опьянения образцов биологических сред - крови и мочи предусмотрен "Инструкцией медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством" и "Правилами определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденными постановлением Правительства РФ N 475 от 26.06.2008 года.

Согласно указанным Инструкции и Правилам, в каждом случае конкретную медицинскую технологию для определения алкоголя в выдыхаемом воздухе, конкретный биологический объект, отбираемый для направления на лабораторное химико-токсикологическое исследование, определяет врач (фельдшер), проводящий освидетельствование.

Довод Р.С. о том, что в судебное заседание для дачи показаний не были вызваны понятые, также не может повлечь иной исход дела.

В силу ст. 25.7 КоАП РФ целью участия понятых в административном производстве является удостоверение соответствующих юридически значимых обстоятельств.

В данном же случае сам факт законного требования сотрудника ГИБДД пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, для удостоверения которого приглашались понятые М.А., В.Л., подтвержден достаточными доказательствами. Оснований для их допроса в судьей не имелось.

Доказательства, свидетельствующие о том, что Р.С. чинились препятствия в прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения по требованию сотрудников полиции, отсутствуют.

Данных, свидетельствующих о том, что Р.С. желал, но был незаконно лишен возможности пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, также не имеется.

Процессуальных нарушений, влекущих в силу ст. 30.7 КоАП РФ отмену постановления и (или) решения по жалобе на постановление, не допущено.

Административное наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ с учетом положений ст. 4.1 КоАП РФ и является минимальным.

Руководствуясь ст. 30.17 КоАП РФ, и.о. председателя суда

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 3 июня 2011 года и решение судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 27 июня 2011 года оставить без изменения, надзорную жалобу Р.С. без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

И.о. председателя суда

БЕСЕДИН А.В.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018