| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 октября 2011 г. по делу N 22-5102-2011

 

Судья Варвашенина Л.А.

Докладчик Волосская И.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    Председательствующего: Алешиной Л.И.

    Судей:                 Волосской И.И., Филатовой А.А.

    При секретаре:         Ч.,

рассмотрела в судебном заседании 03 октября 2011 года кассационные жалобы осужденного Н., адвоката Шлыкова Р.В. на приговор Коченевского районного суда Новосибирской области от 11 июля 2011 года, которым:

Н.,

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, с лишением права управления транспортными средствами сроком на 2 года, с отбыванием наказания в колонии-поселения.

Срок отбытия наказания исчислен с 11 июля 2011 года.

Н. признан виновным и осужден за нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека Д., совершенное им 30 октября 2010 года на 1419 км. автодороги "Байкал" в Коченевском районе Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Подсудимый Н. в судебном заседании виновным себя в предъявленном обвинении не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Волосской И.И., объяснения осужденного Н., мнение адвокатов Шлыкова Р.В., Наземцевой Л.Е., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Богера Д.Ф., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Н. просит приговор суда отменить, уголовное дело прекратить за непричастностью его к совершению преступления.

По доводам жалобы, доказательств его виновности нет, преступления не совершал, на полосу встречного движения не выезжал, Правил дорожного движения не нарушал.

Указывает на то, что содержание схемы ДТП, представленной ему при ознакомлении с делом, не соответствует действительности.

Обращает внимание на то, что в ходе осмотра места происшествия следователь протокол осмотра места происшествия не вела, допрос его внука был проведен на месте происшествия без участия педагога и психолога.

Кроме этого, в материалах дела изначально имелся снимок места столкновения автомобилей, однако впоследствии данного снимка в деле не оказалось.

Сотрудники ДПС С. и С.1 на месте ДТП видели детали, стекло, фары, привод автомобиля, которые находились справа и слева у разделительной полосы. При этом, со стороны Новосибирска проезжало много автомобилей, замеры стали производить в 10 часов, столкновение произошло в 06 часов 15 минут.

Показания свидетеля С. о следах торможения его автомобиля, по мнению осужденного, свидетельствует о том, что сначала произошло столкновение, после чего колеса его автомобиля дали "юз".

Кроме этого, осужденный указывает, что свидетельством того, что его автомобиль и фургон не сталкивались, является заключение химической экспертизы, согласно которой краска с его автомобиля и частицы краски, изъятой с прицепа, не совпадают по морфологическим признакам.

По мнению автора жалобы, свидетель М. не мог видеть, как его автомобиль "ушел" в кювет.

Обращает внимание на то, что по заключению эксперта, в крови Д. был обнаружен алкоголь, что указывает на то, что показания потерпевшей и свидетеля К. о том, что погибший не употреблял спиртное, управлял транспортным средством в трезвом состоянии, не правдивы.

Осужденный указывает, что его водительский стаж составляет 36 лет, участником ДТП никогда не был, административных правонарушений в области дорожного движения он не совершал, к уголовной ответственности не привлекался.

Осужденный также указывает, что суд, назначая отбывание наказания в колонии-поселения, в нарушение п. 11 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, изменил ему меру пресечения на заключение под стражу. Указание суда об этом и исчислении срока отбывания наказания с 11 июля 2011 года просит исключить из приговора, указав в нем о самостоятельном следовании к месту отбывания наказания.

При назначении наказания, по мнению автора жалобы, судом необоснованно было учтено, что им не предпринимались попытки выражения потерпевшей стороне соболезнования, сочувствия, и возмещения материального и морального вреда, и просит исключить указанное из приговора.

Кроме этого, осужденный просит учесть его намерение возместить ущерб потерпевшей, его нахождение под стражей около 3 месяцев, состояние его здоровья, возраст, наличие хронических заболеваний.

В кассационной жалобе адвокат Шлыков Р.В. ставит вопрос об отмене приговора суда и прекращении уголовного дела в связи с непричастностью Н. к преступлению.

По доводам жалобы, вывод суда о виновности Н. в совершении преступления не подтверждается достаточной совокупностью доказательств.

Указывает, что в ходе следствия и в судебном заседании Н. последовательно утверждал, что двигался за грузовым автомобилем "Вольво" с полуприцепом, обгон его не совершал, столкновение произошло на его полосе движения.

Автор жалобы обращает внимание, что уже после столкновения с автомобилем "ВАЗ", автомобиль Н. начал "юзить".

Обращает внимание на то, что схема к протоколу осмотра была представлена Н. только при ознакомлении с материалами дела, и с ней он был сразу же не согласен.

Свидетель М. схему ДТП увидел впервые в судебном заседании и пояснил, что на месте происшествия не осматривал тормозные пути столкнувшихся автомобилей, соответствуют ли следы "юза" на схеме, указанный свидетель также не мог утверждать, так как он их не видел.

Согласно заключению химической экспертизе N 16508 от 22 декабря 2010 года частицы ЛКП, изъятые с багажника автомобиля Тойота, отличаются по морфологическим признакам от частиц ЛКП, изъятых с диска левого переднего колеса и поверхности "полетного" ящика полуприцепа, что по мнению автора, так же свидетельствует, что Н. не обгонял автомобиль "Вольво".

Полагает, что суд данные обстоятельства не учел и необоснованно положил в основу приговора выводы автотехнической экспертизы, полученной до проведения химической экспертизы. Выводы автотехнической экспертизы, противоречат заключению химической экспертизы и основаны на обстоятельствах, которых в действительности не было.

По мнению автора жалобы, суд необоснованно отказал стороне защиты в допросе эксперта Л., чьи показания могли повлиять на выводы суда о виновности Н., тем самым нарушено право Н. на защиту.

Кроме того, в ходе проведения предварительного следствия следствием были нарушены нормы УПК РФ.

Так, протокол осмотра места происшествия от 30 октября 2010 года был составлен с помощью технического средства - компьютера и принтера, которых на месте осмотра не было. Понятые С. и Ч. пояснили, в ходе личной беседы, что протокол осмотра они подписали сразу на трассе, а напечатанный следователем протокол и схему ДТП они подписали через два дня после случившегося, и не читая.

Кроме этого, суд исключив применение Н. маневра вправо и столкновение с грузовым автомобилем Вольво, допустил существенные противоречия.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Н., адвоката Шлыкова Р.В., представитель потерпевшего Д. - адвокат К., государственный обвинитель Заборовский И.В., считая приговор суда законным, обоснованным и мотивированным, просят оставить его без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного Н., адвоката Шлыкова Р.В., возражения на них, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

Выводы суда о виновности Н. в совершении преступления основаны на совокупности доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, получивших надлежащие анализ и оценку в приговоре суда.

Доводы жалоб о том, что в действиях Н. отсутствует состав преступления, Правил дорожного движения не нарушал, на встречную полосу не выезжал, столкновение произошло на его полосе движения, проверялись судом, не нашли своего подтверждения, опровергнуты совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, из показаний свидетеля М. следует, что двигаясь 30 октября 2010 года рано утром на автомобиле Вольво из Новосибирска в сторону Москвы, он видел, что позади него, в попутном с ним направлении, на полосе встречного для данного автомобиля движения движется еще один автомобиль и совершает маневр обгона его автомобиля, навстречу двигался еще автомобиль, и он понял, что легковой автомобиль, двигавшийся позади его, выехал на обгон, набрал скорость, но сбросить скорость и вернуться на свою полосу движения за его автомобилем, не успеет. В этот момент, автомобиль, идущий во встречном ему направлении, по прежнему двигался прямо, не меняя траектории движения. Расстояние между встречным автомобилем и автомобилем, идущим на обгон, было недостаточным для безопасного завершения обгона его автомобиля, и он понял, что столкновение неизбежно. Расстояние между автомобилями сокращалось, после чего он услышал звук, похожий на соприкосновение металла с металлом, а затем увидел, что свет фар автомобиля, шедшего позади него по встречной полосе, ушел влево в кювет по ходу его движения. После остановки, он увидел, что из данного автомобиля вышел мужчина и ребенок. В этом же кювете на боку лежал автомобиль ВАЗ, из которого вытащили молодого мужчину. Столкновение машин произошло на встречной для него полосе движения и позади его.

Из показаний свидетеля Н.1 видно, что 30 октября 2010 года рано утром он ехал в автомобиле с дедом Н., увидел яркий свет фар в лобовое стекло, в метрах 20 - 30 слева впереди, а справа - задний борт и горящие левые и правые стоп-сигналы красного цвета грузового автомобиля типа фуры, двери сзади распашные, труба посередине. Левый стоп-сигнал фуры был посередине капота их машины. Свет фар становился ярче и ярче, он закрыл глаза и почувствовал удар в переднюю часть их машины и она поехала в левый кювет, где и остановилась, а в 75 - 100 метрах от них лежала машина 9-ой модели.

Свидетель К., осматривавший машины, пояснил, что по направлению движения автомобилей и их повреждениям можно судить о том, что имел место смещенный лобовой удар и потерпевший Д. двигался по своей полосе.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на левой обочине и частично на левом крае проезжей части дороги в западном направлении от километрового знака "1419" (на полосе движения автомобиля под управлением Д.) имеется обильная, протяженностью 53 метра, осыпь стекла, мелких пластмассовых и металлических частей автомобилей (л. д. 5 - 20).

Согласно выводов заключения автотехнической экспертизы, автомобиль Тойота сместился влево, в результате чего произошло контактирование между левой передней боковой частью автомобиля ВАЗ и левой передней боковой частью автомобиля Тойота. Место столкновения указанных транспортных средств вероятнее всего расположено в районе границы левого края проезжей части и левой обочины, на полосе движения автомобиля ВАЗ. В данной дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля ВАЗ должен был руководствоваться требованиями п. 10.1 Правил дорожного движения РФ, водитель Тойоты должен был руководствоваться требованиями пунктов 9.10 и 11.1 указанных правил (л. д. 91 - 94).

По заключению судмедэксперта N 171 от 01 ноября 2010 года, смерть Д. наступила от острой кровопотери, явившейся осложнением тупой сочетанной травмы головы, туловища и конечностей. Смерть наступила за 2 - 2,5 суток до исследования (л. д. 88 - 90).

Указанные выше и в приговоре доказательства согласуются между собой и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, являются допустимыми и достоверными, обоснованно положены в основу приговора.

С учетом вышеприведенных показаний свидетелей, исследованных судом доказательств, всех обстоятельств дела, установленных в судебном заседании, суд, пришел к правильному выводу о виновности Н. в нарушении Правил дорожного движения, повлекших по неосторожности смерть человека.

Показания Н. о невиновности, его версия произошедшего столкновения, получили надлежащую оценку суда.

Доводы жалоб о недопустимости протокола осмотра места происшествия и о том, что схема ДТП не соответствует действительности, проверялись судом, не нашли своего подтверждения и обоснованно отвергнуты. Выводы суда в данной части мотивированны и оснований не согласиться с ними судебная коллегия не усматривает.

Показания свидетелей С. и С.1, на которые ссылаются авторы жалоб, не противоречат доказательствам, исследованным в судебном заседании и положенным в основу приговора.

Ссылку в жалобе осужденного на то, что между ДТП и моментом начала производства осмотра и замеров на месте столкновения прошло около 4 часов, нельзя признать убедительной.

Так, из протокола осмотра места происшествия следует, что начат он был в 7-00, окончен в 10-30, во время осмотра на месте ДТП производились замеры (л. д. 4 - 9). Данные, зафиксированные в протоколе осмотра, в том числе и произведенные замеры согласуются с показаниями допрошенных свидетелей, другими письменными материалами дела.

При таких обстоятельствах, оснований сомневаться в достоверности данных, приведенных в указанном протоколе, произведенных замеров, из материалов дела не усматривается.

Довод жалобы осужденного о том, что свидетель М. не мог видеть как его автомобиль "уходил" в кювет, не состоятелен, поскольку показания данного свидетеля о дорожной ситуации, предшествовавшей ДТП, обстоятельствах самого столкновения автомобилей Тойота и ВАЗ и после него, являются изначально категоричными и последовательными в течение предварительного и судебного следствия. Данный свидетель является очевидцем столкновения, то есть дал показания о событии, которое наблюдал непосредственно. Его показания, кроме того, согласуются и с показаниями свидетеля Н., данными, зафиксированными при осмотре места происшествия, другими доказательствами, обоснованно признанными судом достоверными и допустимыми.

При таких данных, то обстоятельство, что свидетель М. схему ДТП впервые увидел в судебном заседании, и на месте ДТП тормозные пути столкнувшихся автомобилей не осматривал, на что указывает адвокат в жалобе, не ставит под сомнение достоверность его показаний и не влияет на правильность выводов суда о виновности осужденного.

Оснований не доверять показаниям свидетеля М. и для оговора Н. им судом не установлено, не находит таковых и судебная коллегия.

Доводы жалоб о том, что "юз" автомобиля Тойота был с центра дороги и возник после столкновения, нельзя признать состоятельными, поскольку данные доводы опровергаются совокупностью указанных выше и в приговоре доказательств.

Что же касается доводов жалобы осужденного о том, что он не совершал столкновения с автомобилем Вольво, то они не влияют на правильность выводов суда о виновности Н., поскольку в данной части судом из обвинения последнему совершение им маневра вправо и столкновение с обгоняемым им грузовым седельным тягачом Вольво с полуприцепом исключено.

Ссылка в жалобе адвоката на противоречия между заключениями автотехнической и химической экспертизами, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку заключение химической экспертизы в основу приговора суда не положено. Оснований сомневаться в достоверности приведенных в приговоре выводов заключения автотехнической экспертизы, о чем указывает в жалобе адвокат, судом не усмотрено. Не усматривает таковых и судебная коллегия.

Каких-либо существенных противоречий в выводах суда, на которые указывает адвокат в жалобе, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности Н., судебная коллегия не усматривает.

Доводы жалобы адвоката о необоснованном отказе суда в удовлетворении ходатайства о допросе эксперта Л., нельзя признать убедительными, поскольку принимая решение по указанному ходатайству, суд исходил из того, что оснований сомневаться в достоверности сведений, зафиксированных на схеме места происшествия (в связи с чем и было заявлено ходатайство), не имелось. Ходатайство рассмотрено судом в установленном законом порядке (л. д. 237 об.). При этом нарушения права на защиту Н. судом не допущено.

Указание в жалобе осужденного о том, что в материалах дела первоначально имелся снимок места столкновения автомобилей, которого впоследствии в деле не оказалось, является не состоятельным.

Так, при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемого Н. и его защитника, замечания об этом, какого-либо ходатайства, связанного с данным снимком либо его отсутствием в деле, не сделано (л. д. 189). Иных данных, свидетельствующих об указанном в жалобе, из материалов дела не усматривается.

Доводы жалобы осужденного о нарушениях норм уголовно-процессуального закона при допросе несовершеннолетнего Н.1. на месте ДТП, являются несостоятельными, поскольку при осмотре места дорожно-транспортного происшествия несовершеннолетний не допрашивался, а был опрошен (л. д. 43), и данное объяснение в основу приговора не положено.

Что же касается протокола допроса несовершеннолетнего Н.1., исследованного в судебном заседании и положенного в основу приговора, то данный протокол оформлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, обоснованно признан судом достоверным и допустимым. Несовершеннолетний был допрошен в присутствии законного представителя и с участием педагога. При этом, самим несовершеннолетним была собственноручно составлена схема ДТП (л. д. 111 - 113)

То обстоятельство, что в крови потерпевшего Д. был обнаружен алкоголь, на что ссылается осужденный в жалобе, не влияет на правильность выводов суда о виновности Н. Так, согласно заключению судмедэксперта, содержание этилового спирта в крови Д. соответствует незначительному влиянию алкоголя у живых лиц (л. д. 88 - 90). Кроме того, в судебном заседании установлено, что столкновение имело место на полосе движения Д., и таким образом на встречной для Н. полосе движения, в результате нарушения последним Правил дорожного движения.

Ссылки в жалобе осужденного на то, что он имеет большой водительский стаж и никогда ранее не привлекался к ответственности за нарушение Правил дорожного движения, не свидетельствуют о его невиновности в совершении данного преступления, с учетом установленных судом фактических действий осужденного и обстоятельств совершения им преступления.

Вопреки доводам жалоб, выводы суда основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, судом учтены все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, судом дана оценка всем исследованным доказательствам и обстоятельствам дела. Судебное следствие проведено полно и объективно, в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, на основе состязательности сторон.

Таким образом, тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины Н. в совершении преступления и правильно осудил его по ч. 3 ст. 264 УК РФ за нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Выводы суда в части квалификации действий осужденного являются мотивированными и обоснованными, и признаются судебной коллегией правильными.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному, в пределах санкции части 3 ст. 264 УК РФ, с учетом данных о личности, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и всех конкретных обстоятельств дела.

Все обстоятельства дела, в том числе и те, о которых указывает осужденный в жалобе, учтены судом при назначении наказания.

Оснований к исключению из приговора указания суда на счет того, что Н. не предпринимались попытки выражения потерпевшей стороне соболезнования и возмещения материального и морального вреда, судебная коллегия не усматривает, поскольку данные обстоятельства учтены судом в совокупности со всеми обстоятельствами по делу.

Отягчающих наказание Н. обстоятельств не установлено.

Назначенное осужденному наказание, вопреки доводам его жалобы, является справедливым, оснований к его смягчению, в том числе путем применения ст. ст. 73, 64 УК РФ, не имеется.

Что же касается ссылок осужденного на обнаружение в крови потерпевшего Д. алкоголя, то, как видно из приговора, данное обстоятельство учитывалось судом при назначении наказании как смягчающее наказание обстоятельство.

Что же касается доводов жалобы осужденного о необоснованном изменении ему после вынесения приговора меры пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на содержание под стражей, и исключении указания об этом в приговоре, то они удовлетворению не подлежат. Указанное не является основанием к отмене либо изменению приговора. Кроме того, срок отбывания наказания осужденному исчислен с момента взятия под стражу, то есть с 11 июля 2011 года.

Иные доводы, изложенные в жалобах, не влияют на законность и обоснованность приговора, поскольку обстоятельства совершения преступления и фактические действия осужденного судом достоверно установлены.

С учетом изложенного, оснований для удовлетворения кассационных жалоб судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Федерального суда общей юрисдикции Коченевского района Новосибирской области от 11 июля 2011 года в отношении Н., оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Н. и адвоката Шлыкова Р.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

АЛЕШИНА Л.И.

 

Судьи областного суда

ФИЛАТОВА А.А.

ВОЛОССКАЯ И.И.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018