| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 октября 2011 г. по делу N 4а-2173/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Фомин Д.А., рассмотрев надзорную жалобу Л. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 353 района Аэропорт г. Москвы от 24 июня 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 353 района Аэропорт г. Москвы от 24 июня 2011 года Л. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

В порядке, предусмотренном ст. 30.1 КоАП РФ, указанное постановление не обжаловалось.

В надзорной жалобе Л. просит об отмене постановления мирового судьи, ссылаясь на то, что лица, указанные в процессуальных документах в качестве понятых, на месте составления этих документов не присутствовали, подписали их позднее; в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение тот факт, что направление ее на медицинское освидетельствование состоялось при отсутствии к тому законных оснований, предусмотренных ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ, и без участия понятых; удовлетворив ее ходатайство о допросе понятых, мировой судья, тем не менее, не обеспечил их явку в судебное заседание, рассмотрел дело в их отсутствие; мировым судьей не дана оценка ее позиции и доводам о нарушении порядка и процедуры направления на медицинское освидетельствование, приведенным в письменных ходатайствах, что повлекло нарушение требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ; мировой судья рассмотрел дело в отсутствие ее защитника, на желание воспользоваться услугами которого она указывала в ходатайстве, направленном посредством телеграммы, не известив его о месте и времени рассмотрения дела.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи законным и обоснованным.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 09 апреля 2011 года в 10 часов 20 минут Л., управляя автомашиной "..." государственный регистрационный знак <... >, следовала в районе дома * по ул. * в г. * с признаком опьянения - запах алкоголя изо рта и не выполнила законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении Л. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование она от его прохождения отказалась.

Факт совершения Л. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ее виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения Л.: "Накануне выпила, поехала на работу"; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, согласно которому Л. отказалась от прохождения такой процедуры; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, из которого следует, что Л. при наличии у нее признака опьянения - запах алкоголя изо рта, а также, отказавшись от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в присутствии двух понятых выразила несогласие выполнить законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования; рапортом сотрудника ГИБДД, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Л. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Довод Л. о том, что лица, указанные в процессуальных документах в качестве понятых, на месте составления этих документов не присутствовали, подписали их позднее, нельзя признать состоятельным. Факт участия понятых при применении к Л. мер обеспечения производства по делу подтверждается содержанием протокола об отстранении от управления транспортным средством, акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протокола о направлении на медицинское освидетельствование, в которых имеются анкетные данные понятых, совершение соответствующих процессуальных действий в присутствии понятых удостоверено их подписями. Не доверять перечисленным доказательствам оснований не имеется, поскольку они находятся в полном соответствии друг с другом, не вступают в противоречие с другими доказательствами. Более того, в этой связи следует принять во внимание, что при подписании всех перечисленных выше протоколов и акта Л. не заявляла о недостоверности приведенных в них записей о понятых, о нарушении процедуры направления на медицинское освидетельствование не заявляла. Также содержание изложенных Л. в протоколе об административном правонарушении объяснений позволяет сделать вывод о том, что она не выражала несогласия относительно обстоятельств вменяемого ей правонарушения.

Довод Л. о том, что в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение тот факт, что направление ее на медицинское освидетельствование состоялось при отсутствии к тому законных оснований, предусмотренных ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ, и без участия понятых, является надуманным. Ставить под сомнение участие понятых при направлении Л. на медицинское освидетельствование поводов нет по приведенным выше причинам. Более того, следует принять во внимание, что в период нахождения дела в производстве мирового судьи Л. не заявляла об отсутствии понятых при направлении ее на медицинское освидетельствование, а ссылалась лишь на то, что они не участвовали при применении других мер обеспечения производства по делу. Что касается утверждения Л. о том, что не имелось законных оснований для применения к ней означенной меры обеспечения производства по делу, то оно не основано на материалах дела, из которых видно, что основанием для направления Л. на медицинское освидетельствование послужил ее отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии выявленного у нее признака опьянения - запах алкоголя из полости рта. Согласно Правилам освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, такое основание являлось достаточным для направления Л. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, что свидетельствует о законности соответствующего требования сотрудника милиции. Позиция Л., которую она высказывала в ходатайствах, заявленных мировому судье, о том, что пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения ей не предлагалось ввиду отсутствия у сотрудника ГИБДД специального технического средства измерения, не согласуется с содержанием соответствующего акта, в котором Л. собственноручно выразила отказ от прохождения названной процедуры, удостоверив это своей подписью. Во всяком случае, следует отметить, что ст. 27.12 КоАП РФ не содержит указания на необходимость проведения обязательного предварительного освидетельствования водителя транспортного средства сотрудником милиции на состояние алкогольного опьянения на месте до направления его на медицинское освидетельствование.

В надзорной жалобе Л. указывает, что, удовлетворив ее ходатайство о допросе понятых, мировой судья, тем не менее, не обеспечил их явку в судебное заседание, рассмотрел дело в их отсутствие. Данный довод не ставит под сомнение законность и обоснованность обжалуемого судебного акта. Из материалов дела следует, что, удовлетворив упомянутое ходатайство, мировой судья неоднократно принимал необходимые и надлежащие меры к вызову понятых в судебное заседание путем направления им повесток по адресам, указанным в материалах дела. Между тем, эти действия мирового судьи положительных результатов не дали, обеспечить явку понятых в судебное заседание не представилось возможным, в связи с чем мировой судья счел необходимым рассмотреть дело в их отсутствие. Данный вывод мирового судьи с учетом совокупности имеющихся по настоящему делу доказательств сомнений не вызывает, то обстоятельство, что понятые не были допрошены в ходе судебного разбирательства, не повлияло на полноту, всесторонность и объективность рассмотрения дела.

С доводом Л. о том, что мировым судьей не дана оценка ее позиции и доводам о нарушении порядка и процедуры направления на медицинское освидетельствование, приведенным в письменных ходатайствах, что повлекло нарушение требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, согласиться нельзя. Мотивы, по которым мировым судьей признаны достоверными собранные по настоящему делу доказательства, приведены в постановлении. Установив фактические обстоятельства правонарушения, описанные в протоколе об административном правонарушении, и виновность Л. в его совершении, мировой судья выяснил все обстоятельства, необходимые для разрешения дела по существу в соответствии со ст. 26.1 КоАП РФ. Это свидетельствует о том, что мировой судья не нашел доводы, на которые Л. ссылалась в ходе производства по делу, убедительными. Принцип полноты, всесторонности и объективности рассмотрения дела, закрепленный в ст. 24.1 КоАП РФ, мировым судьей не нарушен.

В числе изложенного Л. заявляет в надзорной жалобе, что мировой судья рассмотрел дело в отсутствие ее защитника, на желание воспользоваться услугами которого она указывала в ходатайстве, направленном посредством телеграммы, не известив его о месте и времени рассмотрения дела. Данный довод не влечет удовлетворение жалобы. 22 июня 2011 года в адрес судебного участка Л. была направлена телеграмма (л.д. 40), в которой она заявила ходатайство об отложении рассмотрения дела, указав, что ее защитником по настоящему делу будет являться иное лицо, нежели было привлечено ею в качестве такового ранее, и изложила просьбу обеспечить его явку в судебное заседание по адресу, указанному в телеграмме. Разрешив данное ходатайство с соблюдением требований, установленных ст. 24.4 КоАП РФ, мировой судья в его удовлетворении отказал, сославшись на то, что Л. не представлено документов, подтверждающих заключение соответствующего соглашения с этим лицом. С означенным выводом мирового судьи нельзя не согласиться, поскольку в материалах дела отсутствуют сведения о том, что Л. наделила другое лицо полномочиями по осуществлению ее защиты при рассмотрении дела об административном правонарушении, непосредственно в судебном заседании не ходатайствовала о привлечении этого лица к участию в деле в качестве защитника.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену постановления мирового судьи.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновной, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 353 района Аэропорт г. Москвы от 24 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Л. оставить без изменения, надзорную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Д.А.ФОМИН

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018