| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 октября 2011 г. по делу N 4а-2290\11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Ф. на постановление мирового судьи судебного участка N 399 района "Замоскворечье" г. Москвы от 30 марта 2011 года и решение судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы 11 августа 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 399 района Замоскворечье г. Москвы от 30 марта 2011 года Ф. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Решением судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы 11 августа 2011 года данное постановление оставлено без изменения, жалоба Ф. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Ф. выражает несогласие с упомянутыми судебными актами, ссылаясь на то, что не управлял автомобилем в состоянии опьянения; процессуальные документы оформлены с нарушениями; мировой судья нарушил принцип объективности при оценке показаний свидетелей; инспектор ДПС сфальсифицировал запись о согласии пройти медицинское освидетельствование от имени Ф. и его подпись; документы, составленные по факту ДТП, не могут быть приняты в качестве доказательств; мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание свидетелей; показания свидетелей К. и Е. не могут быть приняты во внимание; мировой судья воспрепятствовал реализации права Ф. на защиту, отстранив защитника Ф. от участия в деле; судья районного суда лишь формально допустил к участию в деле защитника Ф.; нарушен срок рассмотрения жалобы на постановление по делу; судья районного суда необоснованно отклонил заявленный ему отвод.

Проверив материалы дела, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные постановления законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что Ф. 05 января 2011 года в 09 часов 50 минут, следуя у д. 12 по Большому О-ому переулку в г. Москве, управлял автомобилем X государственный регистрационный знак X, находясь в нарушение п. 2.7 ПДД РФ в состоянии опьянения. Указанными действиями Ф. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Факт совершения Ф. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных и оцененных судебными инстанциями доказательствами: протоколом об административном правонарушении, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, актом медицинского освидетельствования, результатами теста дыхания, объяснениями понятых от 05 января 2011 года, рапортом инспектора ДПС, справкой о ДТП, схемой ДТП, объяснениями Ф., П., данными ими 05 января 2011 года, показаниями допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей понятого К., врача Б., инспектора ДПС Ж. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Довод надзорной жалобы Ф. о том, что он не управлял автомобилем в состоянии опьянения, при этом мировым судьей не установлено конкретное время управления Ф. автомобилем в состоянии опьянения, направление движения, несостоятелен. Данный довод объективно опровергается результатами анализа совокупности вышеперечисленных доказательств.

Давая объяснения при оформлении ДТП 05 января 2011 года в 10 часов 00 минут, Ф. указал, что он в этот день управлял автомобилем X, двигаясь у д. 12 по Большому О-ому переулку в г. Москве (л.д. 73). Вместе с тем, при допросе в судебном заседании Ф. указывал мировому судье, что он накануне "пил". Инспектор ДПС Ж. в судебном заседании также пояснил, что Ф. в его присутствии управлял автомобилем: во время оформления ДТП Ф., находясь за рулем своего автомобиля некоторое время двигался по О-ому переулку. Вместе с тем, у Ф. имелись явные признаки алкогольного опьянения. Более того, Ф. был обозначен в справке о ДТП именно как водитель вышеупомянутого автомобиля, с чем был согласен, подписав справку (л.д. 71 об). Ф. был согласен пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения именно как водитель, о чем свидетельствует запись "согласен" и подпись Ф. в соответствующих графах протокола о направлении водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 13).

При таких обстоятельствах мировым судьей сделан обоснованный вывод о виновности Ф. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

При этом мировым судьей установлено, что административное правонарушение имело место в 09 часов 50 минут, что согласуется со временем, указанным в соответствующих процессуальных документах. Вместе с тем, направление движения Ф. не влияет на квалификацию его действий, невыяснение данного обстоятельства не ставит под сомнение доказанность вины водителя.

Вместе с тем, ссылка Ф. на объяснения свидетеля Т., который, по его мнению, управлял автомобилем Ф. в момент ДТП, не может быть принята во внимание, поскольку Ф. при даче объяснений при оформлении ДТП, а также при составлении протокола об административным правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и иных процессуальных документов не указывал на иного водителя автомобиля X.

Довод жалобы о том, что мировой судья нарушил принцип объективности при оценке показаний свидетелей, неоснователен. Мировым судьей были оценены все доказательства в совокупности, в том числе, как представленные Ф., так и доказательства, представленные должностным лицом. При этом все доказательства были оценены всесторонне, полно и объективно, оснований сомневаться в оценке доказательств, данной мировым судьей, нет.

Довод жалобы о том, что процессуальные документы оформлены с нарушениями, а именно: понятые при составлении протоколов отсутствовали, подписали документы, находясь по иному адресу, в протоколе об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование приведены ложные сведения, понятым не были разъяснены их права и обязанности, не обоснован. Из материалов дела следует, что в день описываемых событий 05 января 2011 года понятые Е., К. дали письменные объяснения о том, что в их присутствии водитель Ф. отказался пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, был согласен пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Понятым были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ а также ст. 17.9 КоАП РФ. При этом понятые подписали протокол об отстранении от управления транспортным средством, протокол о направлении на медицинское освидетельствование, что указывает на осуществление в их присутствии соответствующих процессуальных действий. Вместе с тем, указание в протоколе об отстранении от управления транспортным средством адреса, не соответствующего адресу направления на медицинское освидетельствование, не является нарушением, поскольку обстоятельства отстранения от управления транспортным средством не влияют на доказанность вины Ф. В ходе оценки протокола о направлении на медицинское освидетельствование, протокола об отстранении от управления транспортным средством судебными инстанциями не было выявлено каких-либо обстоятельств, порочащих эти документы и свидетельствующих о том, что в них содержится ложная, как указывает заявитель, информация.

Вместе с тем, письменные объяснения Е. от 05 марта 2011 года, К. от 09 марта 2011 года, представленные стороной защиты, не могут быть приняты во внимание, поскольку даны спустя значительное время, из этих объяснений не следует, кем они были предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, что в совокупности вызывает сомнения в объективности и достоверности этих повторных объяснений.

Довод жалобы о том, что судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание свидетелей, голословен. Из постановления мирового судьи следует, что в судебном заседании были допрошены понятой К., свидетель П., инспектор ДПС Ж., Т., о допросе которых ходатайствовал Ф.

Довод жалобы о том, что инспектор ДПС сфальсифицировал подпись и запись о согласии пройти медицинское освидетельствование от имени Ф., основан на домыслах заявителя. Из первоначальных объяснений понятых Е., К. следует, что в их присутствии водитель Ф. согласился пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 5, 6). При этом Ф. медицинское освидетельствование прошел, о чем свидетельствует акт медицинского освидетельствования (л.д. 11 - 12), прохождение Ф. этой процедуры свидетельствует о согласии Ф. с направлением на таковую. Более того, в судебном заседании был допрошен врач, проводивший медицинское освидетельствование, Б., который пояснил, что он освидетельствовал Ф., по результатам освидетельствования у Ф. выявлено состояние алкогольного опьянения, при этом Ф. повторял "не губите, давайте договоримся".

Довод жалобы о том, что мировой судья воспрепятствовал реализации права Ф. на защиту, отстранив защитника Ф. от участия в деле, не соответствует действительности. В материалах дела содержится "Расшифровка аудиозаписи" (л.д. 130 - 144), подготовленная стороной защиты, в которой отражено судебное заседание, проведенное мировым судьей, рассмотревшим настоящее дело, из расшифровки следует, что в судебном заседании принимали участие инспектор ДПС, Ф., а также его защитник Богулев А.В., о привлечении которого заявлял Ф. (л.д. 26).

Довод жалобы о том, что судья районного суда лишь формально допустил к участию в деле защитника Ф., также несостоятелен. Из материалов дела следует, что при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи принимали участие как сам Ф., так и его защитник. При этом защитник Ф. реализовал свои права, предусмотренные ст. 25.5 КоАП РФ, в частности Богулев А.В. в защиту Ф. заявлял ходатайства, отводы судье районного суда, которые были рассмотрены. Вместе с тем, в решении судьи районного суда отражены позиция защитника Ф. и оценка его доводов. Таким образом, оснований полагать, что право Ф. на защиту было нарушено, не имеется.

Довод жалобы о том, что нарушен срок рассмотрения жалобы на постановление по делу, не влечет удовлетворения надзорной жалобы. Срок рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренный ст. 30.5 КоАП РФ, не является пресекательным, из материалов дела следует, что его нарушение было вызвано объективными причинами, между тем, превышение упомянутого КоАП РФ срока не повлекло за собой нарушение прав Ф., предусмотренных КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что судья районного суда необоснованно отклонил отвод, основан на неправильном толковании положений ст. 29.2 КоАП РФ. Судья, в производстве которого находилось дело об административном правонарушении, не мог рассматривать это дело в случае, если он являлся родственником лица, в отношении которого ведется производство по делу, физического или юридического лица, защитника, представителя; лично, прямо или косвенно заинтересован в разрешении дела. Однако при рассмотрении заявления об отводе судьей районного суда, которому он был заявлен, ни одного из этих оснований не установлено, таким образом, основания для удовлетворения заявлении об отводе отсутствовали.

Довод жалобы о том, что документы, составленные по факту ДТП, не могут быть приняты в качестве доказательств, не основателен. В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ в качестве доказательства по делу могут быть приняты любые фактические данные, на основании которых судья, в производстве которого находится дело, устанавливает наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Каких-либо оснований для признания справки о ДТП, равно как объяснений Ф., П. неотносимыми или недопустимыми, нет.

При рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении судьей районного суда всем доводам жалобы была дана надлежащая оценка, дело проверено в полном объеме.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных постановлений.

Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. При назначении административного наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности, а также характер совершенного административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 399 района "Замоскворечье" г. Москвы от 30 марта 2011 года и решение судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы 11 августа 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Ф. оставить без изменения, надзорную жалобу Ф. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

ДМИТРИЕВ А.Н.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018