| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 октября 2011 г. по делу N 4а-2326/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Б. на постановление мирового судьи судебного участка N 116 района Метрогородок г. Москвы от 08 июня 2011 года и решение судьи Преображенского районного суда г. Москвы от 28 июня 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 116 района Метрогородок г. Москвы от 08 июня 2011 года Б. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Преображенского районного суда г. Москвы от 28 июня 2011 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Б. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Б. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что транспортным средством он не управлял; все процессуальные действия совершены в отсутствие понятых, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проведено без их участия, из их объяснений следует, что они присутствовали только в тот момент, когда ему было предложено пройти это освидетельствование; в протоколе об административном правонарушении понятые не указанны в качестве свидетелей; имеющийся в материалах дела бумажный носитель с результатами теста дыхания не подписан им и понятыми, документы в подтверждение законности использования технического средства измерения ему не предъявлялись; с учетом данных, указанных в протоколе об административном правонарушении, невозможно конкретизировать место совершения правонарушения; при наличии в материалах дела ряда недостатков судебные инстанции "со стопроцентным доверием" отнеслись к документам, составленным сотрудником ГИБДД, его (Б.) объяснениям дали критическую оценку, возникшие по делу сомнения истолковали против него.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 27 мая 2011 года в 18 часов 50 минут Б., следуя в г. * по ул. * от ул. * в направлении ул. * напротив дома *, в нарушение п. 2.7 ПДД РФ управлял автомашиной "..." государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения Б. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с результатами теста дыхания на бумажном носителе, из которых следует, что у Б. установлено состояние алкогольного опьянения, и он с данным результатом выразил согласие; письменными объяснениями понятых и очевидца произошедших событий С., полученными с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ; рапортом сотрудника ГИБДД В. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Б. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным.

Довод Б. о том, что транспортным средством он не управлял, является необоснованным. Обстоятельства правонарушения установлены судебными инстанциями на основании вышеприведенных доказательств, которые исследованы при рассмотрении дела и жалобы, они оценены по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. В частности, факт управления Б. транспортным средством подтверждается письменными объяснениями очевидца произошедшего С., рапортом сотрудника ГИБДД В. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства. Из этих доказательств следует, что автомашина "..." под управлением Б., двигаясь по ул. *, внезапно остановилась примерно за 10-20 м до пересечения улиц, где находились сотрудники ГИБДД, а затем Б. отказал в предъявлении документов подошедшему к нему сотруднику ГИБДД И. и, закрыв машину, попытался скрыться через бульварную полосу, но был остановлен. Не доверять указанным доказательствам оснований не имеется, поскольку они последовательны, непротиворечивы, согласуются друг с другом и объективно подтверждаются другими доказательствами. Более того, следует принять во внимание, что, несмотря на указание Б. в протоколе об административном правонарушении, что автомашиной он не управлял, тем не менее, все меры обеспечения производства по делу (отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения) были применены к Б. именно как к водителю транспортного средства. При этом каких-либо замечаний или возражений относительно данного обстоятельства он не высказал и в соответствующих процессуальных документах не сделал, прошел соответствующие процедуры как лицо, управляющее транспортным средством. Таким образом, вывод судебных инстанций о том, что факт управления Б. транспортным средством установлен и доказан, является правильным и основан на исследованных в ходе рассмотрения дела доказательствах.

По утверждению Б., все процессуальные действия совершены в отсутствие понятых, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проведено без их участия, из их объяснений следует, что они присутствовали только в тот момент, когда ему было предложено пройти это освидетельствование, несостоятелен. Из материалов дела видно, что освидетельствование Б. на состояние алкогольного опьянения, а также отстранение его от управления транспортным средством осуществлялись с соблюдением требований, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ, при наличии достаточных оснований полагать, что он находится в состоянии опьянения и в присутствии двух понятых, о чем свидетельствуют их анкетные данные и подписи в соответствующих процессуальных документах. Ставить под сомнение применение названных мер обеспечения производства по делу в присутствии понятых оснований не имеется, тем более, что при подписании соответствующих протокола и акта Б. каких-либо замечаний относительно недостоверности записей о понятых не сделал, при рассмотрении дела мировым судьей их участие подтвердил.

Довод Б. о том, что в протоколе об административном правонарушении понятые не указаны в качестве свидетелей, не может повлечь признание данного документа недопустимым доказательством по делу, потому как положения ст. 28.2 КоАП РФ не предусматривают обязательное указание в названном протоколе данных о свидетелях. Необходимые сведения о понятых содержатся в процессуальных документах, составленных по факту применения к Б. мер обеспечения производства по делу.

Довод Б. о том, что имеющийся в материалах дела бумажный носитель с результатами теста дыхания не подписан им и понятыми, не ставит под сомнение установленное у Б. состояние опьянения. Все сведения, отраженные на бумажном носителе, соответствуют тем, что приведены в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, который подписан не только понятыми, но и Б. без каких-либо замечаний.

Довод Б. о том, что документы в подтверждение законности использования технического средства измерения ему не предъявлялись, не влечет удовлетворение жалобы. Освидетельствование Б. проведено с применением надлежащего технического средства измерения Алкотектор PRO-100 combi, сведения о его проверке отражены в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, при подписании которого Б. не заявлял о нарушении процедуры освидетельствования, с его результатами выразил согласие. Факт выдачи свидетельства о проверке является не только подтверждением технических характеристик соответствующего прибора, но и пригодности его к использованию.

В числе изложенного Б. заявляет в надзорной жалобе, что в протоколе об административном правонарушении указано, что правонарушение совершено им в районе дома * по ул. * в г. *, тогда как дома с таким номером по этой улице нет, а потому с учетом данных, указанных в упомянутом протоколе, невозможно конкретизировать место совершения правонарушения. Этот довод не свидетельствует о неверном установлении судебными инстанциями обстоятельств правонарушения. Как в протоколе об административном правонарушении, так и в судебных актах, указано, что Б. следовал в г. * по ул. * от ул. * в направлении ул. *. Подобное описание места совершения правонарушения уже является достаточным для установления события правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, потому как позволяет однозначно установить участок дороги, по которому Б. осуществлял движение, управляя транспортным средством в состоянии опьянения.

По мнению Б., при наличии в материалах дела ряда недостатков судебные инстанции "со стопроцентным доверием" отнеслись к документам, составленным сотрудником ГИБДД, его (Б.) объяснениям дали критическую оценку, возникшие по делу сомнения истолковали против него. С данным доводом согласиться нельзя, поскольку в материалах дела нет сведений, которые бы позволяли говорить о том, что составленным сотрудником ГИБДД документам судебными инстанциями придана заранее установленная сила. Они не использовались судебными инстанциями в качестве бесспорных доказательств виновности Б. в совершении инкриминируемого ему деяния, а рассматривались в совокупности с другими доказательствами и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Оценка названным документам дана судебными инстанциями по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. Позиция Б. судебными инстанциями была проверена, но не нашла своего подтверждения, а потому получила критическую оценку. Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 116 района Метрогородок г. Москвы от 08 июня 2011 года и решение судьи Преображенского районного суда г. Москвы от 28 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Б. оставить без изменения, надзорную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018