| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 марта 1999 года

 

(извлечение)

 

По постановлению начальника ГАИ УВД г. Комсомольска-на-Амуре от 22 августа 1995 г. А. подвергнут штрафу в размере 50 тыс. рублей за нарушение Правил дорожного движения, выразившееся в несоблюдении дистанции и скорости движения по отношению к впереди идущему автомобилю "Тойота-Креста", управляемому Б., во время следования 11 августа 1995 г. по улице города, что повлекло столкновение с названным автомобилем и причинение ущерба.

А. обратился в суд с жалобой на действия начальника ГАИ УВД г. Комсомольска-на-Амуре. По его мнению, автоавария произошла по вине Б., так как, перестраиваясь в другой ряд и меняя полосу движения, она не подала сигнал световым указателем поворота, а затем резко затормозила, создав помеху для движения его автомобиля.

Центральный районный суд г. Комсомольска-на-Амуре в удовлетворении жалобы отказал.

Президиум Хабаровского краевого суда оставил без удовлетворения протест прокурора края.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с невыполнением судом, по его мнению, норм процессуального права, повлекшем вынесение незаконного решения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 23 марта 1999 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 238 ГПК РСФСР и ст. 272 КоАП РФ при рассмотрении жалобы на действия административного органа суд обязан проверить правильность его действий и установить, соблюден ли установленный порядок привлечения лица, к которому предъявлено требование, к ответственности, совершил ли оштрафованный нарушение и виновен ли он в этом.

Данные требования закона суд не учел.

Отказывая А. в удовлетворении жалобы, суд признал установленной его виновность в дорожно - транспортном происшествии в связи с неправильным выбором дистанции и скорости движения, что не позволило ему контролировать ситуацию на проезжей части и тем более применить экстренное торможение, чтобы избежать наезда на впереди движущийся автомобиль, управляемый Б.

В подтверждение своих выводов суд сослался на схему дорожно - транспортного происшествия и характер повреждений на обоих автомобилях.

Между тем, как видно из гражданского дела и приобщенных к нему материалов уголовного дела, возбужденного в отношении работников ГАИ УВД г. Комсомольска-на-Амуре по факту служебного подлога, схема дорожно - транспортного происшествия не содержит сведений о скорости движения автомобилей и тормозном пути и постановлением от 16 октября 1998 г. о прекращении уголовного дела признана сфальсифицированной.

Для определения скорости движения и установления нарушения водителем Правил дорожного движения в зависимости от характера повреждений автотранспортных средств требуются специальные познания в этой области, по вопросам которой могут дать разъяснения эксперты в соответствии со ст. ст. 74 - 78 ГПК РСФСР. Однако суд вопреки требованиям процессуального законодательства соответствующую экспертизу не назначил и обсудил вопросы, требующие заключения специалистов.

Как видно из материалов дела, а также объяснений А. и Б., аварийная ситуация на дороге возникла после предпринятого Б. маневра "перестроения в другой ряд".

На основании пп. 8.1, 8.5 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. (с изменениями и дополнениями), перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подать сигналы световыми указателями поворота перед поворотом направо, налево или разворотом и заблаговременно занять соответствующее крайнее положение на проезжей части, предназначенной для движения в данном направлении, при этом маневр должен быть безопасен и не создавать помех другим участникам движения.

Выполнены ли эти положения Правил дорожного движения Б. при перестроении в другой - левый - ряд, по которому двигался в прямом направлении А., и почему ему потребовалось применить, как указал суд, меры экстренного торможения, суд не выяснил и, следовательно, доводы заявителя о совершении дорожно - транспортного происшествия по вине Б. в нарушение ст. ст. 194, 197 ГПК РСФСР остались непроверенными.

Более того, согласно имеющемуся в материалах дела постановлению начальника ГАИ УВД г. Комсомольска-на-Амуре от 22 августа 1995 г. Б. признана виновной в создании помех для автотранспорта, управляемого А., при перестроении на другую полосу движения и подвергнута штрафу.

Между тем суд и это обстоятельство, имеющее значение для правильного рассмотрения дела, оставил без внимания и какой-либо проверки.

Таким образом, при разбирательстве дела законность и обоснованность обжалуемого А. постановления начальника ГАИ УВД г. Комсомольска-на-Амуре от 11 августа 1995 г., как это требуется в соответствии со ст. 272 КоАП РФ и ч. 2 ст. 238 ГПК РСФСР, суд не проверил и этими законодательными нормами не руководствовался, т.е. допустил существенное нарушение норм процессуального права. Согласно же ст. 330 ГПК РСФСР это является основанием к отмене судебных постановлений.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018